182

О том, как снимали «ПроЧтение»

Фото Анны Неволиной

Фото Анны Неволиной

На мою просьбу поснимать как снимают «ПроЧтение», наш фотограф Анна Неволина отреагировала со свойственным ей рвением:

— Что ты опять придумала? — протянула Аня, но взяв сумку с фотоаппаратом, отправилась за мной.

В этот раз снимали очередную серию проекта «ПроЧтение» с Оксаной Розум. Оксана принять участие в проекте согласилась сразу же, без уговоров. Она не кокетничала, говоря, что боится камеры, не знает, какое выбрать стихотворение, у нее нет времени и вообще. Вот сразу взяла и согласилась. И даже предложила место съемок — полуразрушенное здание театра на Старотрубном. Оказалось, что заброшенное здание давно превратилось в проходной двор для окрестных мальчишек и любителей алкогольных возлияний. Так что попасть внутрь не составило труда.

Фото Анны Неволиной

Фото Анны Неволиной

Кругом куски декораций, осколки стекла, строительный мусор. Оксана, как в музее, показывая на обломки домиков, деревьев, рассказывает: «Это декорации к спектаклю про Карлсона… Это…» Попутно она рассказывает, что стена смежная с цехом, обшита какой-то супер звукоизоляцией.

— Цех начинал шуметь в самый неподходящий момент. Как спектакль, так аж стена дрожит. Мы придумали такую звукоизоляцию, чтобы шум не мешал, — пояснила Оксана.

Фото Анны Неволиной

Фото Анны Неволиной

Правда, сейчас звукоизоляция не нужна: цех заброшен, театр тоже.

По зданию гуляет ветер. Стены исписаны. Вдоль стен — строительные леса. В бывший зрительный зал приходится пробираться по настилу из доски. Видеооператор «Интерра-ТВ» Владимир Махмутов роняет фразу о том, что здесь водятся несметные полчища крыс. Эта информация добавляет экстрима в процесс передвижения по доскам.

В зрительном зале полумрак. Солнца, светящего из дверных проемов достаточно, чтобы освещать помещение. Обстановка для любителей старых развалин чарующая: уходящие ввысь металлоконструкции, на которых должны были разместиться ряды кресел, зияющая оркестровая яма, положенные над ней доски, по которым можно перебраться на замусоренную сцену.

Оксана показывает дверь, ведущую в гримерку, и говорит, что именно она стала первым ее «домом» по приезду в Первоуральске. Там вместе с супругом они жили до тех пора, пока не обзавелись более основательным жильем.

Антураж зрительного зала Владимир Махмутов с профессиональной точки зрения не оценивает (сумрачно, во-первых, неровный пол, во-вторых), поэтому для съемок приходиться возвращаться обратно в холл.

Как человеку сценическому, Оксане удавалось практически все дубли записывать с первого раза. Лишь последние строки сопротивлялись: забывались, путались, не проговаривались. Самая кульминация. Оксана нервничала, но не ругалась (почти). После пятнадцатиминутных мучений дубль был записан.

Надо отдать должное терпению видеооператора. Вова, по общему мнению женской части нашей редакции, лучший оператор «Интерра-ТВ». Ему лучше всех удается снимать «ПроЧтение». Он обладает своим взглядом на проект, ангельским терпением и невероятной выдержкой.

Фото Анны Неволиной

Фото Анны Неволиной

Когда Оксана в пятый раз сбивается на фразе «И смерть затекает в стоки, сочится в щели», он просто говорит:

— Вы пока порепетируйте, а я покурю.

Процесс съемок, как говорилось в начале текста, был запечатлен нашей Аней, которая огорчилась, что ее замечательные снимки никто, кроме сотрудников редакции, не увидел. Поэтому специально для Аниных фотографий пришлось писать про съемку очередного выпуска проекта «ПроЧтение».  Зато теперь вы знаете, как это бывает.

Комментарии 5

Внимание! Комментарии на сайте не премодерируются. Правила