15:30, 21 Ноябрь 2014 г.296

Волонтер приюта первоуральского ОЗЖ должен быть мастером на все руки

Волонтер приюта Олеся Булатова Фото Анны Неволиной

Олеся Булатова уже больше года является добровольным помощником приюта. Ее день начинается около семи утра. Поездка на автобусе или пешая прогулка в хорошую погоду. На месте — в начале девятого.

Всем здравствуйте!
Зайдя в калитку, Олеся здоровается с живностью из ближайшего вольера. Хвостатые мохнатые барбосы­-подростки радостно приветствуют девушку: встают лапами на сетку, просовывают сквозь нее головы, требуя своей доли внимания и ласки. Еще одно обязательное утреннее «здравствуй» — главной охраннице приюта — черно­-белой дворняге Мирте. На посторонних Мирта смотрит недоверчиво, своих хвостатых соплеменников тоже не жалует, зато со «своими» людьми вполне доброжелательна.

Юлия Воронина Фото Анны Неволиной

Юлия Воронина Фото Анны Неволиной

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

В бытовке из рифленого железа Олеся переодевается. На крючках висят куртки, на полу­ — множество пар обуви.

— Одежда пачкается час­то, а сапоги промокают. Поэтому надо, чтобы всегда была запасная одежда и обувь, — поясняет Олеся.

— Условия у нас, конечно, полевые, экстремальные, — добавляет Юлия Воронина, руководитель первоуральского городского общества защиты животных (ПГОЗЖ), — но постепенно обживаемся. Не сравнить, как было, и как стало.

Идем в медицинский (так называют бытовку, где хранятся рассортированные по стеллажам лекарства, бинты, шприцы, смотреть, какие на сегодня есть назначения. Все предписания ветеринара занесены в специальный журнал. Согласно им делаются уколы, проводятся обработки ран. Тогда же лекарства и витамины набираются в шприцы.

Фото Анны Неволиной

Фото Анны Неволиной

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

— Поначалу страшно было уколы ставить, — признается Олеся Булатова, — а потом привыкла. Поняла, что это необходимо для животных.

Накормить 80 ртов, выгулять 320 лап

Одновременно с уколами надо выпустить на прогулку собак и, по словам Юлии Ворониной, смотреть в десять глаз, чтобы они вели себя мирно. Гуляют группами по 14-­17 животных. На сегодняшний момент в приюте пять таких прогулочных групп, потому что на попечении ПГОЗЖ около 80 собак всех мастей, размеров и возрастов. В одной из групп гуляют ослабленные животные, перенесшие болезнь, с травмами. Еще есть барбосы, которые категорически не желают делить прогулочную площадку со своими сородичами. Таких возмутителей спокойствия выгуливают отдельно, на поводках.

Пес Бумер Гуляет отдельно от остальных собак Фото Анны Неволиной

Пес Бумер Гуляет отдельно от остальных собак Фото Анны Неволиной

Пока одна группа сменяет другую, подходит время завтрака. Его добровольные помощники готовят сами.

— Овсянка, геркулес, смешанные с ячкой печень, головы, — перечисляет Олеся, — хлеб по возможности добавляем.
Для щенков здесь стараются варить рис и гречу — они полезнее для пищеварения и питательнее.

Чтобы накормить хвостатую-­мохнатую ораву, надо разложить деликатес из четырех бачков, которые здесь поднимают только вдвоем (боятся сорвать спины) по сорока мискам.

Одна посудина служит двум собаками по очереди: сначала ест одна, миску уносят, накладывают новую порцию и ставят уже другому животному. Некоторых барбосов на время кормежки приходится рассаживать: ну, не могут они находиться рядом, когда едят.

На то, чтобы накормить 80 голодных ртов (не совсем, конечно, ртов) уходит около 40 минут. Большая часть времени проходит в дороге от кухни до будок и вольеров. Идти с двумя подносами, на каждом из которых стоит по 4­5 тарелок — особое искусство.

— Я, например, с подносом ходить не могу, — сокрушается Юлия Воронина, — максимум две тарелки унести могу за раз. А девочки научились.

Затем — снова прогулка по группам. В это же время — уборка вольеров.

Фото Анны Неволиной

Фото Анны Неволиной

— Зимой это самая тяжелая работа. Отдалбливать примерзшие к полу кучи нелегко, — поясняет Юлия Воронина.

