525

Что иностранцев привлекает в Черемше: живописная природа, самородные умельцы, дикорастущий чеснок

Фото Анны Неволиной

Фото Анны Неволиной

Черемша — это дикорастущий чеснок такой. Некоторые с ним салаты летние делают. Почему имя целому поселку в 17 км от Первоуральска дали в честь травы какой-­то — остается только догадываться. Мы съездили в деревню, которая на информационные поводы не богата, зато, как и каждая деревня, щедра на простых, душевных людей. Чем примечательна деревня, почему не действует местная церковь и откуда такое название — узнали «Городские вести».

Династия умельцев

На въезде в деревню стоит знак «Перегон скота». Однако как потом выяснится, скота в Черемше нет. Одна корова на деревню.

Тут же на въезде на пригорке возле первого дома весят плетенные корзины. Про умельца здешнего в городе много кто рассказывал, мол, толковый мужичок. Решаем и мы остановиться.
Пока разглядывали «выставочные образцы» — корзины, из соседнего дома выходит и сам хозяин. Не с пустыми руками — с фотоальбомом, где представлены примеры работ.

Плетеные изделия — гордость Черемши.Фото Анны Неволиной

Плетеные изделия — гордость Черемши.Фото Анны Неволиной

— Корзина такая около тысячи стоит, кухонный стол, например, пять тысяч. Все ручная работа, — говорит Иван Антипин, которому на вид около тридцати лет. — Все же от заказа зависит. Через неделю где-­то готово будет. По ценам сторговаться можно.

Парень несколько расстраивается, когда узнает, что мы не потенциальные клиенты, а всего лишь корреспонденты.

— Ой, обо мне и моем отце уже все газеты писали: первоуральские и областные. Мне, честно говоря, некогда особо разговаривать — заказов много и по хозяйству много дел.

После недолгих уговоров, умелец соглашается побеседовать.

— Так получилось, мать с отцом развелись. Мы переехали сюда с отцом из Волгограда, нам выделили землю, мы построили дом. Вот и живу здесь почти всю жизнь, — говорит Иван. — Отец 30 лет занимался плетением, я — уже двадцать, он меня всему обучил.

Несколько лет назад отец Ивана скончался, а сын продолжает принимать заказы — не обижает постоянных клиентов.

Фото Анны Неволиной

Местная река Черемшанка — левый приток реки Чусовой. В реке водится хариус, гольян, уклейка, чебак. Фото Анны Неволиной

— Самое необычное, что я плел, — это, наверное, большой угловой диван. Заказ принял, сделал, а из мас­терской кое-­как вытащил. Раз в час­то покупатели тут останавливаются. Смотрят, спрашивают, иногда заказывают — в магазине­-то такого не найдешь. Ко мне и американцы приезжали, и немцы — молва. Что бы вам про Черемшу рассказать? Старожилы у нас больше знают. Криминала никакого у нас нет, все спокойно. Три месяца назад магазин хороший открыли. Я­-то ладно, в машину прыгнул — и в Билимбай, а бабушкам-­то нашим приходилось за хлебом на автобусе ездить.

Местная река Черемшанка — левый приток реки Чусовой. Начало берет с западного склона горы Белой Коноваловского увала.

— В реке водится хариус, гольян, уклейка, чебак. Зимой рыбачим здесь, — продолжает Антипов. — Река чистая, но летом не покупаешься все равно — холодная очень и захода нет.

 

Церковь есть

Недавно построенная небольшая часовня — еще одна явная достопримечательность Черемши. Четыре года назад часовню освятили и переименовали в честь Великомученицы Екатерины. Сегодня на двери — замок, а окна занавешены.

Часовня великомученицы Екатерины Фото Анны Неволиной

Часовня великомученицы Екатерины Фото Анны Неволиной

— Это — бывшая часовня Михаила Архангела, была построена еще в 1889 году. Закрыта была в 30­-е годы, — рассказывает жительница Черемши Марина Арефина. — Здание сохранилось, находилось в аварийном состоянии, для богослужения не использовалось. С 2010 года началось восстановление. Нашли спонсоров, поменяли окна, отремонтировали кровлю. На выходные приезжает отец Александр из Новоуткинска, проводит службы.

Марина Юрьевна живет в Черемше с 1993 года. Признается, что в город возвращаться не хочет.

