1 296

Почему первоуральский учитель литературы обязательно прочтет роман «50 оттенков серого»

Галина Дресвянина, учитель русского языка и литературы в школе №15 Фото Анны Неволиной

2015 год официально назван годом литературы. «Городские вести» решили пообщаться с тем, кто знает, что такое литература не понаслышке — учителем с 40-летним стажем Галиной Дресвяниной.  

— Нынешний год объявлен Годом литературы. Если бы вы стали его инициатором, какие бы мероприятия вы организовали?

Совсем недавно у нас был юбилей школы, и пришли мои первые ученики. Мне было очень приятно, когда они сказали: «Галина Федоровна, мы ведь читаем и читаем много, вы нам привили любовь к чтению». Но дело не в том, что я им привила эту любовь. Время немного другое было. Например, у нас был раньше урок внеклассного чтения. Это было требования по программе. Сейчас такого нет, это на усмотрение учителя. Но учитель поставлен сейчас в такие рамки, что времени ни на что не хватает. Часы на литературу урезали. Поэтому, когда мы знакомим детей с произведением, я стараюсь чуть-чуть читать вслух, но это удается редко.

IMG_1186

Я еще маленькая собирала вокруг себя игрушки, детей  и обучала их. В первом классе была влюблена в свою первую учительницу, у нее были очки, поэтому я тоже нашла дома старые очки, убрала оттуда стекло и начала «преподавать» уже в очках. Вообще говорят, что человек живет несколько жизней. Мне сказали, что когда-то я тоже занималась наукой, изучала китайскую философию. Наверно, оттуда пошло, что я должна быть учителем. Главное же, чтобы человек верил. Вот, я в это верю. Поэтому профессия учителя мне очень близка.

В том году министерством образования и министерством культуры Свердловской области был организован интересный проект «Открытая книга». В рамках проекта выбирали самый читающий класс, самого читающего ученика. Это подстегнуло учеников. Мы заострили внимание еще раз, что мы читаем, и читаем ли мы вообще, и что нужно сделать, чтобы привить ученикам любовь к чтению.

 

Я бы ввела дополнительный урок громкого чтения, потому что мы перестали читать вслух. Когда мы прочитаем произведение, его нужно обсудить. Всегда же прочитаешь книгу, хочется сверить свое восприятие с другими. Можно устраивать открытые трибуны, диспуты, которые сейчас постепенно уходят из школы, я бы их вернула. Год литературы может расшевелить нас всех, приобщить к  книге, показать, что живая книга не может сравниться с компьютером, телевизором, интернетом.

У нас вот в школе организован Пушкинский клуб, проводим конкурсы чтецов, игру «Умники и умницы». Это заинтересовывает школьников, они начинают читать, самостоятельно знакомиться с писателем.

— Почему современные дети читают меньше, чем, допустим, ваши первые ученики?

— Сегодня мало читают все. Меня волнует больше всего, что мало читают школьники. Сегодня они школьники, завтра взрослые люди. И потому как у них сейчас будет сформирована потребность к чтению, это останется на всю жизнь. Сейчас много времени тратят на технологии. Им кажется, что лучше посмотреть какой-нибудь фильм, им не интересно читать классическую литературу. У молодежи сместились акценты в потребностях.

Фото Анны Неволиной

Фото Анны Неволиной

— Как учитель может пробудить у детей любовь к чтению?

— Сложно сказать. Здесь все индивидуально. Здесь важна личность учителя. Смотивировать прочитать произведение, которое проходим на уроке — одна из простейших, а может и сложнейших задач учителя. Мы, например,  с девятиклассниками недавно закончили изучение романа «Герой нашего времени». Я старалась каждую главу проверять каким-нибудь новым способом: тесты, беседы. Что удивительно, но большинство учеников прочитало роман. Это меня очень радует. Нам учителям надо искать какие-нибудь новые формы изучения материала. Сейчас же обычно читают фрагментами. Я не сторонник этого, но в такие условия сейчас поставлен учитель литературы, нет времени изучать произведение целиком.

Фото Анны Неволиной

Фото Анны Неволиной

— Что ждет детей, которые в детстве не читают? Чревато ли это какими-то последствиями?

