1 950

Алена, проснись!

Длинные густые волосы Алены сменились очень короткой стрижкой, из носа торчат провода, а прежняя жизнерадостность испарилась — девочка только лежит Фото Анны Неволиной

Родные Алены Дубровиной верят, что их дочку можно поставить на ноги

Еще два года назад Дубровины и представить не могли, что их семейное счастье мимолетно. По квартире друг за другом бегают две сестры Лиза и Алена, разница между которыми два года, за ними поспевает только что научившийся ходить мальчик Саша. Родители детворы Ирина и Владимир не нарадуются — они всегда мечтали о большой семье. Дубровины и не подозревали, что все изменит одна ночь.

 Сердце остановилось

Средняя дочь Алена в ту пору болела — температура, кашель — вроде ничего особенного, а ночью резко начала плакать.

— Я не знаю, из-­за чего она плакала, но мне показалось это ненормальным, поэтому на следующий день мы обратились к врачу, — вспоминает Ирина Дубровина. — Нам выписали успокоительный препарат «Финлепсин». Как потом оказалось, на препарат появилась аллергия Стивенса–Джонсона — это тяжелая аллергическая реакция, при которой наряду с поражением кожи отмечается поражение слизистой оболочки. Алена вся покрылась корочкой и не могла дышать.

Аленка Дубровнина — фотография двухлетней давности Фото предоставлено семьей Дубровиных

Аленка Дубровнина — такой девочка была в 2007 году. Сейчас от неравнодушия первоуральцев зависит, сможет ли Алена быть таким же ребенком, как и прежде
Фото предоставлено семьей Дубровиных

Алене было тогда четыре года, она, как и все дети, ходила в садик, а вечерами играла со своей старшей сестрой Лизой. Абсолютно ничего не предвещало беды, ведь никаких заболеваний у девочки не было.

— Нас тогда сразу забрали в реанимацию детской областной больницы, там вроде начали потихоньку восстанавливаться. Уже ходили с ней за ручку в палате. Ей ввели гормональное, чтобы очистить организм, а у нее поднялся сахар. Стало не хватать кислорода и ее вновь забрали в реанимацию, — продолжает Ирина. — Тогда произошла первая остановка сердца — пять минут.

Те пять минут Ирина не помнит, говорит, что в то время будто отключило и ее. А потом она вернулась в сознание уже вместе с дочкой.

— Десять дней за нее дышал аппарат, потом ее отключили. А потом…потом произошла вторая остановка сердца. Аленушка пролежала в коме две недели.

Ирине Дубровиной тяжело вспоминать события двухлетней давности. Враз семейная идиллия рухнула, и вся жизнь сосредоточилась на средней дочке.

— Почему это случилось, непонятно. Нас потом выписали, направили в Первоуральск. Мы лежали в больнице три месяца, состояние не менялось, и нас выписали домой, — говорит мама Алены.

 Хватит спать, проснись

Лиза и Саша свою сестру не узнали, домой она вернулась совсем другой. Длинные густые волосы сменились очень короткой стрижкой, из носа по шее торчат провода, а прежняя жизнерадостность испарилась — девочка только лежала, большинство времени — с закрытыми глазами.

Фото Анны Неволиной

Пока мы разговариваем с Ириной, по очереди к Алене подходят дети. Младший Саша просто гладит сестру по руке, старшая Лиза пытается разговаривать. Фото Анны Неволиной

— У Алены развился бульбарный синдром — общий паралич мышц глотки, языка, надгортанника, который происходит в результате нарушения мозговой деятельности, — говорит Ирина Васильевна. — Поэтому дочка ни говорить сейчас не может, ни кушать, ни глотать и дышит тяжело.

Алену кормит мама через зонд едой, протертой до состояния пюре. Сейчас девочка может только лежать и иногда сидеть. Она практически всегда спит и не разговаривает. Ирина Васильевна периодически с помощью специального аппарата откачивают слизь, которая задерживается у Алены в легких, сама она откашливаться не может.

