514

Один день из жизни ветеринарных врачей с их мяукающими и гавкающими пациентами

Фото Анны Неволиной

Фото Анны Неволиной

Почти у каждого дома есть домашний любимец — у кого-то собака, у кого-то кошка, а у кого-то хомяк. Бывает так, что они заболевают, и тогда мы спешим в ветеринарную клинику. Наш корреспондент провела в клинике «Вет+» один рабочий день и узнала, кто эти люди, которые лечат наших животных.

 

И так каждый день

Восемь часов утра. В коридоре ветеринарной клиники пусто, лишь в регистратуре сидят два человека с явно невыспавшимися лицами.

— Опять перепутал время и приехал на час пораньше, — морщится Петр Горбенко.

Смена у него начинается в 9 утра, а у другого врача — в 8. Но Петр, как это часто бывает у него, снова перепутал.

— Да ладно, ерунда, — смеется врач, потягиваясь. — Зато успею проснуться, взбодриться горячим чаем за этот лишний час. Могу пока провести небольшую экскурсию по клинике.

Фото Анны Неволиной

Фото Анны Неволиной

Ничего особенного я не увидела — не сильно ветеринарная клиника отличается от обычной больницы. Такие же скамейки, столы, больничные шкафчики, больничная униформа.

Гораздо интереснее в рентген-кабинете, который совмещен с хирургией.  Посередине него — стол для животного с подкассетником, куда вставляется пластина для снимка.

— Снимки получаются цифровыми, благодаря специальному оцифровывающему устройству. Кнопка вынесена за периметр кабинета, в нем находится только помощник, фиксирующий животное. Для него есть специальная униформа. Сам рентген-аппарат достаточно безопасный, и при необходимости можно делать несколько снимков, не беспокоясь за здоровье пациента, — рассказывает Петр.

Фото Анны Неволиной

Фото Анны Неволиной

Оказалось, в ветеринарной клинике тоже есть стационар, правда, на данный момент в нем только три кошки.  Две тихо дремлют на своих подушках, изредка открывая глаза и оглядывая все вокруг уставшим взором. А вот третьей не до сна. Стоило только пройти мимо нее, как она начинает шипеть и выгибать спину.

— Как вы ее лечите, ей же, наверное, уколы ставить надо?

— Ну, для этого надо постараться. Сейчас ты на наши старания посмотришь, ей, как раз, два укола поставить надо.

Горбенко открывает клетку. Шипение усиливается, сопровождаясь медленным передвижением полосатого и хвостатого  зверя в угол клетки. Кошка живет в стационаре уже неделю, ей скоро будут удалять камни из почек. В первый день, со слов ветеринара, поддавалась лечению, но потом начала кидаться на всех, кто к ней подходил.

Фото Анны Неволиной

Фото Анны Неволиной

— Приходится удерживать ее силой, а она ведь плачет, вырывается.

Но деваться некуда, с истошным мяуканьем и шипением на всю клинику, процедура подходит к концу.

— И так каждый день, — рассказывает Петр, — но, главное, чтобы кошка выздоровела.

 

Здоровью кота ничего не угрожает

Проходим в кабинет, ведь скоро прием, надо все подготовить. Уголок ветеринара небольшой: стол для осмотра животного, два стула для посетителей, на стене полки с лекарствами и коробки с таблетками, ну и, конечно, стол с компьютером. Здесь ветеринар вводит информацию о пациентах в специальную программу, распечатывает схему лечения для хозяев, чтобы они не забывали, какое лекарство и в какой дозировке необходимо дать животному.

Фото Анны Неволиной

Фото Анны Неволиной

Звучит сигнал — поехали, первый пациент уже в дверях.

Серого полосатого кота зовут Макс, ему три года. Он аккуратно выглядывает из своей зеленой переноски. У кота острый цистит. Причин этого неприятного заболевания несколько: малоподвижный образ жизни, небольшое количество выпиваемой за день жидкости. Кроме того Макс мог простудиться, гуляя на балконе, а мог перенести стресс.

Ветеринар спрашивает, не меняли ли хозяева корм, и «попадает в яблочко». Не так давно хозяйка решила порадовать своего кота и купила ему какое-то кошачье лакомство.

— Нежелательно, — качает головой Петр Горбенко. — Вы кормите животное специальным сбалансированным кормом, а тут даете ему абсолютно другой, который нарушил баланс, так делать нельзя. Возможно, поэтому у кота и начались проблемы с мочевым пузырем.

Испуганного Макса несут на УЗИ, чтобы исключить тяжелые заболевания. Проверкой займется опытный ветеринар Ленара Равильева. Она быстро и ловко бреет коту живот, в то время как Петр и хозяйка успокаивают животное. Лишь тщательно все проверив, ветеринар выносит вердикт — ничего серьезного здоровью Макса не угрожает. Остается лишь выписать лечение и дать советы по поводу прогулок и питанию.