— Во-первых, ребенок вырастет неинтересным человеком, неинтересным для самого себя. У человека, который вообще не читает, как правило, только материальные интересы. Во-вторых, может случиться так, что судьба сведет его с интересными, читающими людьми. Ему будет некомфортно. Наконец, если идти еще дальше, он будет не очень хорошим родителем. Ведь первые книжки ребенку читает отец или мать. Вряд ли хорошее воспитание, любовь к книгам появится у ребенка, чей родитель не любит читать.

 Вечный Толстой

— Способны ли телевизор, компьютер заменить чтение?

— Я не думаю, что в интернете или перед телевизором можно так же приятно провести время, как с книгой. Чтение книги — это возможность побыть наедине с самим собой, а сейчас это почти роскошь. Чтение дает возможность пообщаться с приятным собеседником. Особенно классика.

Фото Анны Неволиной

Фото Анны Неволиной

— А что дает классика?

— Классика ставит и решает те нравственные проблемы, без которого не может быть современного человека. Мы сегодня забываем, что все прогрессы, как сказал Евтушенко, бесчеловечны, если рушится человек. И поэтому литература помогает осознать человеку себя, как личность. А когда человек начинает осознавать себя личностью, он понимает, что рядом с ним тоже живут личности и надо выстраивать вертикаль, горизонталь отношений между людьми именно с нравственной позиции.

Фото Анны Неволиной

Фото Анны Неволиной

— Но есть ли смысл современную молодежь воспитывать на классической литературе, если реалии изменились?

— Реалии изменились, человек остался. Пока есть человек, как нравственная особь, классические произведения будут актуальны. Возьмите «Войну и мир». Изменились ли сейчас отношения между близкими людьми, между отцами и детьми? В этом романе много типов людей, много воспитательных подходов. В ней можно найти ответы на вопросы, которые сейчас вас мучают. Что греха таить, сегодня отношения между родителями и детьми и строятся на «ты — мне, я — тебе». Я тебе дам денег, а ты мне не мешай. Мы сегодня перестали правильно любить своих детей. А человеку, в какую бы эпоху, он не жил очень важно понимать, что тебя любят. Причем любят — это не тогда, когда тебя целуют, дарят подарки, признаются в любви. Помнишь, в семье Болконских вообще никогда не говорили о любви, но дети точно знали, что отец их точно любит. Любое произведение классическое возьмем, мы увидим ответы на вопросы, которые волнуют сегодня нас с вами.

Фото Анны Неволиной

Фото Анны Неволиной

— Стоит ли спрашивать, какую книгу вы считаете вечной во все времена…

— Да, это «Война и мир».

— Сколько раз вы ее читали?

— Трудно сказать, сколько раз. Я читала заново несколько раз все произведение, перечитывала кусками, иногда искала ответы на свои вопросы. Ну, например, я в школе не любила Наташу Ростову, ну, ненавидела просто. За то, что она изменила Андрею Болконскому — моему любимому герою. Андрей Болконский для меня был кумир. Однажды, когда в очередной раз я перечитывала этот роман, я нашла ответ, почему она ему изменила. Потому что не было любви, была влюбленность. Она — девочка, а он — взрослый человек, уважаемый в свете. Она первый раз вышла в свет, и ее заметил сразу такой человек как Болконский, ей это льстило. И там есть эпизод, когда он приходит к ней свататься. Наташа вся в нетерпении, но когда он входит в гостиную после того, как переговорил с матерью, Наташа думает: «Боже мой, неужели этот чужой человек станет моим мужем?».

Фото Анны Неволиной

Фото Анны Неволиной

— Завидуете или, наоборот, сочувствуете детям, когда они читают «Войну и мир»?

— Я им завидую, хотя понимаю, что справиться с этой задачей будет непросто. Когда мы начинаем изучать «Войну и мир» я всегда первые страницы романа стараюсь читать  сама. К этому меня подвел один из моих учеников. Я задала на лето читать роман, и перед тем как начать изучение, задала сочинение на тему «Как я читал роман». И один мальчик написал: «Я начал читать и ужаснулся обилием французского текста. Зачем его столько? Подумал, что это какая-то галиматья, поэтому забросил роман на чердак. Но когда Галина Федоровна научила нас его читать правильно, я достал книгу с чердака». Я поняла, что толстовский текст надо научить понимать. Поэтому стараюсь изучение романа начинать с громкого чтения.

