419

«Городские вести» побывали в гостях в конно-спортивном клубе «Кунгурка»

Фото Анны Неволиной

Фото Анны Неволиной

40 минут езды по кочкам и выбоинам, промышленные пейзажи Дегтярска на обочине, наконец, скромный указатель — Кунгурка. Мы попадаем в райское местечко, где почти не ловит сотовая связь. И можно потратить несколько часов своего времени на общение с самыми гордыми и красивыми животными на свете — лошадями.

 

Фото Анны Неволиной

Фото Анны Неволиной

«Лошадник» — и этим все сказано

— Это не хобби, это — болезнь, — у ворот конно-спортивного клуба «Кунгурка» журналистов встречает руководитель Юлия Красулина. — Я с детства с ума схожу по лошадям: рисовала их, смотрела передачи, а потом пошла заниматься в городской прокат (Юлия из Екатеринбурга — ред.) Причем в моей семье ни одного «лошадника» не было. Вот, дорисовалась (смеется).

Под опекой Юлии — 45 лошадей: мощные красавцы буденовской породы, гордые ахалтекинцы, грациозные орловцы, своенравные башкиры.

Фото Анны Неволиной

Фото Анны Неволиной

— Я пришла работать в «Кунгурку» в 2000 году — тогда это была небольшая частная конюшня с 6-8 лошадями. Но какие это были лошади! Принадлежала конюшня Николаю Максимову (Ревдинский металлургический комбинат — ред.), каждая по 10 000 долларов — тогда это были большие деньги. А ухаживали за ними марийцы — у них специфическое отношение к лошадям.

Юлию уговаривали долго. Никак не могла покинуть родной «Исток», где занималась конным спортом.

— С 15 лет я сходила с ума любительски, а с 20 лет начала заниматься спортом профессионально, — продолжает Юлия. — Тренер выпихивал меня, говорил, что пора устраиваться, взрослая тетя уже, с образованием (смеется). Так я и попала в «Кунгурку».

Юлия Красулина до сих пор преподает в родной сельхозакадемии, читает курс по коневодству, за копеечную, как сама признается, зарплату.

— Я помню свое жуткое разочарование, когда у нас начались занятия по коневодству. Первая фраза преподавателя: «Детки, а вы знаете, чем лошадки отличаются от коровок?». На этом я просто встала и вышла, — улыбается Красулина.

 

Смелые буденовцы и трусливые трокены

Мы общаемся в конюшне, за спиной денники. Лошади мирно жуют сено, изредка постукивая коленом в калитку.

Бриза готовят к соревнованиям. Подпольная кличка коня — Летающий Пони. За низкий рост и удивительную способность высоко прыгать Фото Анны Неволиной

Бриза готовят к соревнованиям. Подпольная кличка коня — Летающий Пони. За низкий рост и удивительную способность высоко прыгать
Фото Анны Неволиной

Сегодня 8 августа. В конноспортивном клубе прошел Чемпионат Ревды по конкуру. В программе — преодоление препятствий, демонстрация лошадиной мощи. Соревнования посвящены   памяти лошадей, которые когда-то тренировались и побеждали, но сошли с дистанции по состоянию здоровья.

— Мы взяли в аренду шатер, потому что обещали дожди и вообще нерадостную погоду, — Юлия показывает на красно-синий купол диаметром несколько десятков метров в центре подворья. — Но я говорила, что погода будет прекрасной — лошади не могут подвести. Так и получилось: сегодня солнце, тепло, ни дождинки. Память лошадей не может быть омрачена плохой погодой.

Юлия Красулина на Белле Фото Анны Неволиной


Фото Анны Неволиной

Юлия Красулина не только организатор, но и участник соревнований. Выступает на красавице-кобыле Белле.

— Это рысистая помесь. Объясняю, что такое «рысистая помесь» — папа был рысаком, а мама — деревенская кашлатая лошадь. Она знает себе цену, но не умеет этим пользоваться. Темперамент есть — достаточно горячая девушка, — рассказывает Юлия про свою любимицу. —  Очень импульсивная, ее приходится контролировать. Очень сильная и  смелая пятилетка. В этой жизни боится только меня — больше никого и ничего.

Юлия Красулина на красавице Белле Фото Екатерины Старниковой

Юлия Красулина на красавице Белле
Фото Екатерины Старниковой

Сама Юлия обожает лошадей буденовской породы.

— Они боевые лошади, их выводили, чтобы рвать грудью. Это лошадь, которая уважает всадника. Неважно, что перед ней будет — закроет глаза и прыгнет. Надо, значит, надо.

