1 021

Администрация Первоуральска считает, что истерия вокруг бюджета на 2016 год нагнетается искусственно

Светлана Гладкова, замглавы по экономике и финансам
Фото из архива редакции

Светлана Гладкова, замглавы по экономике и финансам Фото из архива редакции

«Шеф, все пропало!» — журналисты, так же несведущие в бюджетном процессе, как и простые горожане, схватились за голову, когда увидели «веселые картинки»: инфографику в исполнении депутата Дениса Ярина, где тот наглядно показал — пояса придется затянуть потуже. При этом Денис Юрьевич заметно нервничает: «Социальное обеспечение сокращается в 30 раз!  Социальная политика в 15! Содержание дорог снижается аж в 44 раза!».

11209558_529770697183058_6939440868713432474_n (1) 12249659_529770690516392_7277624031061619430_n (1) 12250083_529770723849722_1812063398040865679_n

Занервничали и мы, и, чтобы не сойти с ума, обратились за помощью к коллегам из журнала «Эксперт». Те любезно согласились дать свои комментарии, при этом, выслушав нашу историю и посмотрев информацию, которую мы нашли в свободном доступе, улыбнулись: «А что, у вас еще никто не сидит?». Но, в финале интервью, нам задали вопрос: «Скажите, а это окончательная редакция бюджета? Его приняли в таком виде?». «Нет», — и это чистая правда, ведь первоуральский бюджет не прошел еще и первого чтения — на минувшем заседании бюджетного комитета фракция «Единая Россия» в полном составе воздержалась от голосования, чтобы вынести рассмотрение бюджета на очередное заседание думы. «Тогда оценки давать рановато, мы готовы поработать с утвержденными цифрами, а не теми, что вилами на воде писаны», — покачали головой эксперты.

Чтобы понять, что нас ждет в 2016 году, мы обратились за комментариями к заместителю главы по экономике и финансам Светлане Гладковой.

 

Надеемся на адекватность

— Я получила ваши вопросы, — с порога начала Светлана Юрьевна. — Давайте сначала объясню, что происходит с бюджетом сейчас, и, думаю, большая часть вопросов отпадет сама по себе. Я также, как и вы, была свидетелем той истерии, которая нагнеталась на отдельных сайтах и очень рада, что есть возможность успокоить горожан. Странно, что депутаты, которые не в первый раз принимают бюджет и работают над этим процессом, так себя ведут. А именно: как можно сравнивать сформированный бюджет 2015 года и бюджет 2016 года, где не учтены межбюджетные трансферты?

Межбюджетные трансферты делятся на два вида: безвозмездные (деньги, выделяемые из областного бюджета на выравнивание местного бюджета, т.е. они не идут на конкретную статью расходов, а могут быть распределены на разные нужды) и целевые (участие в областных программах, когда деньги в порядке софинансирования выделяются на конкретную цель).

По словам Светланы Гладковой, бюджет, который обсуждают сейчас, измененный, но все равно не полный.

— В первом чтении мы рассмат­ривали бюджет, исходя из доходов местного бюджета, без учета межбюджетных целевых трансфертов. До нас не была доведена окончательная оценка расходных полномочий — то есть не было понятно, сколько денег нам дадут на выравнивание бюджетной обес­печенности. Она к нам пришла уже после того, как бюджет был вынесен на первое чтение. Да, мы его рассматривали, потому что обязаны были рассмотреть по срокам, но оценка уже поменялась по сравнению с той, что мы выносили на первое чтение: на текущий момент она находится в стадии доработки. Сейчас мы его обсуждаем с депутатами на согласительных комиссиях.

— На завтра (25 ноября 2015 года) запланирован круглый стол под руководством Николая Козлова, в котором примут участие депутаты. Тема — обсуждение бюджета. Вы будете присутствовать?

— Впервые слышу. А что, будут обсуждать бюджет без начфина? Интересно, конечно, но мне непонятен формат мероприятия. У нас есть положение, которое установила местная дума, на основании которой мы вообще проводим бюджетный процесс. Стадии следующие: публичные слушания, куда мы приглашали, в том числе, и депутатов. Слушания прошли. Второе — первое чтение бюджета. Мы его должны были вынести до 1 ноября, что мы и сделали 30 октября на думе. Получили технические замечания со стороны Счетной палаты, устранили, Счетная палата вынесла рекомендацию рассмот­реть бюджет в первом чтении. Но по каким-­то причинам у нас вопрос на думу вынесен не был.

— До какого числа должны принять бюджет в окончательном чтении?

— До начала финансового года — то есть до 1 января 2016 года.

А что будет, если не примут?

— Мы не рассматриваем такой вариант, здравый смысл должен быть в принятии решений.

— И всё же?