— Раньше работала на Хромпике, ушла на пенсию, мы с мужем переехали сюда. Здесь хорошо, я уже и отвыкла в городе жить. Ездила в город тут с сестрой за покупками, он до того чужой стал, не хочу туда возвращаться, — говорит Марина Юрьевна. — Живем потихоньку, молодежь приезжает на выходные, вроде не буянят. У меня заботы целый год. Летом сажаю, зимой кручу соленья. А почему бы здесь не жить? Огород, холодильник, антенну провели. За питьевой водой на колонку хожу, а поливаю с речки.

Жительница Черемши Марина Арефина Фото Анны Неволиной

Жительница Черемши Марина Арефина Фото Анны Неволиной

Какие карточки?

Месяц назад «Городские вес­ти» уже приезжали в Черемшу на пожар. Оказалось, во всей деревне нет ни одной работающей колонки. Мало того, что нет питьевой воды, под рукой — только речка, но и в случае пожара огонь потушить можно только из садовых бачков. После нашей публикации, говорят жители, приехали какие­то люди и старый сарай, где была колонка, снесли. А пос­
ле приехали люди из «более конкретной» организации — «Водоканал» — и колонку довели до ума.
— Скважину наконец-­то сделали. На той неделе сначала будку убрали, потом, через пару дней, приехал «Водоканал». Мы уже сколько писали писем на имя Дронова и Козлова. Недавно ответ пришел, что в июле водоснабжение будет восстановлено, — говорит жительница Черемши Мария Ягодина.

Восстановленная колонка Фото Анны Неволиной

Восстановленная колонка Фото Анны Неволиной

— Вода в открытом дос­тупе или по карточкам?

— Нет, вы что? — удивляется Мария Васильевна. — Без карточек, конечно. Какие карточки еще? Вот пойдете сейчас, под сиренью нагнитесь и увидите колонку.

 

Скотины нет

По деревне проходит федеральная дорога, поэтому свист шин здесь не прекращается. А вдоль дороги стоят дома, жители которых только и мечтают о покое. Мы постучались в один из таких домиков, где в полисаднике, как ни в чем не бывало, гуляли курицы.

Фото Анны Неволиной

Фото Анны Неволиной

— Это проблема, конечно. Дорога страшная. Внучки приезжают, где­то должны гулять вроде. Деревня же, а у нас здесь дорога. Надо хоть «лежачие», что ли, поставить. Здесь так гоняют, боишься на улицу выйти. Поэтому собираются у нас во дворе, играют, — говорит дачник из Екатеринбурга Владимир Соснов. — У нас этот дом уже тридцать лет. Друг купил здесь и нас всех переманил. И голубей мне приходится держать, потому что все друзья держат и мне надарили. Да с ними легко, уезжаем в город на неделю, зерна насыпаем, воды нальем — они и рады.

В этом году, по словам Владимира Соснова, урожай должен быть хорошим, на погоду мужчина не жалуется.

Дачник из Екатеринбурга Владимир Соснов Фото Анны Неволиной

Дачник из Екатеринбурга Владимир Соснов Фото Анны Неволиной

— Мы все у себя в огороде садим, помогаем стране, чтобы в магазине поменьше покупать, — улыбается мужчина. — Погода в этом году благоприятная. Нынче уже и черника пошла, видел, ребята ходят, продают. Скотину вот начали держать, один петух у нас и девять кур, нам яиц хватает. А так, в Черемше особо скотоводством не занимаются. Куры, в основном, у всех, есть пара барашков, вроде корову одну видел. Лет 25 назад была ферма здесь, а теперь лесопилка стоит. Рыбачить летом здесь не на что, я в Первомайку езжу, а зимой — не люблю. Здесь жителей­-то у нас мало. Постоянно живут только пенсионеры. Жизнь бурлит по пятницам, когда все приезжают и ходят туда­сюда до магазина. Его, кстати, только месяца три назад поставили, старый­то у нас сгорел. Теперь есть хоть, куда за хлебом сходить. Что еще тут у нас интересного? Там у нас горочка есть. Мы ее «аппендицитом» называем — район, отрезанный от главной улицы. Там они сами по себе дружно живут.

 

Молодежная деревня

Алевтина Николаева считается среди местных одной из старожилов Черемши. Здесь у нее родился муж. Работали вместе на Билимбаевском лесохиме, собирали серу.

— Деревня основана в 1730­-х годах крепостными крестьянами графа Строганова, которые выжигали древесный уголь и добывали бурый железняк для Билимбаевского завода, — рассказывает Алевтина Николаева. — А мы когда здесь жили, все работали на «Лесохиме» и в Битимском совхозе. А так, Черемша ничем не славилась. Две речки у нас: Черемашнка и Погорелочка. Сейчас здесь спокойно и тихо, раньше было много молодежи, в наше время. И клуб здесь был, и школа, и медпункт…

Алевтина Николаева приезжает в Черемшу на лето из Талицы Фото Анны Неволиной

Алевтина Николаева приезжает в Черемшу на лето из Талицы Фото Анны Неволиной

Последние три года пос­ле смерти мужа Алевтина Николаева живет в Талице, сюда приезжает только летом. Привозит внучек — здесь всяко веселее, чем в городе.

