13:20, 17 Декабрь 2015 г.968

В Первоуральске экс-­чиновник, обвиняемый в мошенничестве, считает, что его сделали крайним

Андраник Малхасьян в зале суда
Фото из архива редакции

Андраник Малхасьян в зале суда Фото из архива редакции

Андраник Малхасьян: «Меня просто «слили».

Год назад в Первоуральске случился скандал вокруг проекта «Ротонда»: компания-застройщик попыталась рассказать людям о планах на строительство нового жилого комплекса взамен «старого города», однако недоумение вызвала излишняя ретивость одного из чиновников администрации. По мнению наблюдателей, Андраник Малхасьян буквально лоббировал интересы потенциального застройщика, за что и поплатился впоследствии выговором. Спросить самого Малхасьяна о мотивах его поступка тогда не представлялось возможным — уж слишком «забюрокрачены» отношения между журналистами и работниками администрации. Спустя год мы наверстываем упущенное.

 

 

Давайте скажем не всё

Следствие по делу Малхасьяна длится уже почти 10 месяцев. Напомним, что Андраник Малхасьян был задержан в феврале этого года. Экс-начальника отдела жилищного хозяйства УЖКХ обвиняют по ч. 3 ст. 159 — мошенничество.

По версии следствия, «неизвестные сотрудники администрации путем обмана и злоупотребления доверием завладели денежными средствами ООО «Жилищный сервис» в размере 750 тысяч рублей, а также ООО «ЖЭК» в размере 230 тысяч рублей. Кроме того, неизвестные сотрудники администрации, используя свое служебное положение, путем обмана пытались завладеть денежными средствами, находящимися на расчетном счете ООО «ЖЭК», в сумме свыше 1 млн рублей…»

Андраник Малхасьян — уроженец Казахстана, в последний раз ездил на родину год назад, до заключения под стражу — возил родственников на могилу бабушки. Именно этот факт является основным доводом следователя при ходатайстве о мере пресечения в виде нахождения под стражей, а не, допустим, подпиской о невыезде — Малхасьян может скрыться на родине. Кроме того, в «активе» Малхасьяна — ряд нарушений по линии ГИБДД, а также дисциплинарное взыскание по последнему месту работы. Судья Дмитрий Карпенко принимает решение — продлить срок нахождения под стражей еще на 2 месяца.

Журналисты «Городских вестей» попытались пообщаться с Андраником в зале суда, но стеклянная перегородка и внимательные конвоиры осложнили общение. Поэтому мы передали ряд вопросов адвокату Малхасьяна Дмитрию Бушугину.

Спрашивали о многом: о проекте «Ротонда», ставшем камнем преткновения во взаимоотношениях Андраника Малхасьяна и главы администрации, о точке зрения экс-чиновника относительно его задержания и предъявленного обвинения, о том, почему так долго идет следствие, а также о слухах относительно сделки со следствием — что обещали Малхасьяну взамен на информацию о первых лицах нашего города?

Андраник Малхасьян ответил на все вопросы, и мы даже написали текст, однако в последний момент обвиняемый передумал и попросил не публиковать его целиком, ограничившись лишь его комментарием насчет злополучного проекта «Ротонда».

Юрист «Городских вестей» согласился с тем, что часть информации, переданная Малхасьяном, может быть расценена как попытка давления на следствие, поэтому мы решили дождаться, когда дело будет передано в суд. А пока — о том самом дисциплинарном взыскании, которое служит дополнительным мотивом продления нахождения под стражей экс-чиновника.

 

Хотел прикрыться бумагами

— Все мои злоключения начались с проекта «Ротонда», — говорит Малхасьян. — Ко мне обратился Кирилл Мирошниченко, якобы работник администрации, а на самом деле — коммерсант, задача которого — привлечение инвестиций в экономику Первоуральска. Любыми способами.

По словам Малхасьяна, Мирошниченко обратился в УЖКХиС, к тогда еще руководителю управления Сергею Гайдукову с просьбой помочь в продвижении проекта «Ротонда».

