2 272

Стюардесса из Первоуральска поделилась секретами профессии

Фото предоставлено Мали Команковой

Всегда красивые и вежливые… Стюардесс называют небесными ангелами, но мало кто знает, какой тяжелый это труд. Мали Команкова из Первоуральска поделилась с «Городскими вестями», почему учительнице сложно стать стюардессой, зачем открывать иллюминатор и как слетать в Париж за пять тысяч рублей.

 

Прием на работу

Мали Команкова с золотой медалью окончила в Первоуральске школу № 9. Поступила в Московский Государственный Педагогический Университет на факультет иностранных языков, изучала французский и немецкий. Английским тоже владеет, изучала его самостоятельно. После окончания университета встал вопрос о том, кем работать дальше.

1MrT5a3qewY

Фото предоставлено Мали Команковой

 

— Преподавать в школе не хотелось — мне кажется это скучным. Я решила реализовать себя в авиации, попробовать для себя что-то новое, стать стюардессой и практиковать иностранные языки с их носителями, — рассказывает Мали. — Я заполнила анкеты на сайте трех авиакомпаний: «Аэрофлот», «Трансаэро» и S7. Везде меня пригласили на собеседование. Первая часть собеседования проходила на русском, потом перешли на английский, чтобы проверить уровень знания языка. На собеседовании спрашивали, чем я увлекаюсь, почему решила стать стюардессой. Я ответила, что после университета не вижу достойных вариантов работы с достойной заработной платы без опыта работы. Здесь же предложили сразу 50 тысяч рублей, не имея никакого опыта, дальше зарплата только растет. Даже в частной московской школе таких зарплат у учителей нет. Все три авиакомпании предложили мне у них работу, я выбрала «Аэрофлот» — это все-таки стабильная компания.

 

Внешний вид

Стать бортпроводником довольно просто. Чтобы попасть на обучение, достаточно пройти собеседование и медкомиссию. Для бортпроводников важны знание английского и определенные внешние параметры. Но представление о том, что стюардесса должна быть моделью, — миф. Учитываются только рост и вес. Рост — чтобы можно было достать багаж для низкорослых пассажиров. А вес — чтобы не перегружать самолет.

pKBogS24mLw

Фото предоставлено Мали Команковой

 

— Мне ничего не пришлось менять в себе. Убирать волосы в пучок я уже приноровилась. Начала краситься больше, хотя обычно я не злоупотребляю макияжем. Всегда должен быть маникюр. Нам нельзя носить объемные украшения, часы должны быть определенного вида, вообще все аскетично и просто. Мне пока наша форма не надоела, правда, я ее немного скорректировала по фигуре. Считаю, что наша форма красивая, если сравнивать с другими авиакомпаниями, — продолжает девушка. — Конечно, мы всегда должны улыбаться, проявлять доброжелательность. Порой это сложно, особенно, когда у тебя в жизни какие-то проблемы. Надо просто все проблемы оставлять на земле. Людям очень важно видеть приветливую стюардессу.

 

Особые навыки

На обучении было много разных направлений, студентам рассказали о типах и строении самолета, изучили аварийно-спасательное оборудование, процедуры эвакуации, разбирали экстренные ситуации, как должны действовать бортпроводники, как организовать спасение, какие команды должны кричать, как пользоваться огнетушителями.

— Для меня самым сложным было обучение сервису. Нас учили, как подать напитки, еду, что при этом сказать. Существуют определенные сервисные диалоги, они все прописаны, для каждого класса они разные, — рассказывает девушка. — Мне было сложно из роли учителя вжиться в роль услужливой девушки. Трудно было перестроиться, потому поначалу работа мне не нравилась. Мне казалось, что мой статус стал намного ниже, нежели статус учителя. Минусы в работе стюардессы есть, но я стараюсь во всем искать плюсы. Все равно, хоть чуть-чуть, но я вижу мир. Раз в месяц бывает командировка на дальние расстояния, и есть возможность посмотреть город. Я была в Пекине, Токио, Пунта-Кане, Гаване, из российских городов: в Южно-Сахалинске, Петропавловске-Камчатском, Красноярске. Еще большой плюс моей работы — это два отпуска в году по 28 дней, в этот отпуск можно пользоваться льготными билетами. Так я летала в Париж — за билет с обратом отдала всего пять тысяч рублей.

Bzmt0vZFDYo

Фото предоставлено Мали Команковой

 

Первый полет

Свои первые рейсы стажеры осуществляют по России, заграницу не пускают. Стажировка исчисляется временем налета — 30 часов. «Налет» — сленговое слово в авиации, то есть часы, проведенные в небе, от момента запуска двигателя до момента открытия двери при высадке пассажиров.

Брифинг — сбор бригады перед рейсом. Старший бортпроводник обсуждает с бригадой особенности рейса и знакомит между собой персонал. Каждый раз стюарды летят с новыми людьми, определенных постоянных бригад нет.

