339

Жительница Первоуральска не может добиться получения жилья после пожара

Валентина Клочкова работает гардеробщицей во Дворце водных видов спорта. Ее зарплаты — 8600 рублей — не хватает на оплату съемного жилья, в котором женщина вынуждена жить после пожара
Фото Марии Поповой

Валентина Клочкова работает гардеробщицей во Дворце водных видов спорта. Ее зарплаты — 8600 рублей — не хватает на оплату съемного жилья, в котором женщина вынуждена жить после пожара Фото Марии Поповой

Несколько лет назад Валентина Владимировна работала на турбазе «Чусовая», делала ремонт в предоставленном работодателем жилье. Все изменилось в одночасье — из-за неисправной проводки дом вспыхнул и сгорел. С тех пор Валентина Клочкова живет с сыном и тратит все деньги на оплату съемного жилья. Подробности — в материале «Городских вестей»

Даже заходить страшно

В 1996 году Валентина Клочкова за хорошую работу на турбазе получила от ее директора часть в доме на двух хозяев при «Чусовой». В Новоуткинске у женщины было две комнаты, но располагались они в доме, который уже тогда был признан аварийным. Жить там, по словам Валентины Владимировны, было совершенно невозможно и даже опасно для жизни — стены шатались, потолок сыпался.

— В доме на турбазе нам стали делать электроотопление, я не могу обвинять — они, не они. Но с проводкой рабочие возились, — говорит Валентина Клочкова. — В итоге дом, который мне выделил директор, сгорел вместе со всем имуществом, со всеми документами. А дом в Утке, где я прописана вместе с детьми — дочерью и сыном — для жилья не пригоден. В него даже заходить страшно. Его признают аварийным, у меня все документы на руках. Мне отказывают в жилье, хотя дом муниципальный.

Валентина Клочкова утверждает, что ни у нее, ни у детей нет возможности купить квартиру или комнату — сын занимается извозом, у него в собственности — две машины, которые оценили всего в 200 тысяч рублей. Сама Валентина Владимировна работает гардеробщицей.

— У сына есть квартира на севере, но там прописаны его сын и бывшая супруга, — рассказывает женщина. — Нам говорили, мол, пусть сын там свою квартиру продаст, а здесь купит. А жену с ребенком он на улицу должен выселить, что ли?

За квартиру — и пенсию, и зарплату

Еще когда только случился пожар, дочь Валентины Клочковой сразу наняла адвоката. Полтора года он собирает бумаги — уже скопилось два тома.

— Сотрудницы жилотдела, который в администрации, спрашивают, работают ли у меня дети. А когда получают ответ, что нет, не работают, начинают причитать: «Вы хотите квартиру налогоплательщиков получить, а сами налоги и не платите». Вот как так можно? — негодует женщина. — Я в этом деле совершенно неграмотная, и адвокат пошла совсем не по тому пути: она начала собирать документы, что мы — малоимущие. Раз дом признан аварийным, нужно было сразу писать в администрацию на предоставление мне временного жилья — ведь я должна где-то жить. Меня должны были поставить на очередь.

Время, считает Валентина Владимировна, упущено. Что делать сейчас, женщина просто не знает.

— Мне то одно говорят, то другое, — говорит Клочкова. — Кто-то советует выписать из квартиры детей, кто-то — справляться самой. Сейчас меня к себе забрал сын. Первое время жили в комнате, потом пришлось квартиру снимать. Я за нее плачу 10 тысяч, а зарплата у меня — 8 600 рублей. Хорошо хоть, пенсию заработала — 7 тысяч, так вот и отдаю все деньги за жилье.

В администрации женщине дали ответ в мае. Председатель комитета по управлению имуществом Татьяна Максименко сообщила, что комиссия по жилищным по вопросам приняла решение «отказать Клочковой В.В в рассмотрении заявления о признании ее малоимущей и нуждающейся в улучшении жилищных условий в указанном составе семьи».

Крысам страшно жить

— Я уже не знаю, куда кинуться, — говорит Валентина Клочкова. — С адвокатом переругалась. Сейчас решили написать заявление в администрацию, чтобы мне предоставили хоть какое-то временное жилье, потому что в том доме, где я прописана, даже крысам страшно жить. А вот люди живет. Потому что деваться некуда.

 Алевтина Ефремова, юрист:

                — Я бы посоветовала Валентине Клочковой обратиться в администрацию с заявлением о переводе ее во внеочередной список, так как ее дом признан аварийным, и женщина остро нуждается в жилье. Но, к сожалению, такие вопросы чаще решаются через суд. В суд нужно идти с уже подготовленными документами, поэтому написать заявление стоит обязательно, а в случае отказа на перевод — уже идти в суд.  

По словам Валентины Владимировны, если бы не сгорела ее «времянка» на турбазе, она бы жила себе припеваючи и даже не знала, что в Первоуральске есть администрация.

— Дом начал гореть с веранды. Хорошо, что я еще не спала, а то бы, наверное, тоже сгорела. Выскочила, в чем была — в дырявых валенках и халате. Весь ремонт — я утеплила стены, поменяла крышу, поставила новые окна — пошел прахом. Да еще и соседей сожгла — дом-то на двух хозяев был. Слава богу, что у них жилье было застрахованное, а то бы еще и их без крыши над головой оставила.

Как утверждает Валентина Владимировна, ни одна муниципальная служба ей на помощь не пришла.

— Я приходила в соцзащиту, спрашивала, положено ли мне какое-то пособие. Сказали, что да — 1000 рублей на человека. Я ничего не взяла, им на бедность оставила. Мне совершенно чужие люди одежду приносили. Никто не помог. Ни продуктами, ни деньгами. Хотели ипотеку брать, но там первоначальный взнос — 500 тысяч. Мне такие деньги и не снились никогда.

 

Комментарии 2

Внимание! Комментарии на сайте не премодерируются. Правила