917

Про футболку с пингвином и общественное мнение

Светлана Колесникова, журналист
Фото Вероники Фризен

Светлана Колесникова, журналист Фото Вероники Фризен

Все женщины знают одну простую истину: стоит не накраситься, надеть растянутую майку и старые кеды, как в одно время и в одном месте происходят все важные встречи.

Ты обязательно встретишь своего бывшего и обязательно же с новой подругой (которая, естественно, будет при полном параде), повстречаешь «закадычную коллегу», которая даже мусор выбрасывает, сделав укладку, за твоей спиной обязательно окажется любовь всей твоей жизни (естественно, тайная), которая сочувственно так посмотрит и скажет: «Вы не больны? Что-то лица на вас нет совсем». В моей жизни закон подлости работает на «ура», поэтому прекрасным субботним днем я даже не удивилась звонку в квартиру, как только собралась отдаться уборке целиком. Это настолько обычно, что, когда я беру ведро и тряпку, завязываю волосы на макушке и надеваю футболку с пингвином, всем соседям мира требуется попросить соль, организовать собрание жильцов или принести мою кошку, которая просочилась сквозь входную дверь и уже полчаса наслаждается свободой подъездной попрошайки. В общем, не сильно удивившись и не надев парадный пеньюар, я направилась к дверям:

— Кто? — что за дурацкая привычка смотреть в «глазок» и все равно задавать этот вопрос?

— Скажите, вы не могли бы ответить на пару вопросов? — паренек за дверью не был похож на свидетелей Иеговы, поэтому сердце мое дрогнуло, и я открыла дверь.

— Фонд «Социум» проводит исследование общественного мнения, не могли бы вы потратить несколько минут вашего времени…

— Задавайте вопросы.

— О, — лицо паренька неожиданно просияло (как выяснилось из дальнейшего диалога, в 9 из 10 квартир перед ним просто захлопывают дверь), — у меня всего два (!) листа вопросов.

И даже начал пристраивать к стеночке листочек, чтобы начать писать, но все мы помним, что ручка, которую держат вверх тормашками, перестает писать через минуту. Поэтому мое доброе сердце дрогнуло вновь, и я предложила ему зайти в коридор. Паренек испуганно так глянул на мою футболку с пингвином, босые ноги, стоящие прямо на бетонном полу, тряпку, зажатую в руках… На высоком лбу кудрявого визитера можно было прочесть все круги сомнений: не заходи, перед тобой женщина с трудной судьбой, в этом доме варят холодец из интервьюеров, ведь по всем законам жанра я должна была еще минуту назад со свистом закрыть дверь. Не знал паренек, что мне просто любопытно узнать, кем заказано исследование.

В общем, пристроившись за комодом, молодой человек, изрядно волнуясь и коверкая фамилии, начал задавать вопросы:

— Вы ходите на выборы?

— Да.

— Всегда и на все?

— Почти всегда и почти на все.

— Какие газеты вы читаете?

— «Городские вести» (вру нещадно, потому что родную газету в печатном виде я не читаю), «Вечерний Первоуральск», «Общественную..

— Двух достаточно. Какие каналы вы смотрите?

— Я не смотрю телевизор.

— Какие из фамилий вам о чем-то говорят: АртЮх Евгений Петрович…

— На первый слог ударение. Говорит. Дальше.

— Муцоев Зелимхан Аликаевич…

— Аликоевич. Говорит. Дальше.

— Носков Денис Анатольевич, Переверзев Юрий Олегович, Ковпак Лев Григорьевич…

— Игоревич он. Все фамилии мне о чем-то говорят.

Паренек подозрительно посмотрел на меня и сказал, что чья-нибудь фамилия мне должна ни о чем не сказать, потому что тогда подумают, что анкета недействительная.

— А кто исследование заказал? — интересуюсь, наконец.

Человек не умеет врать тогда, когда он готовится задать следующий вопрос, поэтому паренек честно и сразу ответил:

— Не знаю. Мне не сказали.

— Жаль, давайте ваш оставшийся лист вопросов.

И вот два листа вопросов позади, а любопытство не удовлетворено: как думаете, кто заказчик социсследования?

 

Комментарии 134

Внимание! Комментарии на сайте не премодерируются. Правила