10:59, 2 Апрель 2015 г.700

Сити-менеджер Алексей Дронов: «Я работаю не от отчета до отчета»

Сити-менеджер Алексей Дронов Фото из архива редакции

Сразу после того,  как глава администрации городского округа Первоуральск Алексей Дронов отчитался о своей работе  за 2014 год перед депутатами думы,  газета «Вечерний Первоуральск» попросила Алексея Ивановича ответить на ряд вопросов. «Городские вести» заинтересовало это интервью, поэтому мы публикуем его для наших читателей

Об отчете

— Для меня отчет – это не подведение итогов и не поворотная точка. Я работаю не от отчета до отчета. Процесс жизни города не останавливается, нет такого, что ты шел-шел к какой-то цели, достиг ее и присел отдохнуть. Я свою работу заканчивать не собираюсь. Мы работаем, пусть это и пафосно прозвучит, не для оценок, мы работаем для жителей города. Житель города итог нашей работы может подвести в любой день. Я бы по итогам 2014 года не какой-то вещественный результат приводил, ведь если пособирать, то можно найти и много плюсов, и много минусов. Хочу отметить, в первую очередь, ориентированность команды администрации на результат. Это — главное достижение 2014 года.

О переменах и любви к городу

— Пример приведу: когда мы в 2010 году стали приводить в порядок инфраструктуру завода, когда много чего снесли, многое отремонтировали, создали нормальные газоны, многие тогда говорили — не завод, а какой-то парк развлечений. Но что в итоге произошло? Если раньше по заводским дорогам валялись окурки, пачки из-под сигарет, бутылки из-под газировки, то после приведения территории в порядок стало чисто. Потому что там, где чисто, ты не плюнешь, какого бы ты ни был воспитания. Когда ты надеваешь белый костюм, ты ведешь себя по-другому, нежели когда ты одет в темный. Так же и в городе. Совершенно очевидно, что объем мусора, который мы вывозим с городских улиц, уменьшился, потому что люди стали относиться к городу, как к чему-то близкому, своему. Я считаю, что это — результат перемен, которые произошли.

О решении проблем и приеме жителей

Фото Анны Неволиной

Фото Анны Неволиной

— Позитива стало больше. Люди приходят ко мне на прием с надеждой. Если раньше они шли с готовой схемой: просить и быть готовыми к тому, что проблема не решится, то сейчас ситуация изменилась. Вот сегодня был прием граждан, пришла известная в городе активистка Татьяна Бобылева. Она всегда записывается на один вопрос, а приносит несколько, но теперь мы уже разговариваем по-другому. Сегодня у нее было пять вопросов. Первый решили — счет 1:0, зафиксировали. Второй решили — 2:0. Когда она уходила, счет был 3:2. Я спрашиваю: «Ну, уже хорошо же?» Она, конечно, не признает, что хорошо, человек такого склада, но 3:2 в пользу решенных проблем, это больше, чем 0:5.

О депутатских миллионах

— Я от денег, которые могли бы пойти на пользу городу, никогда не отказывался. Не хватало денег в бюджете — побежал по всем нашим депутатам. Ефим Моисеевич Гришпун деньги распределил еще в первом полугодии, с Львом Ковпаком мы договорились совершенно четко, он выделил сумму на наружное освещение. Денис Носков, депутат ЗакСО, мой оппонент и критик, мне писал несколько раз письма, предлагая, например, выделить сто тысяч рублей на велосекцию Первоуральска, и мы со всеми предложениями согласились. Мы сколько угодно можем быть противниками, но если тебе предлагают помощь, ты амбиции убери, помощь идет на пользу городу. А вот чтобы Евгений Артюх, депутат ЗакСО, что-то предлагал — не припомню. Может быть, у меня амнезия, может быть, он что-то путает, и предлагал деньги кому-то другому.

О СМИ

Фото из архива редакции

Фото из архива редакции

— Сайт администрации читаю обязательно, «Вечерний Первоуральск» «Городские вести», перво.ру — самый интересный сайт, на мой взгляд. В определенный момент перестал читать первоуральск.ру, потому что этот сайт перестал мне давать информацию: если человека много раз назвать свиньей, он когда-нибудь захрюкает. Мне стало неинтересно, и я этот ресурс для себя исключил и на него сейчас не захожу. Какое-то время так же я начал относиться к первоуральск.рф, но потом они изменили свою политику, стали больше походить на новостной сайт. Иногда присылают ссылки на интернет-ресурс Анатолия Гусева, захожу, удивляюсь страшно: как же долго человек боролся с самим собой. Страшно тяжело, наверное, жить с такими внутренними противоречиями. Полгода работать в муниципальной газете, получать муниципальную зарплату, писать о муниципалитете — при этом никто ведь не заставлял и не водил его рукой. А потом джинна выпустили из бутылки и он пустился во все тяжкие. Социальные сети — Фейсбук, Вконтакте — не читаю, и моих аккаунтов там нет, если кто-то пишет — а кто-то порой пишет, то это не мое. Мне интересны новости и мне интересны мнения. Мне не интересны журналисты. У нас, к сожалению, журналист, когда что-то пишет, пытается показать, что он — самый умный. Да нет вопросов: ты — самый умный, давайте сделаем медали и всем умным раздадим. Журналист нужен для подачи информации. Я считаю, что наиболее объективные СМИ — это те, которые связаны с муниципалитетом, и во многом «Городские вести», коллектив там достаточно профессиональный. Чем еще они интересны: муниципальные СМИ изначально заточены на освещение муниципальной жизни, а ниша универсального средства массовой информации сегодня — за «Городскими вестями», как бы я к ним ни относился.

