14:55, 11 Ноябрь 2015 г.805

Жители первоуральской девятиэтажки судятся из-за парковки

Фото Ольги Хмелевой

Фото Ольги Хмелевой

Во вторник, 11 ноября, прошло второе слушание по делу о «благоустройстве» двора дома №50. А дело, в общем-то, обычное — некий коммерсант из Екатеринбурга планирует заняться благоустройством прилежащей к дому территории. Жильцы не против благоустройства, только вместо обещанной им детской площадки, лавочек и зоны отдыха для пожилых людей, здесь собираются построить платную автостоянку. Проблема в том, что на руках у застройщика — все документы, включая протокол заочного собрания, где жители большинством проголосовали за такой вариант благоустройства. Только трое из этих проголосовавших — давно мертвы, а остальные даже не в курсе, что территорию хотят благоустраивать. Как решается конфликт — в материале «Городских вестей».

Добыл и заставил

Истец Владимир Шамарин требует признать результаты голосования недействительными, так как никто очного собрания не проводил. Подписи жильцов, конечно, сторонники автостоянки собирали, но, как выяснилось, и здесь без недоразумений не обошлось — многие подписи, по словам Владимира, оказались поддельными, так как люди, расписавшиеся в бюллетенях, проживают в других городах. Ряд подписей был поставлен не собственниками помещений, а арендаторами. У одной квартиры, судя по документам, оказалось сразу два собственника, и все бы ничего — такое, конечно, бывает, вот только люди владели не долями в квартире, а полностью 100% жилой площади.

На судебное заседание Шамарин принес с собой целую коробку документов, подтверждающих то, что застройщик не чист на руку, пригласил около десятка свидетелей, готовых подтвердить преступные намерения ответчика — представителя ТСЖ «Уралец» Николая Харского. Сам Харский и его представитель Андрей Чебаков похвастаться такой «группой поддержки» не смогли — свидетелей у них не было, представители УК «Дом Плюс» попросили рассматривать дело в их отсутствие, предприниматель Сергей Четверухин, который и занимается проектом, так же на заседание не явился.

Ответчики в самом начале заседания попросили приобщить к делу ходатайство, в котором утверждали, что истец Шамарин обманным путем добыл бюллетени и, введя в заблуждение жильцов дома, заставил их подписать бумаги, что они не согласны с результатами голосования.

  Умер? Распишись

Приняв все ходатайства от конфликтующих сторон, судья Светлана Сорокина предложила высказать свои претензии истцу Владимиру Шамарину. Владимир достал внушительного вида папку, в которой лежали выписки из Росреестра, доказывающие, что подписи были собраны с умерших владельцев квартир и арендаторов жилья, а не собственников, как это предусмотрено законом.

— Жильцы не были уведомлены должным образом о проведении собрания, — утверждает Владимир. — Ответчик говорит об объявлениях, которые, якобы, висели на подъездах, но большая часть жильцов их не видела. Те, кто видел, говорят о том, что была заявлена только дата, а время проведения собрания уточнено не было. Но это — далеко не самые глобальные недочеты. Я озаботился и выяснил всех, насколько это возможно, собственников жилых помещений на 1 апреля 2014 года. Так вот, одна собственница, подпись которой мы видим в бюллетене, умерла в 2013 году, подписи нескольких жильцов поддельные, потому что они не проживают в тех квартирах, которые указаны в документах — там живут либо их родственники, либо арендаторы, либо жилье вообще принадлежит муниципалитету. Таких «неточностей» очень много.

Свидетель Александр Костин, вызванный в суд по данному вопросу, подтвердил, что его бабушка — Зоя Костина, действительно умерла в 2013 году.

— Я принес свидетельство о ее смерти, — Александр передал документ судье. — Сейчас в квартире бабушки проживает моя мать, но прописана она в квартире, где проживаю я. Сейчас я документы на квартиру не принес, потому что не смог найти, но к следующему судебному заседанию, если потребуется, я все справки предоставлю. В бюллетенях же наших подписей нет совсем — только бабушкина. Я был в курсе, что у нас затевается какое-то там благоустройство, но никаких бумаг не подписывал, потому что это — мошенничество галимое, и мне это не интересно.

Кто платить будет?

Когда слово предоставили представителю ответчика, Андрей Чебаков был более эмоционален и красноречив.

— Все эти бюллетени, подписи, площадь дома, которая в одних документах — 9 тысяч квадратных метров, в других — одиннадцать, — это все такие мелочи, когда людям хотят облагородить двор на халяву. Ну, что смеяться-то? Вам предлагают благо — надо брать. Шамарин — не прокурор, он не может представлять интересы третьих лиц. А какие его права нарушены? Что не уведомили о собрании? Так решение принималось большинством, где голос Владимира не является решающими и что-то меняющим.

— В договоре написано, что если мы откажемся от обслуживания облагороженной вами территории, мы будем обязаны возместить все расходы на строительство, — вступил в полемику Шамарин. — Какую сумму мы должны будем выплатить? И деньги как-то делились между домами, которые прилегают к нашему двору, или мы за всех будет отдуваться?

— Да, вам придется компенсировать затраты, но ровно столько, сколько потрачено на благоустройство вашего двора, — сказал Андрей Викторович.

— Какова эта конкретная сумма?

— Да вам еще даже не сделали ничего! Как же я могу сказать? Да и зачем отказываться, все же хорошо сделаем.

Подпись моя. Но я не расписывалась

Судья задала ответчикам несколько «неудобных» вопросов — почему в бюллетенях есть подписи людей, которые даже не были в курсе проводившегося собрания, почему в расчет брались подписи людей, которые не являются собственниками, почему в документах — такое большое расхождение по площади жилого помещения. Вразумительных ответов получить не удалось.

Свидетели, пришедшие на заседание суда, были категоричны в своих показаниях.

— На собрании я не была. Ко мне приходил молодой человек, спросил, хочу ли я, чтобы двор был благоустроен. Я ответила, что, конечно, хочу, а то у нас бомжи живут — нехорошо, — говорит жительница дома №50 Фаина Злобина. — Мне рассказали про детскую площадку, про фонари и видеонаблюдение. Но ни слова не было сказано про автостоянку. Я поставила подпись на каком-то чистом листе, но я расписывалась за детскую площадку и зону отдыха для пенсионеров, а не за автостоянку.

Валентина Кубасова утверждает, что и она не участвовала ни в каком собрании — к ней в квартиру постучался некий молодой человек, рассказал про благоустройство, отдал документы — изучить, сказал, что зайдет на следующий день.

— Мы с мужем документы просмотрели, но решили, что никакое благоустройство нам не нужно, — говорит пенсионерка. — Документы вернули на следующий же день. Подпись свою я, вроде, не ставила. Да, эта подпись похожа на мою, но я не помню, чтобы где-то расписывалась.

Суд пока не принял никакого решения по данному вопросу. Очередное заседание суда назначено на 17 декабря.

 

Комментарии 6

Внимание! Комментарии на сайте не премодерируются. Правила