И уколы ставим

Справиться со всеми заботами в одиночку невозможно. Поэтому помощники приходят в приют по двое, а зимой — по трое. Пока одни организуют выгул и прибирают в вольерах, Марина Рыжкова идет осматривать собачек-­девочек, сидящих в теплом вольере. Их накануне стерилизовали.

 Фото Анны Неволиной

Марина Рожкова осматривает собак, которых недавно стерилизовали Фото Анны Неволиной

— Проверяю шовчик, смотрю, не снялась ли повязка. Если снялась — делю новую из чистой простынки, — рассказывает Марина.

Операция малотравматичная, поэтому перевязывать собак надо всего два ­ три дня.

В декабре будет год, как Марина помогает в приюте. Научилась различать собак «в лицо», некоторых — по голосу. А вот любимчиков не завела.

— Они все у меня любимые, — говорит женщина, — когда кто­-то из них находит дом, смешанные чувства испытываю: и радостно, что хозяин будет у них, и расстраиваюсь, потому что привыкаю к ним.

— Мы стараемся не заводить любимчиков. Даже если в душе есть симпатии, их не показываем, — вклинивается в разговор Юлия Воронина, — потому что, как в детском доме, все должны одинаково чувствовать заботу и внимание.

В тот день, когда мы пришли в приют, работы у волонтеров было чуть меньше — убирать в клетках у кошек пришли Людмила Базанова со своей приятельницей.

— Они приходят каждую неделю и наводят у наших кошек просто идеальный порядок, — говорят в приюте.

Людмила Ивановна поддерживает ПГОЗЖ уже около десяти лет.

— А приходить сюда решилась совсем недавно. Думала, что у меня не хватит душевных сил, буду плакать, глядя на них на всех, — признается она, — я действительно ко всем привыкаю, но не плачу.

Фото Анны Неволиной

Людмила Ивановна поддерживает ПГОЗЖ уже около десяти лет. Фото Анны Неволиной

Пожилые дамы проводят с кошками целый день. Не только наводят чистоту, но и играют с ними, берут на руки, гладят.
— Я в следующей жизни точно буду кошкой, — уверенно заявляет Людмила Базанова.

На попечении Общества 93 кошки. Двадцать из них обретаются в приюте, остальные — на передержках.

На попечении Общества 93 кошки. Фото Анны Неволиной

На попечении Общества 93 кошки. Фото Анны Неволиной

Встречайте гостей

Кроме всего прочего, в обязанности добровольцев входит встреча гостей приюта: принять помощь, по возможности сразу ее рассортировать (что — в медицинское, что — на кормосклад, и, естественно, поблагодарить человека. А также показать животных, если он планирует стать кому-­то из них хозяином.

Один из таких посетителей — Александр Мусихин. Он в приюте не впервые. Саша и его семья уже брали отсюда собаку и кошку. Сейчас планируют взять еще одного кота. Юлия Воронина сама рассказывает о питомцах приюта и об их судьбах, обращая внимание на самые лучшие стороны сидящих в клетках кошек котов.

Фото Анны Неволиной

Фото Анны Неволиной

— Дома посоветуемся и возьмем. Зачем покупать животных, если они есть тут? — задается вопросом Александр.
Официальный приемный день у приюта — суббота. Именно тогда здесь нацелены на встречу гостей, проведение экскурсий. В остальное время вклинить в плотный распорядок дня эти мероприятия чрезвычайно сложно.

А еще волонтеры приюта ищут по бытовке сбежавших из клеток кошек (некоторые мастерицы умудряются открывать задвижки), проверяют обогреватели (чтобы было не жарко и не холодно), ведут дневник приюта, описывая все большие и малые происшествия (кто с кем подрался, кому надо сделать выговор за ненадлежащее поведение, кто заболел, кто как поел), наполняют три пятидесятилитровые канистры водой (к слову, от скважины до кухни — 10­-12 метров), моют посуду, предварительно погрев на плите воду и прочее, и прочее.

Фото Анны Неволиной

Фото Анны Неволиной

День в приюте общества защиты животных — это круговерть лая, кастрюль, блеска собачьих глаз, поводков, доверчивого мурлыканья, ледяной воды, машущих хвостов, уколов, уборок и многого другого.

Комментарии 0

Внимание! Комментарии на сайте не премодерируются. Правила
Комментируя, вы даете согласие на обработку персональных данных.