13:06, 24 Июль 2015 г.1 494

В Первоуральске вновь судят Елену Казанко

Елена Казанко Фото Андрея Попкова

Елена Казанко Фото Андрея Попкова

В отношении заключенной ИК № 6 Кировграда Елены Казанко возбудили новое уголовное дело

Экс-директор управляющей компании «Жилищный сервис» Елена Казанко осуждена приговором Первоуральского городского суда. В октябре прошлого года суд признал ее виновной в мошенничестве и приговорил к трем годам колонии и штрафу 350 тысяч рублей. Обвинение вновь выдвинуто по части 4 статьи 159 УК РФ — «мошенничество в особо крупном размере» (до 10 лет колонии, штраф — до 1 миллиона рублей). И если по первому уголовному делу Казанко вину не признавала, заявляя, что стала жертвой мести со стороны правоохранительных органов, то сейчас ситуация иная. «Моя подзащитная вину признает частично, — говорит адвокат Казанко Александр Колотилин (его отец Валерий Колотилин защищал Казанко во время первого процесса). — В чем именно, я сказать не могу, ей еще не предоставляли слово». А пока на очередном заседании Первоуральского городского суда 22 июля заслушали трех свидетелей.

Мошенник или жертва?

Мошенничество, в уголовном кодексе РФ определяется в частности как «хищение чужого имущества». Во втором уголовном деле Казанко около полусотни томов, но если излагать кратко, то обвиняется экс-директор УК «Жилищный сервис» в том, что собрала деньги с жителей более чем 40 домов за горячую воду и отопление, а поставщики ресурсов их не получили. Согласно обвинительному заключению, Елена Казанко присвоила 10 млн 200 тысяч рублей.

Всего УК «Жилищный сервис» за свою деятельность под руководством Казанко собрала с первоуральцев 12 млн 765 тысяч 15 рублей, так что хищение названной в обвинительном заключении суммы — обвинение серьезное.

Елена Казанко известна своим четырехдневным пребыванием в СИЗО в декабре 2012 года (позже суд зачтет эти дни в общий срок), а так же тем, что лично обращалась в Генеральную прокуратуру, на имя президента с жалобами на коррупцию в правоохранительных органах Первоуральска.

И еще у Елены не совсем чистые на руку коллеги. Саму компанию «Жилищный сервис» создал весной 2011 года Владимир Былинкин. В данное время бывший директор УК ЖЭК Былинкин отбывает трехлетний срок за мошенничество в колонии общего режима по приговору суда в июне прошлого года. Вместе с Былинкиным были тогда осуждены коллеги Казанко по бизнесу Татьяна Воронина и Анастасия Нестерова, они получили по 3,5 года лишения свободы условно (у обеих малолетние дети), со штрафом 120 тысяч рублей.

Проходя по первому уголовному делу, Казанко так же рассчитывала на условный срок.

Просто не помню…

Первым свидетелем на заседание Первоуральского городского суда 22 июля была приглашена нынешний директор УК «Жилсервис» Ольга Кардашина. Родная сестра подсудимой Кардашина воспользовалась правом, закрепленным в статье №51 Конституции РФ, которая гласит: «Никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом» и от дачи пояснений отказалась.

Второй свидетель Светлана Васильева, начальник по расчетам, приему платежей ЕМУП ЕРЦ, неожиданно не могла вспомнить даже примерно, сколько по договорам ЕРЦ обслуживало домов УК «Жилищный сервис». Васильева давала подробные показания следователю в августе прошлого года, могла, конечно, кое-то и не помнить, но не каждый день госпожу Васильеву вызывают свидетелем по делу о мошенничестве в особо крупных размерах: она знала, к кому и зачем идет на заседание Первоуральского городского суда 22 июля. Директор управляшки, с которым работала, — за решеткой. Пять домов было в ведении Казанко или в десять раз больше, при всем желании не забудешь.

Васильева не помнила ни число договоров, ни примерную сумму, перечисленную на счет УК «Жилищный сервис». На вопрос стороны обвинения «Факт того, что дома были на обслуживании УК «Жилищный сервис» чем подтверждался?», Васильева ответила: «Я не знаю».