А вот трокенов Красулина не любит. За трусливый нрав.

— Вроде бегают красивей и толковей, а вот надо собраться с мыслями в поле — развернется и уйдет, — разводит руками Юлия.

Звезды среди лошадей, безусловно, орловцы.

IMG_5672 IMG_5673 IMG_5674

—  Самая высокомерная порода. Этой лошади надо сначала доказать, что ты не верблюд, только после этого она опустится и снизойдет с высоты своего высочества до общения с всадником, — смеется Юлия.

Красулина не отрицает: животное должно чувствовать силу и преимущество, поэтому общение с лошадями подразумевает кнут и пряник.

—  Без этого никак нельзя. Вам придется доказывать свое превосходство. Наказать за провинность, за хорошее — похвалить. Если вы не сможете поставить себя перед этой машиной под 500-600 килограммов, она просто наступит вам на голову. У лошадей отлично срабатывает инстинкт самосохранения — они уважают лишь то, что представляет собой опасность, — делится опытом Юлия.

Фото Анны Неволиной

Фото Анны Неволиной

И тут же добавляет, что на арене есть волшебное слово, если лошадь его слышит, то сразу понимает — надо бежать. Вполне литературное — сука.

— Я отчаянно ругаюсь матом, — честно сообщает Юлия. — Если лошадь слышит от меня нецензурщину, то сразу понимает — вот он кнут.

 

Ипотерапия

По стопам Юлии пошла и ее дочь Алиса. Она также демонстрировала свои навыки на соревнованиях по конкуру.

— На самом деле, я не уходила из «Истока» еще и по той причине, что меня там держала моя любимая кобыла Буксировка. Ее считали профессором и доверяли всех без исключения детей. Она воспитывала меня как бойца — если я что-то делала не так, сразу шли мимо кассы. Всем приносила разряды — кроме меня. Когда я стала работать в «Кунгурке», мои друзья купили ее мне. От нее остались две чудные кобылы — Бессарабия и Небраска. Бессарабия — ровесница моей дочери. Вышло так, что мы с Буксировкой параллельно вынашивали своих детей. Помню, маленькая Алиса убежала в загон к кобылам, мы ее потеряли, так Буксировка ходила и охраняла ее. Она была старшей и уважаемой кобылой — среди лошадей четкая субординация, — говорит Юлия Красулина.

IMG_5333 IMG_5340 IMG_5372 IMG_5374

Первая лошадь Алисы Красулиной — Бессарабия.

У лошадей — особое отношение к детям. Именно поэтому эти животные так ценятся в терапии больных ребятишек.

Сама Юлия признается — ипотерапией не занимается, поскольку занятия должны быть групповыми и под контролем медика.

— У моего брата ДЦП. Пошел он именно благодаря лошадям. С пяти лет я сажала его в седло, сама садилась сзади, фиксируя его, и день за днем мы занимались. Конечно, эффект есть.

За спиной Юлии в деннике бьет коленом в калитку красавец-буденовец Бриз. Требует внимания и морковку.

— Он у меня любимый балбес, — Бриз тыкает носом в грудь Юлии, шевелит губами и издает звуки, похожие на сдержанное ржание. — Кроме меня вообще никого не признает. Только я могу его вывести и завести в денник, только я езжу на нем. Муж все пытался покататься — Бриз просто не садит и всё.

IMG_5492 IMG_5551 IMG_5552

Еще одна гордость Красулиной — 27-летний старожил Джош.

— Он альбинос? — по-дилетанстки спросили мы.

— Это редкость —  изабелловая масть, — нараспев ответила Юлия, не скрывая нежных чувств к старичку. —  У лошадей от природы черная кожа. У Джоша — розовая кожа и голубые глаза, депигментация.  Ему 27 лет. А средний возраст жизни лошади — 25 лет. Я его купила в том году — так бы он уехал на мясокомбинат. Я восстановила на него документы, он прошел все пробы по крови, получил паспорт. Чистокровный ахалтекинец.  Ему в лошадином эквиваленте под соточку.

Кормят пенсионера по-особенному — геркулесом, мюсли и цукатами. Пищеварение в преклонном возрасте очень проблематичное.

В конюшнях приятно пахнет свежим сеном и здоровым лошадиным потом. Нет едкого запаха навоза.

— Лошадей чистят каждый день, денники тоже, — объясняет Юлия. — Иначе никак.

Фото Анны Неволиной

Фото Анны Неволиной

Комментарии 2

Внимание! Комментарии на сайте не премодерируются. Правила