130

Жительница Первоуральска Роза Загорских рассказала о родителях-­фронтовиках

Супруги Гусевы

Супруги Гусевы

Молодой майор Иван Гусев и 19-­летняя сержант Прасковья Веденькова познакомились летом 1942 года в условиях суровых, далеких от романтики: на Урале формировался 283-­й Красноуфимский полк, Иван прибыл из Москвы, чтобы возглавить подразделение, Прасковья, жительница Красноуфимска — пришла, чтобы записаться добровольцем. Уже на фронте командир полка, вошедшего в 140 Сибирскую дивизию НКВД, и санитарный инструктор поженились. «Тяжело все далось, родители не любили о войне говорить, — вспоминает родившаяся в 1944 году дочь Роза Загорских. — После войны отец фильмы о фронте не мог смотреть. В 1975 году, после победы уже три десятилетия прошло, мы сходили в Москве на фильм «Они сражались за Родину», отцу все вновь стало сниться, как из окружения выходили, как наступали… Сон потерял…».

Мирные люди

Иван Гусев родился в Муроме в 1906 году, получил высшее образование, окончив Тимирязевскую сельскохозяйственную академию. Гусев возглавлял на ВДНХ сельс­кохозяйственный павильон, а тут война.

— Отец никогда не планировал становиться военным, после академии числился офицером запаса, потому по приказу прибыл в Красноуфимск формировать полк, — говорит Роза Ивановна. — Мирный по складу характера человек встал во главе двух тысяч человек.

Иван Гусев с дочерью Розой, 1975 год

Иван Гусев с дочерью Розой, 1975 год

Прасковья Веденькова родилась и выросла в Красноуфимске. Профессию она выбрала так же самую мирную. Девушке нравилось заниматься с детьми: окончив школу, пошла в педучилище, потом закончила пединститут, но по специальности — учитель начальных классов — Прасковья не проработала ни дня — отправилась на фронт санитарным инструктором.

В июле 1942 года полк был сформирован, а в декабре того же года 140 Сибирскую дивизию НКВД, куда помимо уральского 283 Красноуфимского полка вошли сибиряки и дальневосточники, перебросили в Елец, затем дивизия совершила марш­бросок в 450 км в район Курска.

— По рассказам отца, больше всего его впечатлили бои на Курс­кой дуге, — говорит Роза Ивановна. — Стояли они у деревни Самодуровка. Мама рассказывала: неделю шла битва, неба не видели — все было в дыму: в местах главного удара на километр было до тысячи орудий. Мама вспоминала, как немецкие танки раздавили артиллерийский расчет. Они, кто воевал в полку, потом, после войны, возвращались на эти места, собрав деньги, установили обелиск на месте гибели артиллеристов. Мама рассказывала, а она была хоть и рослая, но худенькая, как они вытаскивали с поля боя раненых — ползком, винтовки оставляли, не до того было, бойца бы спасти. Стонут и красноармейцы, и фашисты — все раненные. Надо помогать.

Родила — и на передовую

Так сложилось, что вехами семейной жизни супругов Гусевых стали Курская битва, затем битва за Днепр, Восточная и Западная Карпатские операции.

— Наград у мамы много было, — говорит Роза Загорских. — В частности, орден «Красной Звезды», орден «Отечественной войны», медаль «За отвагу», которую ей лично вручал командир 140 Сибирской стрелковой дивизии, Герой Советского Союза Александр Киселев.

По военным меркам семья Гусевых жила на передовой в очень хороших условиях — в землянке. Командир полка мог себе это позволить: и сухо, и защита от постоянных обстрелов — мин и снарядов.

— Воевали, мама забеременела, отец отправил ее рожать к родным в Брянск в рабочий поселок Климово, где я и родилась в 1944 году, — рассказывает Зоя Ивановна. — Прошло месяцев пять, я подросла немного, и мама опять на фронт вернулась.

Что значит для матери оставить младенца и вновь окунуться в кровь, боль, крики раненых и умирающих. На передовой от смерти не был застрахован никто. Гибли рядовые, гибли командующие полков, дивизий и даже армий. Так командир Сибирской стрелковой дивизии Киселев, награждавший Гусеву, погиб в 1945 году в Чехословакии. Сам командир полка Иван Гусев в тех боях был ранен.

Фото Анны Неволиной

Роза Загорских Фото Анны Неволиной

— Отца сильно контузило, осколком оторвало часть нижней губы, прострелена была рука, — говорит Роза Загорских.

Санинструктору Прасковье Гусевой повезло: до конца войны она прошла без ранений.

Военные и педагоги

После войны Гусевы жили в Моск­ве на Малоколхозной площади. В мирное время родились два сына — Геннадий и Юрий. — Из окна нашей квартиры были видны Кремлевские звезды, — рассказывает Зоя Ивановна. — Пос­ле войны отец остался в армии: окончил военную академию имени Фрунзе, служил в Комитете госбезопасности, выйдя на пенсию, работал в министерстве речного флота. В День Победы ходил в «коробке» ветеранов на главной площади страны. О войне не любил говорить: все время в боях, полк пополнили, опять в бой, пополнили — в бой. Очень большая нагрузка. Все это ему снилось, не давало покоя.

Прасковья Гусева прожила с мужем в браке без малого 35 лет. Полковник Иван Андреевич умер на операционном столе в 1977 году — сказалась фронтовая контузия. Прасковья пережила супруга на 27 лет.

Так сложилось, что в семье Гусевых много военных и педагогов.

Окончив школу, педучилище, затем пединститут по специальности физик­математик Зоя Гусева по распределению попала в Красноуфимск, там вышла замуж за военного Владимира Загорских.
Геннадий Гусев дослужился до подполковника медицинской службы.

— Очень гордимся нашими родителями, — говорит Роза Ивановна. — Дочь писала реферат, потом — правнучка.

Комментарии 1

Внимание! Комментарии на сайте не премодерируются. Правила