— Питаться два раза в день, не переедать, на балконе прогулки ограничить, как можно чаще поить водой — для этих целей найдите тарелочку пошире, из нее коты охотнее пьют. И на всякий случай сделаем анализ, мало ли что, — перечисляет ветеринар, попутно занося информацию в компьютер.

Хозяйке остается лишь взять список назначений в регистратуре.

Засыпаю, представляю кота

Следующий пациент — кот  с такой же кличкой, как и предыдущий, — Макс. Ему будут снимать швы с хвоста — кот получил рваную рану.

Три слоя ткани, две пары крепких рук: один ветеринар держит кота, другой — хвост. Времени на раздумья нет, уложив кота на стол, Петр начинает убирать швы под вопли невезучего хвостатого. В коридоре хозяева боятся и гадают, что же тут делают с бедным кошаком. Я сжимаю кулаки и молю, чтобы операция  поскорее закончилась. Ждать долго не приходится — специалисты справляются за пару минут, а кот с визгом ныряет в свою переноску, и оттуда старается цапнуть кого-нибудь из тех, кто причинял ему боль.

Фото Анны Неволиной

Фото Анны Неволиной

Пока пациентов нет, мне разрешают зайти в хирургию. На операционном столе черненькая кошка. Привезли ее на удаление когтей. Оперирует Ленара.

Одна лапка животного лежит на простыне, крови не много. Делая надрез, каждый коготочек беззащитного животного врач отправляет на другую часть стола.

— Видимо, у хозяев дети маленькие или ремонт жалко, — говорит Ленара. — Как правило, поэтому коготки убирают. Операция не вредна для животного, после того, как все заживет, они так же передвигаются. Правда, на улицу выпускать их больше нельзя — не смогут защититься в случае чего.

Еще одна лапка падает на стол. Подойдя поближе, стараюсь всмотреться в мордочку оперируемой. Немножко торчит язычок, глаза открыты. Жуткое зрелище.

— Страшно было делать первую операцию? — спрашиваю я.

— Ну, если знаешь, что и как надо делать, да и предварительно отработала в голове весь план действий, то нет, не страшно. Я несколько месяцев перед своим «боевым крещением» засыпала, представляя в голове кота, определенного веса, раскраски, брила ему живот, делала надрез, потом все по плану. Паника начинается при малейшем несовпадении, когда работа отходит от плана. Сразу начинают трястись руки. Такое бывает, когда не хватило наркоза. Например, стоишь, оперируешь, а кошка начинает приходить в себя. На этот случай надо либо как можно быстрее заканчивать операцию, если осталось немного, а если работы еще море, снова добавлять наркоз.

 

Переносят боль через себя

Стойко отстояв три прооперированных кошачьих лапы, я выхожу. Мы возвращаемся на прием, где нас ждет дедушка. На руках у него рыженькая кошечка с черными и белыми пятнышками — Мурка. И, вроде бы, ничего особенного, только жалобные зеленые глазки.

— Ее собаки поцапали, она у нас бегает по всей деревне, подралась, видимо, да и я не сразу заметил, — рассказывает хозяин. — В последнее время кошка перестала есть, сильно похудела, пытается ловить птичек или мышей, а не получается, сил нет

— Давайте посмотрим, — Петр тянет руки к маленькой, сжавшейся в комочек пациентке. Раны на боку начали зарубцовываться, ветеринар аккуратненько начинает снимать коросты. — Ну, процесс заживления пошел, уже хорошо, сейчас посмотрим температуру.

Температура Мурки — 40 градусов, при норме — около 38-39. От 40 и выше — уже угроза жизни животного.

— Надо осмотреть, может не только в этом причина, — качает головой врач. У Мурки увеличена печень, на целых два пальца.

Вздохнув, Петр ставит кошке сразу три укола.

Денег на лечение у дедушки нет, слишком уж дорого обошлось бы обследование, а ведь надо было потом препараты покупать и многое другое. Прописав лекарства для заживления ран, врач отпускает дедушку с его маленькой любимицей.

— Если сможете, приходите, обследовать печень, — говорит вслед Пётр.

Выходя из клиники, я подумала. А ведь ветеринаром быть ничуть не легче, чем врачом. Разница лишь в том, кого спасать. Одни спасают животных, а другие — людей. Для ветеринарных врачей их маленькие пациенты не просто животные, они живые, умеют чувствовать боль, страдать, плакать, любить, злиться. Ветврачи любят этих усатых, хвостатых, гавкающих, мяукающих, царапающихся, по-настоящему, перенося боль каждого из них через себя.

Автор: Елена Шарипова

Комментарии 7

Внимание! Комментарии на сайте не премодерируются. Правила