200

Как бежал из плена старшина Петр Козлов

Петр Козлов и его дочь Наталия. Снимок сделан в 1966 году Фото предоставлено Наталией Савкиной

В железнодорожных войсках, в самой войне мало мистического, но для Петра Козлова — старшины 23-го отдельного эксплуатационного полка инженерно-технических войск — Великая Отечественная началась с иррационального момента. «Отец рассказывал, что в первые дни войны ему приснился сон, — вспоминает дочь фронтовика Наталия Петровна. — Ему снилось, что он воюет, бежит вперед, потом ползет. Вдруг впереди возникает гигантская ветряная мельница. Отец знает, что это смерть, крылья которой могут раздавить. Отец ползет под крыльями мельницы, а они опускаются ниже, он вжимается в землю, а они еще ниже, он в ложбинку — крылья еще ниже. Но все-таки он прополз. Наутро отец рассказал сон работницам военного склада, после чего одна из женщин заметила: «Раз прополз, значит, чтобы ни случилось, останешься жив».

Наталия Козлова — врач, общий стаж 25 лет. Живет с мамой Раисой Михайловной. Фото Анны Неволиной

Наталия Козлова — врач, общий стаж 25 лет. Живет с мамой Раисой Михайловной.
Фото Анны Неволиной

Готовились ехать домой

Петр Козлов родился в 1917 году в Манчжурии в Харбине. После Октябрьской революции в том же году семья Козловых и месячный Петя вернулись в Россию — в Мордовию. В 13 лет рослый Петр работал в колхозной кузнице. Нужно было зарабатывать: кроме него в семье были пять сестер и брат. После учебы в тракторно-механическом училище, работы учителем в сельской школе, Петр в 1938 ушел в армию. Служил в городе Каган в Узбекской ССР.

Фото предоставлено Наталией Савкиной

Фото предоставлено Наталией Савкиной

— Стал курсантом полковой школы, — рассказывает Наталия Савкина. — Был командиром учебного взвода, затем — заведующим продовольственным складом полка. Тогда подобные должности занимали солдаты срочной службы. Перед самой войной им прибавили по году службы и лишили отпуска.

В июне 1941 года, когда грянула война, старшина Козлов готовился к демобилизации.

— Их построили на плацу, зачитали приказ об отправке полка на фронт, — говорит Наталья Петровна. — Прибыли под Тихвин (Ленинградская область — ред.) Папа был старшиной. Еще до войны он залез на склад, полный арбузов, выдернул затвор из винтовки часового, выбросил, за это был разжалован в старшины.

Эшелоны в Германию

На третий день после прибытия под Тихвин, полк попал в окружение.

Курсант полковой школы Петр Козлов на пятом месяце службы, 1939 год Фото предоставлено Наталией Савкиной

Курсант полковой школы Петр Козлов на пятом месяце службы, 1939 год
Фото предоставлено Наталией Савкиной

— Нападали на немцев, захватывали оружие, — говорит Наталия Савкина. — По словам отца, даже пленных брали. Были раненые, умирали. Их хоронили. Копали могилы саперными лопатками.

Выйдя из окружения части 23-го отдельного эксплуатационного полка инженерно-технических войск занимались мирным делом: строили в Архангельской области Печерскую железную дорогу. В начале 1942 года полк вновь отправили на фронт в расположение II-й ударной армии. И вновь окружение, на этот раз еще более тяжелое.

— Папа попал в плен, находясь без сознания, — вспоминает рассказы отца Наталия Петровна. — Взрывом его сбило с ног, не контузило, но оглушило. Отогнали их подальше от линии фронта, судя по стихшей канонаде — на несколько десятков километров. Но это был еще не сам лагерь, а сборный пункт. Отец, говорил, что было много отчаявшихся, испуганных, тех, кто, он это видел по глазам, хотели облегчить свою участь, но не знал как.

Фото предоставлено Наталией Савкиной

Фото предоставлено Наталией Савкиной

Пленных отправляли в вагонах в Германию. Старшина Козлов решил бежать, пока еще оставались силы: при росте в 190 см он весил около 50 килограмм.

