420

Участковый Андрей Солуянов: «Представьте участкового, который делит ложки и гарнитуры. Смешно?»

Андрей Солуянов
Фото Анны Неволиной

Андрей Солуянов Фото Анны Неволиной

17 ноября все участковые уполномоченные России отмечают свой профессиональный праздник. Об этом мало кто знает, поэтому редко поздравляют. Но участковые не ждут от людей невозможного — они готовы выслушать любого, не рассчитывая на «спасибо», и терпеливо объясняют разницу между полицейским и слесарем. «Городские вести» познакомились с прекрасным участковым и решили представить его нашим читателям.

 

Фото Анны Неволиной

Фото Анны Неволиной

Пришел на адский участок

— Хотите чаю? — Андрей Юрьевич встречает замерзших журналистов на пороге своего опорного пункта.

— К вам не попасть, соседям звонили, — жалуемся мы. — Соседи нервничают.

— Да, где-то порыв домофонного провода, вот и звонят в одну и ту же квартиру, — обезоруживающе улыбается участковый. Голубые глаза, мягкие жесты. Наверное, также он просит потерпеть и жильцов квартиры №3 — и им ничего не остается, как сменить гнев на милость и ответить: «Да, все хорошо, мы понимаем».

К участковым ходят часто: пожаловаться на соседей, пьющего мужа, великовозрастного сына-тунеядца, просто на жизнь.

— Я в полицию пришел работать 22 года назад, — начал свой рассказ Андрей Солуянов. — С Новотрубного завода уволился: пришел в цех №18 помощником мастера, а там начались повальные сокращения. Вот и ушел туда, где люди всегда нужны — в полицию, тогда еще милицию.

— Не страшно было? Одно дело завод — отработал смену, выпил бутылочку пива вечером и голова ни о чем не болит. А тут люди — общение в режиме он-лайн…

Фото Анны Неволиной

Фото Анны Неволиной

— Страшно не было. Было… как сказать, удивление, что ли. Особенно первое время. Мне достался участок, где общаги — пр. Ильича 3/2. Адский участок. Пришел первый раз, ужаснулся, как люди могут так жить. Свинарник. Банда малолеток тогда орудовала — отбирали пенсии у стариков, издевались над ними всячески.  Не помните, наверное, была такая Катя Соломатова и ее оторвы. Некоторые из них выжили.

— Настроение какое у вас тогда было? Не хотелось спасти весь мир?

— Ну уж прямо и мир, — смеется Андрей Юрьевич. — На работу шел с желанием, но силы свои трезво оценивал. И до сих пор оцениваю. Тогда хорошая поддержка была — рабочая милиция, дружинники. Штаб у них на Ватутина был. Многому научился.

 

Слесарь, психолог, судья

Опорный пункт — квартира на первом этаже по Советской, 20б.

Зеленые бумажные обои, плюшевый потертый диван, занавески на окнах — плотно зашторены. Несколько рабочих столов, кругом стопки бумаг и документов.

Фото Анны Неволиной

Фото Анны Неволиной

Андрей Солуянов перехватывает взгляд и объясняет:

— Раньше — только печатная машинка. На столе 2-3 бумажки лежат — и то кажется много. А сейчас большой документооборот. Каждое заявление — фиксируется, на каждое обращение должны дать объяснение. Вот это, например.

Андрей Юрьевич показывает на листок. История стара как мир: жили-были мужчина и женщина, гражданским браком. Добра нажили, кредитов набрали, а потом что-то разладилось. Разошлись. Пришла женщина к участковому и просит нажитые пожитки разделить.

Не верится в абсурдность просьбы, поэтому нечаянно прыскаю в кулак.

Андрею Юрьевичу тоже смешно.

— Представили себе участкового, который делит ложки, вилки, гарнитуры? Смешно. А людям кажется нормально. Вот посмотрите на потолок.

Смотрим. Три желтых пятна — сверху топило.

— Бывает, что течет у кого-нибудь батарея, или тепла нет, звонят участковому: решите нашу проблему, — разводит руками Андрей Юрьевич. — То есть люди на самом деле думают, что сейчас берет участковый инструменты и идет батарею чинить. Глупости. Вот и сейчас абсолютно серьезно пишу ответ женщине с разделом имущества: стоит обратиться к мировому судье, написать исковое заявление…

Фото Анны Неволиной

Фото Анны Неволиной

И это не все забавные истории на памяти участкового.

