174

Летопись «Бессмертного полка»: война и мир колхоза «Красная заря»

Арсений Арбузов Фото из семейного архива Анжелики Арбузовой

Жительница Первоуральска Анжелика Арбузова о своем отце и жизни семьи в годы Великой Отечественной войны 

Подвернула ногу

— На второй день войны мы все проснулись от рева, — вспоминает 85-летняя Анжелика Арсеньевна. — Женщины рыдали, потому что на фронт враз забирали практически всех мужчин из колхоза. Их собрали на пункте у сельсовета, а жены и матери выли на всю деревню. До этого в воздухе словно витал запах войны, к нам приезжали гости и все говорили о надвигающемся вооруженном конфликте, было предчувствие войны, пахло войной, прямо как сейчас.

Если вы хотите рассказать нам историю своего героя, звоните в редакцию 6-39-39-0.

Первый день войны — воскресенье 22 июня 1941 года — запомнился 11-летней Анжелике по двум причинам: она была самой старшей из четверых детей по нынешним меркам большой семьи Арбузовых и лучше своих сестер понимала происходящее, а еще накануне нападения на СССР гитлеровской Германии шестиклассница подвернула ногу.

— Что война началась, мне сказал отец, — рассказывает пенсионерка. — Родители сразу как-то сникли. А тут еще я с ногой… Председатель отправился в районный центр в пяти километрах от нас и меня захватил в больницу. Было жарко, солнечно.

Арбузовы жили тогда в деревне в Кировской области, отец Арсений работал агрономом в колхозе «Красная заря»», мама Валентина Александровна — учителем. В один день все изменилось. Объявили общую мобилизацию, но глава семьи под ружье встал только в декабре 1941 года.  Три месяца подготовки и бывшего агронома, в марте 1942 года повезли на фронт.

— Поезд проезжал через нашу станцию, — вспоминает Анжелика Арбузова. — Помню: вокзал битком — жены, матери — все пришли провожать. Но состав остановился всего лишь на пятнадцать минут.

 Агроном-артиллерист

К концу июня 1941 года деревню начали наводнять беженцы. Дом, где жила Анжелика с семьей, был большой, там и разместили переселенцев.

— Беженцы были из приграничных областей, были из Ленинграда, к нам в деревню их эвакуировали целую школу, — говорит Анжелика Арсеньевна. — Они очень переживали за тех, кто остался в блокаде, ждали писем.

Каждый день жители деревни собирались перед зданием сельсовета и слушали радио, где объявляли в сводках пока только об отступлении Красной армии — оставленных городах и селах.

Вся актуальная информация Бессмертного полка размещается  так же в группах «Бессмертный полк. Первоуральск» в социальных сетях Одноклассники, ВКонтакте,  Facebook.

— Папа писал нам письма, — говорит Анжелика Арсеньевна. — Сначала он попал в школу лейтенантов в Рыбинске, потом отправился в Заполярье, где служил в дальнобойной артиллерии. Дальнобойная артиллерия располагается за несколько километров от передовой. Ее задача провести перед наступлением арт-подготовку. Так он и прошел войну — Румынию, Чехословакию. Ранен не был.

Анжелика Арсеньевна Арбузова Фото Анны Неволиной

Анжелика Арсеньевна Арбузова
Фото Анны Неволиной

Артиллерист Арсений Арбузов жалел семью: больше писал о том, как живут румынские крестьяне, а о том, что трижды выходил из окружения сообщал коротко. Мол, уничтожали документы, письма… Из окружения в начале войны выходил в лучшем случае один из десяти солдат.

— Ничего особенного не было, помню, отец написал нам, что послали его с донесением, он заблудился и вышел на немецкую батарею, — вспоминает пенсионерка. — Похоронок много приходило. Те, кто ушел из колхоза на фронт с первой волной мобилизации, все погибли. Было так — ушли на фронт отец и два сына и никто не вернулся. Часть мобилизованных, которые проходили с отцом подготовку до отправки на фронт, попали под Сталинград. Там они почти все погибли.

Вы можете вписать истории своих героев на полковом сайте http://moypolk.ru

 Корова спасла

Весной, а потом и летом, на каникулах, все ученики работали на колхозных полях.

— Пололи пшеницу, все яровые, — говорит Анжелика Арбузова. — Гребли на сенокосе, мои сестры младшие, кроме самой младшей, рвали лен. Наш колхоз был зажиточный и за трудодни нам давали продукты. Мама работала в школе и получала хлебные карточки. Очень тяжелый был 1943 год: по каточке давали 300 грамм на ребенка и иждивенцев, чуть больше — на работающих. Обычно голодали до осени, потом появлялись овощи. Однажды младшая моя сестра так ослабела, что не смогла утром подняться с кровати. В 1943 году у нас появилась корова, она нас спасла — молока напьешься, и не так голодно.

Анжелика Арбузова: "Похоронок много приходило. Те, кто ушел из колхоза на фронт с первой волной мобилизации, все погибли" Фото Анны Неволиной

Анжелика Арбузова: «Похоронок много приходило. Те, кто ушел из колхоза на фронт с первой волной мобилизации, все погибли»
Фото Анны Неволиной

В соседних бедных колхозах люди голодали. В магазинах ни крупы, ни сахара, ни соли — ничего. В Кирове, в районном центре, работали рынки, но что могла на них купить Валентина Арбузова на зарплату учительницы начальных классов — пару буханок.

Отрез на платье

— Отец вернулся осенью 1946 года, — говорит пенсионерка. — В звании старшины. Я, девятиклассница, оканчивала школу, которая находилась от нашего дома в нескольких километрах. Поэтому снимала комнату, приезжала домой только на выходные, телефонов не было, папа уже дома был, а я не знала. Очень радовались, что живой. Подарки нам привез: отрезы на платья, туфли, себе — хороший фотоаппарат.  Вообще, несмотря на войну, жили мы обычной жизнью. Даже на танцы ходили. Деревня большая, много эвакуированных, в поле с песнями ходили и с поля, уставали, конечно, но духом не падали, особенно когда наши войска начали наступать.

 

Комментарии 0

Внимание! Комментарии на сайте не премодерируются. Правила
Комментируя, вы даете согласие на обработку персональных данных.