— Свой первый полет я помню. Вообще у меня все полеты настолько одинаковы, ничего экстраординарного не происходит. У бортпроводниц даже есть такая фраза перед вылетом: «Давайте сделаем так, чтобы этот полет нам ничем не запомнился», то есть прошел как все остальные — спокойно без происшествий, — говорит Мали. — Я не боялась высоты, и летать тоже было не страшно. Скорее было интересно, попробовать в себя новой роли. Стажерские рейсы — это всегда увлекательно, узнаешь, что там происходит на кухне, как между собой контактируют стюардессы.

 

Общение с пассажирами

Комната для проводника зависит от типа самолета, в аэробусах такой комнаты нет. Есть только станция и кухня, где может находиться персонал.

— Я летаю уже год, но не могу вспомнить неадекватных людей, чаще всего у нас проблемы с тем, что человек не любит ту или иную еду, его не устраивает ассортимент. Но предлагаемое на борту меню не от меня же зависит. Было такое, что пассажир покурил в туалете. Это не шутки и на самом деле очень опасно — самолет сгорает за 90 секунд. Мне страшно даже думать о том, что в самолете что-то загорится, — вспоминает Мали. — Не знаю, о чем думал этот мужчина, он спокойно вышел, от него пахло табаком. Детектор дыма почему-то не сработал. На вопрос, зачем вы это сделали, он сказал, что хотел посмотреть, что вы будете делать. А мы в таких случаях выдаем письменное предупреждение, если человек продолжает себя вести неправильно, мы сдаем по прилету его в полицию. Тоже самое с буйными и пьющими пассажирами.

21nxo213hLg

Фото предоставлено Мали Команковой

 

Как говорит Мали, самое главное, чему она научилась на работе — это быть дипломатичной, находить общий язык с людьми и избегать острых ситуаций.

— Людям, которые летают не часто, все нравится. Они вообще в восторге, что самолет полетел. Те, кто летают часто, начинают хитрить, знают, что бортпроводники сделают все возможное, чтобы пассажир был доволен, — продолжает Команкова. — После стажировки меня сразу направили в бизнес-класс, потому что вакантных мест в экономе не было. Потом я здесь осталась, руководству понравилось, что я знаю три иностранных языка.

 

С практикой языков Мали «прокололась» — на российский авиалиниях летают в основном русские люди, и язык удается практиковать редко. Иностранцы тоже летают, но особо с ними поговорить не удается.

— Люди отдыхают, и максимум где я использую свой язык — читаю информацию на салон и обсуждаю питание. И то иностранцы, если они французы, немцы, итальянцы, они все равно пользуются английским языком, — говорит стюардесса. — Мне приходилось встречаться с разными знаменитостями: Андрей Малахов, Валерий Леонтьев, группа «БИ-2», Тото Кутуньо, министр связи Николай Никифоров, бывший губернатор Сахалинской области Александр Хорошавин. Что касается политиков, нас предупреждают: дают фотографию и просят обращаться к ним по имени-отчеству.

 

Риск и первая помощь

В этом году первоуралочка Мали Команкова поступила в магистратуру в московский вуз по специальности «переводчик».

Шторка иллюминатора должна быть открыта при взлете и посадке, потому что при аварийной ситуации стюардесса в сию секунду должны оценить обстановку за бортом. При закрытом иллюминаторе невозможно увидеть опасность: черный дым, огонь или воду.

— У нас есть норма часов в месяц — это 80 часов, и в неделю у нас пять рабочих дней, как у всех людей. Но может быть вылет в десять вечера, а прилет в пять утра, и оба дня будут считаться рабочими, хотя они практически свободны. Подумала, что у меня достаточно свободного времени — почему бы еще не поучиться? — говорит Мали. — Наша профессия, конечно, опасная. Все это теоретически понимают, и хорошо, что на практике, это редко подтверждается. По статистике, за год в авиакатастрофах погибает до тысячи человек во всем мире. За день в автомобильных авариях — куда больше. Вообще подниматься в небо — это риск. Когда нас учили, говорили, что каждый взлет и посадка — это самые опасные этапы полета. Поэтому бортпроводники так серьезно к этому относятся. Пассажиры не всегда понимают, что все требования созданы для их же безопасности.

obaN2vzh6HM

Фото предоставлено Мали Команковой

 

Кроме того, работа стюардессы — это, прежде всего, ответственность.

— Конечно, страшно попасть в какие-то непредвиденные ситуации в полете. Например, если пассажиру плохо. Мы можем предложить медикаменты. Если ситуация усугубляется, мы объявляем о поиске среди пассажиров врача или медсестры, — продолжает стюардесса. — Мы проходим курс доврачебной помощи, можем ее оказать, но потом должны обязательно передать в руки доктору. Если человеку совсем плохо, то пилот принимает решение о посадке корабля. Такое случается, но в моей практике не было.

Комментарии 4

Внимание! Комментарии на сайте не премодерируются. Правила
Комментируя, вы даете согласие на обработку персональных данных.