Пока мы разговариваем с Ириной, по очереди к Алене подходят дети. Младший Саша просто гладит сестру по руке, старшая Лиза пытается разговаривать.

Лиза Дубровина: "Алена, просыпайся!" Фото Анны Неволиной

Лиза Дубровина: «Алена, просыпайся!»
Фото Анны Неволиной

— Алена, просыпайся, — приговаривает Лиза. — Хватит спать, проснись.

— Лиза очень переживала, когда нас забрали в больницу. Плакала, спрашивала, когда Алена сможет поиграть с ней, — говорит Ирина Васильевна. — Сейчас книжки ей читает, в школе выучит какую­нибудь песню, приходит домой и поет ей. Я сама не знаю, как бы все это перенесла, если бы детей не было, они меня тогда сильно поддержали.

 Будет все, как раньше

Ирина работает в ночные смены товароведом-­приемщиком, а днем сидит с детьми. Муж работает сантехником. Родители девочки делают все возможное, чтобы поставить ребенка на ноги.

— Наши диагнозы расписаны на пол-­листа, я их все и не запомню: неполное нарушение функций рук, туловища, ног, тазовых функций, эпилепсия, ДЦП, — говорит мама Алены. — Ездим в научно­-практический центр «Бонум» на токотерапию мозга, ходим на массаж и делаем гимнастику. За два года небольшие изменения уже есть: избавились от судорог, расслабились ручки. Она хоть и не разговаривает, но, мне кажется, все понимает. Когда приходит врач, она немного нервничает, я ей объясню, что надо потерпеть, и она успокаивается.

Дубровиным помогают все родные и знакомые. По субботам инструктор по йоге Алена Ларионова проводит занятия в Ледовом дворце, все заработанные в этот день деньги передает на лечение своей тезке. Каждый месяц родителям нужно покупать лекарства, а еще пеленки, катетеры, провода и пластиковые «носики».

Реквизиты:

Карта «Сбербанк­России»
4276 8800 3391 3702
Дубровина Ирина Васильевна

№ лицевого счета 42307.810.2.1642.1788153

— Я очень хочу, чтобы моя девочка вновь начала разговаривать, ходить, — продолжает Ирина. — Верю, что когда­-нибудь с нас снимут этот аппарат и будет все, как раньше. Случаи такие были, да и врачи говорят, что шанс полностью восстановиться у нас есть.

Пока врачи не советуют родителям вести малышку куда-­то на лечение — неизвестно, как она перенесет дорогу. На данный момент Дубровины хотят приобрести для Алены инвалидную коляску, такую, чтобы ей можно было пользоваться дома, гулять в ней на улице и транспортировать в машину. Коляска — это самый минимум, который может сделать девочку немного счастливее. Для скорейшего выздоровления Алена должна больше времени проводить на свежем воздухе. Но во взрослой инвалидной коляске ей некомфортно, и от прогулок она испытывает только лишь дискомфорт. Родители просят первоуральцев откликнуться и помочь им купить специальное прогулочное инвалидное кресло для Алены.

— Это хоть как­-то разнообразит ей жизнь. Надеюсь, она пойдет на поправку после прогулок, — говорит Ирина Дубровина.

Сейчас Дубровины нуждаются в помощи первоуральцев. Каждый месяц они тратят баснословные суммы денег на лечение малышки. А в настоящее время родители Алены готовятся к покупке инвалидной коляски. Стоит она 350 тысяч рублей. Родители такую покупку позволить себе не могут, поэтому обращаются за помощью к первоуральцам. Мы все вместе можем помочь девочке, если перечислим пусть даже небольшую сумму денег по указанным реквизитам.

 

Комментарии 18

Внимание! Комментарии на сайте не премодерируются. Правила
Комментируя, вы даете согласие на обработку персональных данных.