— Им скучать в деревне некогда, помогают бабушке в огороде. Варенье любят, значит, надо ухаживать за викторией. Раньше скотину держали, теперь перестали — силы не те. Вроде деревня спокойная, но нет-­нет, а кто-­нибудь залезет в дом. Есть у нас такие товарищи. И пьют некоторые, куда без этого. Недавно вот дом сгорел, тоже хозяева хорошо выпивают. Хозяин-­то сам хороший вроде, руки золотые. Была бы жена нормальная… А так, жители у нас хорошие, даже целыми кланами живут. На соседней улице стоит семь домов, пять из них — родственники. Они еще и коренные жители.

 

Скучать не приходится

К клану Арефиных мы и направились. Они как раз живут на том самом «аппендиците». Звонков здесь на домах ни у кого нет. Едва удается достучаться, докричаться до жителей: кто-­то уехал по делам в город, кто­-то ушел в огород и просто не слышит.

Старожил Роза Арефина Фото Анны Неволиной

Старожил Роза Арефина Фото Анны Неволиной

Хозяйка дома — Роза Арефина — долго не открывала непрошеным гостям. Немного покружив около дома, мы увидели, как с горки спускается миниатюрная женщина. Оказалось, это и есть Роза Ивановна, она ходила помогать дочери, которая живет здесь.

— Я сама из Поволжья. Училась на медсестру в Екатеринбурге, сюда попала по распределению в 1967 году. Тут и вышла замуж, — говорит Роза Ивановна. — Муж у меня родился здесь.

У каждого в деревне свои заботы Фото Анны Неволиной

У каждого в деревне свои заботы Фото Анны Неволиной

Про клан соседи не наврали. Женщина смеется, когда мы спрашиваем, сколько членов ее семьи живет в Черемше:

— Да, жили здесь два брата Арефины, получается, один из них — мой свекр. Так вот и расплодились, мы здесь жить остались, сейчас дочка у меня здесь живет.

По словам старожила, деревня Черемша расположена среди гор на ровном месте при речке Черемшанке, от которой и получила наименование. Речка же, в свою очередь, так названа из­за обильного произрастания в долине реки дикорастущего чеснока — черемши.

— Основано селение почти одновременно с Билимбаевским заводом. Строганов поселил сюда своих крепостных крестьян, чтобы уголь выжигать, руду добывать из Погорельского рудника, — рассказывает словно заученные слова женщина. — Весь год крестьяне занимались углем, потому нетрудно было отличить черемшанских крестьян — от их лаптей всегда оставались угольные следы и зимой, и летом. Не помню, откуда я это знаю. Рассказывали.

Фото Анны Неволиной

Фото Анны Неволиной

В 1973 году женщина с семьей уехала в город, когда родилась старшая дочка.

— Когда приехала сюда в 1967 году, здесь был «Билимбаевский лесохим», серу добывали. 360 человек рабочих было. Я же медиком была, они у меня все записаны были. Мне исполнилось 25 лет, когда я сюда приехала, а рабочие ходили, возмущались, что, мол, 17-­летнюю прислали.
Потом закрыли «Лесохим», рабочих мест не стало, все начали уезжать, закрыли и школу. Невыгодно стало, детей мало. Через некоторое время и медпункт закрыли. Как на пенсию вышла, перебралась в Черемшу основательно. Зимой сами чистим дороги, скучать некогда. Для ребятишек горку заливаем. У меня внуки­то большие все — парни. Помогают мне по хозяйству. Но для других детей горку заливаем, — говорит Роза Ивановна. — Езжу в город в неделю раз — корреспонденцию забирать. А летом забот хватает: курицы, огород… Помощь, как медик, оказываю до сих пор, никому не отказываю. Но обязательно посылаю к врачам, пусть придут с процедурным листом, а дальше я помогу. Девочки, поешьте ягоды, они уже созрели. В этом году картошку я сажала по новому способу, вычитала в газете. Раскапываешь грядку, туда картошку, а сверху солому. Что будет — не знаю. Первый раз так делаю, зато полоть не надо.

Комментарии 0

Внимание! Комментарии на сайте не премодерируются. Правила