О команде

— Кадры — это не товар, который в магазине продают, и человек — это не объект с набором конкретных характеристик, люди – не машины. Для того, чтобы собрать дееспособную команду, нужно время. Любой человек в разных ситуациях ведет себя по-разному, а совокупность людей эту многозначность только усиливает. Я абсолютно уверен в тех людях, с которыми работал на заводе — Светлане Гладковой, Валерии Хореве, Юрии Прохорове, Александре Черных, я этих людей знаю, мы в одной ментальности, понимаем друг друга с полуслова. Когда я сюда шел, я считал, что муниципалитет — это выжженное поле. На самом деле я увидел сильных профессионалов. Может быть, немного высокомерно прозвучит: неограненые алмазы. Очень сильная юридическая служба, сильные специалисты комитета по управлению муниципальным имуществом, служба муниципального заказа, сильные технические специалисты на разных должностях, и это — не исчерпывающий перечень. Тот же МУП «Водоканал» или МУП «ПО ЖКХ» — там же не произошло кардинальной смены команды, там произошла смена руководства, стереотипов управления, и все встало на свои места, а люди-то те же самые. Тонкая настройка — и все пошло. Или МУП «ЕРЦ» — предприятие не ругал только ленивый. Всех собак повесили на руководителей: Ирину Константинову, Михаила Малухина, а кто первый из управляющих компаний лицензию получил? А это же не только бумажки вовремя принести, это нужно соответствовать стандартам. И если отбросить некоторые нюансы, то у МУП «ЕРЦ», лучшие показатели в этой отрасли. И за УК «ЕРЦ» люди голосуют ногами. Две цифры: полгода назад УК «ЕРЦ» обслуживала 42 дома, сейчас — 78, при этом люди сами приходят, приносят протоколы общих собраний и просят: возьмите нас. Горожане устали от хаоса.

О чиновнике в себе

Фото из архива редакции

Фото из архива редакции

— Да, я в себе уже чувствую махрового чиновника. Ездил недавно к Георгию Козлову, руководителю «Свердловэнергосбыта». Захожу к нему в кабинет — там абсолютно другая атмосфера. Причем я раньше в такой же работал и уже начал от нее отвыкать. Другие методы управления, другие технологии, лексика. Эти изменения мне не нравятся. Как я меняю это болото, так и болото меняет меня. Я не стал меньше работать, но на заводе я мог себе позволить отделять пустое от нужного. Здесь я этого себе позволить не могу. Вот эти папки с бумагами: из них 99% не создает ничего, но попробуй не ответь, попробуй не распиши. А если распиши — прочитай. Это все — абсолютно бесполезная нагрузка на мозг.

О Народном доме

— В моем понимании памятник истории — это нечто такое, что ассоциируется со словом «гордость». Памятник — от слова «память». Память, история, гордость. Я «памятником истории» под названием «Народный дом» не горжусь. Я не специалист, но как гражданин, как житель Первоуральска его исторического значения не понимаю. У нас есть Строгановская церковь и Строгановский театр в Билимбае, пусть они и не в очень хорошем состоянии, их историческое значение для меня бесспорно. А вот какое историческое значение несет в себе этот дом? Это как в лесу: есть 200 сосен и одна из них самая старая — на нее табличку повесим «памятник истории»? В определенном смысле — да, но рядом стоят 199 сосен, которые не хуже и не лучше.

О прилагательных и существительных

— У нас все любят задавать вопросы. Вот и я вопрос после отчета задал: а вы что хотите-то? Раздал всем присутствовавшим на заседании думы опросные листы. Написали уже где-то в комментариях, что никто эти листы не собрал. Собрали. Если обобщить ответы, то смысл: хотим, чтобы было хорошо. Ответы: «комфортнее», «веселее» и т. д. А меня интересует: что конкретно хочет общественность? Я не понимаю абстрактные задачи. Скажите, что надо сделать, и я пойду это делать. Конкретные пожелания в этой массе были, но единичные. А от прилагательных пора уже переходить к существительным. Настал уже такой момент.

Комментарии 41

Внимание! Комментарии на сайте не премодерируются. Правила
Комментируя, вы даете согласие на обработку персональных данных.