— Последствия непринятия решения — мы будем финансировать по 1/12, доводить ежемесячно до каждого ГРБС (главные распорядители бюджетных средств), исходя из бюджета 2015 года.  То есть это будет временное управление бюджетом. Иными словами, мы не сможем тратить деньги, скажем, на содержание дорог, а сможем только оплачивать коммуналку. Но, повторюсь, этот вариант вообще не рассмат­риваем, мы рассчитываем на адекватность. Хотя я не понимаю, в чем проблема: комитет рассматривает бюджет, если не согласен — отправляет на доработку с конкретными указаниями на поправки. Никаких поправок от депутатов мы не получили, бюджет не рассматривают. Поэтому мы его сейчас дорабатываем, исходя из согласительных комиссий в министерстве финансов, объема межбюджетных трансфертов, которые будут указаны в областном законе.

 

У нас тоже — картинки

— Так сложилось, что бюджет Первоуральска всегда был социально-­ориентированный, львиная доля уходит на образование и так далее. В этом году тенденция сохраняется?

— Вы все еще оперируете теми картинками, которые видели в интернете? Расходы на социалку снизились в 30 раз? Таких цифр просто не может быть, я вам покажу графики, с которыми выходила к депутатам.

Инфографика_Б

 

— В разы уменьшаются расходы — это неверно, — продолжает Гладкова. — Берут первое чтение бюджета, где расходы неполные, и сравнивают с учетом 2015 года, где они уже с учетом межбюджетных трансфертов. Конечно, раза в два расхождение есть, но не в 30 и не 40! Этого даже в теории быть не может — этих денег даже на оплату труда работникам местного самоуправления не хватит. Да, у нас уменьшились расходы на образование, потому что «ушли» детские сады — в декабре сдаем последний. При этом больше средств отправляется на физкультуру. На соцполитику (выплаты незащищенным категориям граждан, компенсации ЖКХ и так далее). Расходы в сфере ЖКХ увеличатся, поскольку деньги высвобождаются. Резких скачков нет. А если сравнить в деньгах, то в целом расходы уменьшаются по причине того, что закончили строительство детских садов — нет многомиллионных ассигнований из областного бюджета. Может, отсюда истерия?

Светлана Гладкова, замглавы по экономике и финансам Фото Анны Неволиной


Фото Анны Неволиной

— В начале нашей беседы вы обмолвились, что бюджет будет дефицитным. Помню, впервые заговорили о дефиците два года назад, обвинив в этом Переверзева. Мы общались с редактором РБК, который сказал, что для городов типа нашего бюджетный дефицит — скорее благо, так как можно рассчитывать на дотации. Это так?

— Нет, не так. Что такое дефицит? У нас есть собственные доходы (налоговые и неналоговые). Нам минфин считает по полномочиям органов местного самоуправления — сколько денег нужно, чтобы выполнить обязательства перед жителями. И минфин говорит: чтобы вы выполнили все полномочия перед жителями, то нужна такая­то сумма расходов (они это называют оценка расходных полномочий). Определяют нам сумму. Потом из этой суммы вычитают наши собственные доходы и говорят: недостающую сумму доведем до вас в виде субсидии на выравнивание. То есть это тот доход, который мы получаем из областного бюджета. Он нецелевой — не под конкретную цель, а чтобы мы все расходные полномочия перед жителями выполнили. Предельный дефицит — это 10% от собственных доходов. На эту сумму мы можем включить дополнительные расходы, но не больше. Если мы закладываем дефицит, покрыть мы его можем двумя способами: либо привлечь дополнительные доходы (работа МВК по взысканию недоимок в бюджет, работа с муниципальным имуществом, с взысканием штрафов с недобросовестных подрядчиков по муниципальным контрактам и т.п.), либо привлечь кредиты. При этом из областного бюджета мы сможем привлечь максимальный бюджетный кредит на покрытие только 20% от дефицита. Так выгодно ли иметь дефицит?

— На публичных слушаниях вы сказали, что собственные доходы уменьшатся — область забирает НДФЛ…

— По доходам — да, планируется снижение доходной части. От нас уходит часть НДФЛ — а именно 36 млн. Да, область компенсирует дополнительным нормативом от УСН (упрощенная система налогообложения), но это всего 19 млн. Остальное — дело МВК: придется трясти должников, склонять их к погашению недоимок по налоговым платежам, плюс придется работать с доходами от использования муниципального имущества. Еще важный момент: изменился закон и пропадает такой доход, как продажа права на заключение аренды земельных участков. А это 20­30 млн рублей в год.

— В какие программы мы планируем войти в 2016 году?

— Пока сложно говорить, ряд программ приостановлен. Например, программа «1000 дворов», а также программа по замене лифтового оборудования. Мы направляли заявки по ряду программ по физической культуре и образованию, пока ответов нет.

— Учитывая, что с детскими садами закончили, какое основное направление финансирования будет в 2016 году?

— Это, безусловно, программа по расселению из ветхого и аварийного жилья. Мы должны в 2016 году построить еще 2 дома подобно тому, который построен на Динасе.

— Как выглядит Первоуральск на фоне других муниципальных образований?

— Сложно сравнивать. У нас достаточно хорошая наполняемость бюджета, город в этом плане уникальный. Но отсюда и сложности: например, программы софинансирования у нас не могут быть выше 50%. То есть фифти-­фифти, что еще хуже — 70 на 30%, где 70 — деньги местной казны.

 

Комментарии 45

Внимание! Комментарии на сайте не премодерируются. Правила