 Ничего, кроме классики

— Давайте отойдем от Толстого. Какие еще книги вы порекомендуете к обязательному прочтению?

— Их много! Если взять меня, то я люблю Достоевского, люблю его «Братьев Карамазовых», «Преступление и наказание». Мне больше нравится такие психологические произведения. Конечно, люблю «Героя нашего времени». Вообще, мне нравится Лермонтов. Уже, будучи учителем, читала книгу Сизова «Из пламени и света». Художественное произведение о жизни и творчестве Лермонтова. Перелистываю последнюю страницу и прямо навзрыд плачу, рядом со мной сидел сын, он испугался, мол, что случилось? Я говорю: «Лермонтова убили». Конечно, я прекрасно знала его биографию, но вот как раз еще один пример того, что художественное произведение заставляет еще раз перечувствовать что-то, оно заставляет работать нашу душу. Неслучайно древние греки ходили на спектакль, заранее прочитав пьесу. Спросите, зачем они тогда ходили, если знали произведение? Они как раз ходили для того, чтобы пережить еще раз те эмоции. Художественная литература помогает кормить душу.

Фото Анны Неволиной

Фото Анны Неволиной

— Назовите героиню, с которой вы себя ассоциируете?

Мне нравится Скарлетт из «Унесенных ветром». Раньше пересматривала фильм после каждой четверти, сейчас реже. Мне нравится в ней стремление идти вперед, не останавливаться, искать выходы из любой ситуации. «Я подумаю об этом завтра» — она говорит. Из нашей литературы мне нравится Татьяна Ларина. Думаю, во многих русских женщинах развита национальная черта, когда чувство долга убивает все остальные, даже чувство любви. «Я вас люблю, к чему лукавить, но я другому отдана». Умение и желание служить любимому человеку — вот за что любят во всем мире наших российских женщин.

— Каких авторов современной русской литературы вы рекомендуете своим ученикам? Или ограничиваетесь списком, рекомендованным Минобразования?

— Я сегодня не могу назвать автора, которого можно было бы читать. В свое время были писатели произведений, которых мы ждали. Мы понимали эти произведения и рекомендовали их. Скажем, ушедшего от нас недавно Валентина Распутина, Чингиза Айтматова, Анатолия Рыбакова. Ждали потому что знали, что они напишут произведения значимые в нравственном развитии, что интересно поднимут какую-то современную проблему. Сейчас в этом буме мягких обложек трудно найти что-то стоящее. Я затрудняюсь найти современного автора, которого бы порекомендовала бы всем читать.

— Как вы относитесь к самому определению «беллетристика»? Многие литераторы считают это чуть ли не бранным словом.

— Беллетристика — это произведения на бытовые темы, где нет глубоких философских проблем. В свое время классики тоже начинали с беллетристики. Почему нет? Но я против массовой литературы. Ее сегодня без разбора вываливают читателю. Это неправильно.  Мне недавно попала книжка «Советы парашютистки», автора сейчас уже не помню. Там мат на мате, а она ведь допущена до печати.

— А слышали о нашумевшем романе «50 оттенков серого»?

— Слышала разные отзывы. Придерживаюсь мнения, что и друзей, и врагов надо знать в лицо. Поэтому если будет возможность, обязательно прочитаю.

— Как считаете, могут ли электронные книги заменить бумажные?

— Я человек из прошлого. Наверно, современным человеком уже не буду. Мне важно шелестеть страницами, в них есть душа. Но в принципе если человек предпочитает читать электронную книгу, то почему нет. Это удобно, человек куда-то поехал, почитал.

— Как вы будет отмечать Год литературы?

— Об этом подумаем завтра. Сейчас надо экзамены сдавать.

Фото Анны Неволиной

Фото Анны Неволиной

Комментарии 7

Внимание! Комментарии на сайте не премодерируются. Правила
Комментируя, вы даете согласие на обработку персональных данных.