— Сергей Сергеевич поручил это мне, чтобы разобраться и помочь ему, чем можно.

На что я ответил, что без распоряжения главы администрации Алексея Дронова ничего не буду делать, так как это не касается основных вопросов управления ЖКХиС. Причем бумага, с которой пришел Мирошниченко, была расписана главным архитектором Первоуральска Константином Гартманом. Первый вопрос: почему главный архитектор расписывает бумаги, не имея на то полномочий и не проводя их через главу администрации?

После этого поступила вторая бумага, которая была написана на имя главы администрации, но подписана при этом управделами администрации Натальей Гичкиной.

— На эту бумагу я ответил так же: нет подписи Дронова, соответственно, я не считаю ее надлежащей к исполнению. После этого я был приглашен в кабинет Алексея Ивановича, где лично от главы услышал, что он подтверждает информацию и просит оказать содействие Кириллу Мирошниченко. Дронов в разговоре сказал, что в курсе проекта «Ротонда» и хотел бы воплотить его в жизнь, а для этого необходимо было провести несколько собраний с жителями и услышать их точку зрения по данному проекту.

На что я ответил, что это — задача и полномочия отдела управления архитектуры, а не УЖКХиС. Алексей Дронов принял решение организовать эти собрания по стилю тех, что организуются по выбору управляющих организаций, участие УЖКХ должно было быть ограничено лишь оргмоментами, а основную роль брали на себя Константин Гартман, Кирилл Мирошниченко и руководство проекта «Ротонда».

Однако по факту получилось все наоборот: кроме меня и «Ротонды» никого не было, а телефоны ответственных были недоступны. Должна была быть и пресс-служба администрации, которая так и не появилась. Чтобы хоть как-то оправдать ожидания жителей, пришлось объяснять ситуацию. Дальнейшее развитие событий мы все помним и знаем…

 

А ты не бойся, не проси…

Дальше — ряд публикаций в местных СМИ, в том числе — и в «Городских вестях», где журналисты недоумевают, почему чиновник администрации лоббирует интересы коммерческой организации, обращения в прокуратуру с просьбой «обратить внимание на ненадлежащее поведения господина Малхасьяна», в результате — комиссия по конфликтам интересов и выговор.

— [Алексей] Дронов сказал мне в кабинете до начала комиссии: «Никто не собирается тебя наказывать или бросать в трудной ситуации, так как твоей вины в этом нет», — продолжает Андраник. — При этом на самой комиссии я был признан крайним, попросту говоря, меня просто «слили», влепив выговор.

После чего я понял, что команда в лице Дронова, Гичкиной и Мирошниченко не собирается брать на себя ответственность.

С выговором я был не согласен, что и послужило основанием для моего увольнения с должности начальника отдела УЖКХ.

Далее события разворачивались отнюдь не в пользу Малхасьяна, который решил бороться со своим, как ему казалось, незаконным выговором. Он обратился в государственную инспекцию по охране труда, чтобы опровергнуть решение комиссии.

— Итогом рассмотрения моей жалобы было принятие решения о незаконном привлечении меня к дисциплинарной ответственности, — заканчивает Андраник Малхасьян. — Госинспекция должна была направить рекомендации в администрацию об устранении возникших нарушений, а мне рекомендовала обратиться в суд за отменой дисциплинарного взыскания. Я обратился в Кировский районный суд, но было вынесено постановление об обращении в суд по месту нахождения ответчика. Туда я обратиться не успел, поскольку меня арестовали.

21 февраля, ранним утром, пятеро оперативников появились в комнате общежития, где Андраник жил вместе со своей сестрой. В ходе обыска, по информации, предоставленной Малхасьяном, был изъяты документы, в числе которых — ответ из госинспекции по охране труда.

«Городские вести» будут следить за развитием событий, чтобы рассказать о подробностях обвинения экс-чиновника.

Комментарии 5

Внимание! Комментарии на сайте не премодерируются. Правила