— Летом была история на моем участке. Почтальон в Шайтанке работает — собаки ее почему-то очень не любят. Ей уже все коллеги перцовые баллончики поотдавали, не спасает — бросаются и все. Так вот: пишет заявление — на таком-то адресе собака перепрыгнула через забор и на меня кинулась.

Андрей Солуянов отправился на место, чтобы научить хозяев обращаться с животными. Походил по соседям, обратился к хозяевам — как собака могла перемахнуть через двухметровый забор. Ответ простой — никак.

Обратно к почтальону.

— Спрашиваю, как же она, два метра все-таки. Женщина отвечает: так она на сугроб забралась и оттуда спрыгнула. Зимой. Полгода назад.

На вопрос, почему только сейчас написала заявление, почтальон лишь пожала плечами: вспомнила и написала.

— Обращений сейчас стало больше, люди освоили интернет-сервисы. Многие от нечего делать, или в период осенне-весенних обострений пишут заявления на соседей: мол, та проституцией занимается, тот алкоголь продает, там дерутся или шумят. Приходится отрабатывать. Но к людям подход нужен — к каждому, иначе озлобляются. Но когда приходят и требуют найти потерявшуюся кошку — тут и у меня нервы сдавать начинают.

Фото Анны Неволиной

Фото Анны Неволиной

 

 

Нехорошая квартира

— С людьми работать сложно, согласны, — понимаем мы Андрея Солуянова. — Но расскажите, в каких конкретно случаях может помочь участковый. К нам в редакцию недавно приходила женщина, на Емлина живет. У них в подъезде — семья. Муж перманентно избивает жену, она кричит, дети плачут. В полицию женщина обратиться то ли боится, то и стесняется. Вот что делать?

— Бытовое насилие встречается часто. Многие женщины боятся писать заявления, приходят, говорят — попугайте. Не понимают, что участковые — не пугала, мы обязаны отреагировать, а это повлечет за собой последствия, вплоть до судов. Включают задний ход — мол, сами разберемся, помиримся. Что касается обращения к вам, то мы можем работать не только по заявлению самой потерпевшей. Сигнал может поступить от соседей, соцслужб или из больницы — и если в год таких сигналов наберется три, то уже государство встает на защиту женщины. Независимо от ее воли.

День участкового уполномоченного начинается рано: с утра получает служебный транспорт и разнорядку — что нужно отрабатывать.

— Сейчас проверяем оружейников и отрабатываем операцию «Должник», — смотрит в табель Андрей Юрьевич. — Нет, к оружейникам с собой не возьму. Место, где хранится оружие, должно быть известно только владельцу и мне.

Фото Анны Неволиной

Фото Анны Неволиной

Основное направление участкового уполномоченного — профилактика преступлений. Общаются с людьми, недавно вернувшимися из мест лишения свободы, отрабатывают людей, стоящих на учете, неблагополучные семьи.

— К вопросу о профилактике, — вспоминает Андрей Солуянов. — Была у меня семейка, жили за нарсудом. Супруги развелись, и экс-супруг продал свою долю квартиры другим людям. В итоге новые жильцы заезжают и замуровывают дверь на кухню — мол, наша собственность. Женщина, в свою очередь замуровывает дверь в туалет — а это моя. Началась настоящая война: ругались, дрались, подлости всякие строили. Один из жильцов даже специально в окно выпрыгнул — якобы, это соседи его выбросили. На несчастье провокатора, внизу с собакой гулял сотрудник ППС — увидел, потом рассказал, как было. В общем, судиться начали, досудились до того, что у каждого жильца этой квартиры появилась судимость. А потом разъехались — и стало все спокойно. Нехорошая квартира была.

Допиваем чай.

— Дома о работе разговариваете?

— Нет. Дома — дом.

— На пенсии, наверное, отдыхать от людей будете?

— Я в этом году должен был уйти. Но решил еще остаться на годик. А потом, на пенсии продолжу работать. Участковым уполномоченным.

 

Комментарии 14

Внимание! Комментарии на сайте не премодерируются. Правила