В связи с расхождениями в показаниях данного свидетеля, государственному обвинителю пришлось огласить показания Светланы Васильевой данные следователю ранее (тома уголовного дела № 4 и 20).

Согласно протоколу допроса, УК «Жилищный сервис» сначала обслуживала пять домов на улицах Ватутина и Папанинцев, потом к ним прибавились 27 домов на улицах: Ленина, Трубников, Чкалова, 1 Мая, Строителей, затем число домов возросло до 47.

ЕРЦ только собирал, переводил средства УК «Жилищный сервис», но не контролировал поступление денег поставщикам ресурса, главным образом СТК. Сборы с граждан нарастали: 411 тысяч рублей — 2,5 миллиона — 4 миллиона 924 тысячи рублей, а выплаты СТК падали.

В результате СТК обратилась в Арбитражный суд Свердловской области, но ситуацию это не изменило.

Уголовное дело заключенной ИК № 6 Елены Казанко рассматривается в Первоуральском городском суде с весны этого года. Фото Андрея Попкова

Уголовное дело заключенной ИК № 6 Елены Казанко рассматривается в Первоуральском городском суде с весны этого года. Фото Андрея Попкова

Наличка для Былинкина

Бухгалтер Наталья Климова, которая обслуживала УК «Жилищный сервис» с момента ареста и помещении Владимира Былинкина в СИЗО в сентябре 2012 и до момента, когда начались проблемы с законом у Казанко в декабре 2012 года, все помнила отлично.

Ранее Климова вела бухучет для УК ЖЭК по договору. Потому отлично знала Былинкина и его помощниц Воронину и Нестерову.

По словам Климовой, Былинкину необходима была «наличка». Добывали ее по следующей схеме: безналичные средства перечислялись на счета компании «Стройинвест», директором которой была Нестерова, потом — на счета торгового дома компании «Черметвторпром». За раз переводились суммы от 200 до 500 тысяч рублей. Делалось это два раза в месяц. Откуда брались деньги? По признанию Климовой, она это не отслеживала (при этом вела бухгалтерию компании «Черметвторпром»). С «Черметвторпрома» Былинкину возвращалась уже наличка.

Свидетель Климова подтвердила, что на счета компании «Стройинвест» также переводились денежные средства со счетов УК «Жилищный сервис».

— Это делалось по просьбе Ворониной, Нестеровой и Казанко, — рассказывала Наталья Климова на суде. — Они звонили и говорили, куда и что отправлять. Договор я не проверяла и не смотрела, мне просто говорили, что договор у юриста, номер такой-то, дата такая-то, поэтому перечисляй деньги. Например, мне говорили: «нам нужно для работы 100 тысяч рублей», указание было устное — телефонный звонок, без письменных указаний. Казанко, Нестерова или Воронина могли дать мне устное указание заплатить по счету, по договору. В платежном документе стояла электронная подпись Казанко.

Климова вела приход-расход и по «Стройинвесту» и по УК «Жилищный сервис». Документы по ЕРЦ так же хранились у нее.

— После того как Былинкина арестовали, разговор был с Ворониной, что все как есть так и продолжается, что все будет по-старому, — рассказывала на суде Наталья Климова. — Наличку из компании «Черметвторпром» забирала Воронина, иногда она была вместе с Казанко.

Потом по признанию самой Климовой, «она стала  сомневаться, нужно ли ей все это» уже на третий месяц работы с компанией Былинкина.

— Я знала по разговорам, что были звонки из полиции, — говорит Климова. — Воронину и Нестерову приглашали в УВД на допросы. Возникло подозрение, что может что-то не то они делают. Пришла к выводу, что надо отказаться от работы с ними. Воронина, Нестерова, Казанко все между собой перессорились. Казанко не устраивало, что Воронина иногда тратила средства УК «Жилищный сервис».

Виновата частично

Суд принял решение в дальнейшем допросить Татьяну Воронину и саму подсудимую. Елена Казанко вину свою признает частично.

— В чем ее частичная вина моя подзащитная даст объяснение в суде, — говорит адвокат Александр Колотилин. — С суммой, озвученной в обвинительном заключении в 10 миллионов рублей, мы не согласны. Данные средства УК «Жилищный сервис» потратила на обслуживание жилого фонда.

Комментарии 7

Внимание! Комментарии на сайте не премодерируются. Правила