План побега созрел, когда солдат справлял нужду. От большой ямы с нечистотами шли отводные канавы. Козлов нашел напарника, что само по себе было очень рискованно.

— Ночью они опустились в эту яму, все это облепило их, налилось в сапоги, — говорит Наталия Савкина. — Пробрались по канаве, вылезли, прокрались под проволокой, выбежали к реке, рухнули в камыши, чтобы отдышаться. Но сразу услышали лай и немецкую речь.

По сильному «амбрэ» гитлеровцы и без овчарок легко шли по следу беглецов. Петр с напарником бросились в реку — плыли под водой, дыша через соломинки, оторвались от немцев. После перехода линии фронта не миновать бы им допроса НКВД, но Петру повезло: вышел в район, в котором стояла его часть.

Орден «Красной звезды»

Весь 1942-й сержант Козлов работал на железной дороге под Ленинградом. Летом полк отправили на Степной фронт.

— Шло наступление на Харьков, — говорит Наталия Савкина. — Отец рассказывал один эпизод: стояли редкие дни тишины — ни бомбежек, ни обстрелов, и вдруг порвалась связь. Те, кто воевал, знал, что немцы рвали связь намеренно, чтобы взять того, кто придет устранять обрыв. Папу с другим бойцом — младшим лейтенантом — отправили наладить связь.

Ночью старшина и лейтенант шли по проводу, впереди возник черный провал оврага. Петр остался на краю, а младший лейтенант полез вниз.

— Папа услышал звук возни, крик: «Стре…й…» и, видимо, рот заткнули, — рассказывает Наталия Савкина. — Отец соображал, что предпринять, на противоположном краю оврага возникли темные силуэты. Немцы волокли лейтенанта за ноги. Стрелять? Попадет в своего. Но лучше смерть, чем плен. Папа дал очередь, немцы попадали. Не ясно было, мертвые или успели спрятаться.

Козлов бросился к товарищу. Оказалось, что немцев он убил, кроме одного — раненого. Так же очередь перебила ноги младшему лейтенанту. Петр скрутил немца, который был в сознании и потому кинулся к оружию, затем перевязал лейтенанта, а потом и «фрица», восстановил связь, перетащил обоих через овраг, а потом доставил их в расположение части: нес по очереди. При этом приходилось нести оружие убитых немцев, катушку с проводом. За проявленное мужество и смекалку Петр Николаевич был представлен к ордену «Красной звезды».

Стальное небо

После Харькова старшина Козлов в составе фронта освобождал Киев, Белую Церковь, Чернигов.

polk

— Утром на немцев пошла волна самолетов, сколько хватало глаз, — вспоминает Наталия Савкина рассказ отца о Ясско-Кишиневском наступлении в августе 1944 года. — Сбросили бомбы, пошла вторая волна самолетов, вернулась, потом — третья. Затем за танками двинулась пехота.

В Яссах Козлов взял в плен немецкого обер-лейтенанта, в том же бою Петра Николаевича ранило в лицо и контузило. Потом были бои в Бессарабии, Молдавии, Румынии, Венгрии. Полк брал Будапешт. Война для старшины Козлова не закончилась и после  капитуляции Германии 9 мая 1945 года: на границе Австрии и Италии не сдавалась немецкая группировка, которая была уничтожена.

Машинист тепловоза

Демобилизовавшись в 1947 году (служил под Полтавой), Петр Козлов вернулся в свою деревню в Мордовии. В Первоуральске Петр Николаевич живет с 60-х годов. Все жизнь проработал машинистом тепловоза. Со своей женой Раисой Михайловной — воспитательницей детского сада — Петр Николаевич прожил в браке более 30 лет. В 1966 году у них родилась дочь Наталия.

Умер Петр Козлов в возрасте 81 года.

 

Комментарии 0

Внимание! Комментарии на сайте не премодерируются. Правила
Комментируя, вы даете согласие на обработку персональных данных.