576

Бабе Шуре не нужны дворники и соседи. Она сама все может

Баба Шура — гордость двора. В своем элегантном возрасте она не гнушается физической работы — каждый день очищает двор от снежных завалов, не дожидаясь дворников. Фото Анны Неволиной

Баба Шура — гордость двора. В своем элегантном возрасте она не гнушается физической работы — каждый день очищает двор от снежных завалов, не дожидаясь дворников. Фото Анны Неволиной

Блог журналиста Марии Поповой

Вожу машину вроде сносно: умею парковаться, внимательно слежу за дорогой и могу сориентироваться в экстренных ситуациях, но жуть до чего боюсь застрять зимой в каком-нибудь дворе. Сначала визг колес, потом запах жженого сцепления, взгляды прохожих, мол, «ну, курица, как ты могла здесь застрять», а потом мамочки с колясками, которые ошарашено смотрят и не знают, как объехать эту катастрофу. Вот это все прям ненавижу. В такие моменты вспоминаю папу, который «а я говорил, возьми с собой лопату», потом директора МПО ЖКХ Юрия Прохорова, который «да-да, мы каждый день город чистим». Ничего не остается, кроме как включить «аварийку», скрестить руки на груди, надуться и ждать помощи.

По двору у дома 16а на Емлина мы проехали спокойно, хотя снега в тот день нападало прилично. Жители дома позвали сюда журналистов, чтобы написать о бабе Шуре.

— Наша баба Шура — святой человек, — так и сказали они. — Она же каждый день двор от снега чистит. Сама. Одна. Утром убирает и вечером, если это необходимо. Слышим утром стук лопаты — это бабушка Шура лед выдалбливает. А дворники к нам уже дорогу вовсе забыли, привыкли, что здесь и так всегда почищено.

Баба Шура Фото Анны Неволиной

Баба Шура Фото Анны Неволиной

Когда мы пришли, бабы Шуры не было дома. Несмотря на то, что на улице — холод, пурга и вообще неблагоприятные условия для того, чтобы высовывать нос из дома, баба Шура ушла гулять. Пока мы ждали бабушку с прогулки, по узкому двору прошелся трактор, почистил снег, сделал дорогу у подъезда более узкой, по бокам поднял борта снега так, что ни пройти, ни проехать.

Отчаявшись ждать бабушку, о которой мы непременно должны написать, решили уже идти в редакцию — в тепло. Стоило распрощаться, как к лесенке подошла женщина. В черной шубе, меховой шапке, как положено, кожаные сапоги и женская сумка — ни в коем случае не полиэтиленовый пакет.

Смотрим на нее снизу вверх, она — на нас.
— Опять что ли сугробы сделали? — толи возмущено, толи радостно восклицает бабушка. — Я же только утром здесь почистила.

Женщина начала медленно спускаться по лестнице — осторожно боком, протягивая руки по лестничным перилам. Не без посторонней помощи преодолев свежеслепленный бортик из снега, баба Шура спустилась к нам. Из-под шубы торчит белое платье, а из-под меховой шапки — такие же беленькие тоненькие волосы.

Вот такие сугробы остались после работы трактора. Но сейчас баба Шура быстро все исправит. Фото Анны Неволиной

Вот такие сугробы остались после работы трактора. Но сейчас баба Шура быстро все исправит. Фото Анны Неволиной

— Я ведь деревенская, всю жизнь в своем доме прожила. Там работы было, ух, мама не горюй, — улыбается Александра Васюкова. — Я уж этот снег сколько убираю, вам лет-то столько нет. Иногда здесь пройти невозможно. Нынче мне тяжело, конечно. В саду много дров перетаскала, руки болят. Поэтому в этом году я уж понемногу работаю.

Баба Шура поднимает шапку с глаз, открывает лицо. Такая бабулечка — божий одуванчик, нос от мороза покраснел, а щеки — два наливных яблока. Глаза голубые-голубые. Бабе Шуре — 76 лет. Каждый день эта миниатюрная бабушка выходит чистить свой двор от снега.

— Бабушкам же неудобно ходить, когда каша такая на дороге. У них ноги уже не те, падают, поскальзываются. Мне их жалко. Они с таким трудом по этим сугробам перебираются, — Александра Павловна вспоминает, что она и сама немного бабушка, когда говорит, что есть у нее уже три внука. — Я каждые выходные к своим хожу. Попробуй не приди, внучка звонит или прибежит сама.

Мы остались ждать бабу Шуру у подъезда, пока та побежала за лопатой — борта, которые наделал трактор, надо срочно убирать — иначе они замерзнут, и потом уже убрать не получится.

— А дворникам же трудно в шесть часов утра приходить, чистить тут. Как они — бедненькие столько дворов обойдут? Ладно, хоть иногда приходят. Да я не жалуюсь, сама лопату в руки беру.
Александра Павловна 33 года работала бухгалтером на ЖБИКе. Сейчас тоже дел немало, но время свой двор почистить, всегда есть.

Фото Анны Неволиной

Фото Анны Неволиной

Баба Шура выходит обратно в валенках и с лопатой, из-под шубы все также торчит белое платье. Бабушка черпает снег и шустро перекидывает его. В глазах задор, на лице улыбка.
— Соседи говорят: «спасибо», — бормочет баба Шура, орудуя лопатой. — Вчера мальчик мне помогал — вместе с ним работали.

Застрять зимой в этом дворе не получится, не получится не заметить льда и поскользнуться в этом дворе. Жителям этого дома вообще повезло, что у них живут не только те бабушки, у которых есть время звонить по конторам управляющих компаний и гневить их, что есть силы, но и есть бабушки, которые готовы выйти во двор помахать лопатой. По-хорошему же за бабушками должны ухаживать молодые, которые на своих машинах превращают снег в затягивающую кашу. Думаю, нам всем срочно пора браться за лопату.

Комментарии 1

Внимание! Комментарии на сайте не премодерируются. Правила