6 485

45 ножевых ранений — первоуральский суд рассматривает дело о зверском убийстве Евгения Шагина

Алексей Палагин
Фото Марии Поповой

Алексей Палагин Фото Марии Поповой

19-летний Алексей Палагин забил своего друга до смерти кулаками и локтями, а потом искромсал его ножом. Подробности — в материале «Городских вестей»

 

45 ножевых

Вечером 9 октября прошлого года два молодых первоуральца — 19-летний Алексей Палагин и его ровесник Евгений Голендухин —отправились в гости. Их пригласил выпить и посмотреть футбол Евгений Шагин. Точнее, позвал Женя только Голендухина, а тот, в свою очередь, пригласил для компании Палагина.

Перед тем, как отправится в гости, молодые люди немного «разогрелись» — выпили по паре бутылочек пива. Созвонившись с Шагиным около 9 часов вечера, друзья отправились в его квартиру на Комсомольской.

Шагин принял ребят, которые принесли с собой пиво и спирт, радушно — усадил на кухне за стол, сварил пельмени. Молодые люди начали выпивать, закусывать, смотреть футбол. Но тут Алексей Палагин  вспомнил о недавней драке, которая произошла на улице: Евгений Шагин что-то не поделил с соседскими ребятами, завязалась потасовка, и Шагин рассек одному из обидчиков лицо. В отделе ПДН всю вину за драку и попорченную физиономию «соседа» тогда взял на себя Палагин. Именно это он и припомнил Шагину, изрядно приняв на грудь.

Шагин в долгу не остался и от души съездил Алексею кулаком по лицу. Палагин — юноша не робкого десятка — ответил тем же. Завязалась драка — ребята начали лупить друг друга кулаками, но Палагин оказался сильнее: вывалившись из кухни в коридор, Женя и Леша поднялись на ноги, Шагин вновь бросился атаковать, Палагин пнул товарища ногой в грудь, отбросив Женю в одну из комнат. Там он сел на Шагина сверху, начал бить его кулаками и локтями в голову, лицо, грудь. Затем у Палагина в руках оказался нож. У Жени Шагина потом насчитают 45 ножевых ранений в области головы, шеи, рук и спины.

Даже не извинились

Суд был назначен на 14 января. В зале собрались не только свидетели и родственники с обеих сторон, но и многочисленная группа поддержки — своим присутствием поднять дух подсудимого Палагина решили порядка 20 молодых людей и девушек.

Судья Наталья Шаламова пригласила первого свидетеля — мать погибшего Евгения Шагина Наталью Некрасову.

DSC05178

В коридоре суда — большая группа поддержки подсудимого Алексея Палагина Фото Марии Поповой

— Мне утром 10 октября позвонил брат, сказал, что Женя лежит на полу весь в крови, — рассказала женщина. — Не дышит. Брат вызвал полицию. Я потом рассказала следователю, кому последний раз звонил сын и кого он ждал в гости.

Мать и сын несколько месяцев жили отдельно: Женя — со своим дядей на Комсомольской, а мать — с супругом. Последний раз женщина приходила в гости к сыну 5 октября.

— О Палагине мне Женя никогда ничего не говорил. Женя был общительным, добрым. Я его видела пьяным только один раз. Он, когда выпьет, не агрессивный, не конфликтный, — продолжила Некрасова.

На вопрос прокурора о мере пресечения для Палагина, мать сказала, что желала бы максимально сурового наказания, а также попросила взыскать с обвиняемого материальный ущерб — по тем чекам, которые предоставила в суд после похорон сына, и моральный вред в размере трех миллионов рублей.

— Я хочу, чтобы убийца моего сына понес максимально строгое наказание, — чуть слышно заявила Некрасова. — Его родственники даже не попытались встретиться со мной, как-то помочь. Даже не извинились.

 

Джон, выйди, мы сами разберемся

Вторым свидетелем был непосредственный участник событий той страшной ночи — Евгений Голендухин.

— Мы поехали с Лешей к Шагину смотреть футбол. С собой привезли спирт и два литра газировки, — начал Евгений. — До этого пили пиво. Шагин, когда мы приехали, тоже был пьян. Я не знаю, из-за чего у ребят начался конфликт, не помню — много выпили. Они начали драться. Шагин, вроде, ударил первым — кулаком в лицо. Сначала дрались на кухне, потом вышли в коридор, затем — в комнату. Когда я через некоторое время заглянул в комнату, мне Палагин сказал: «Джон, выйди, мы сами разберемся». Я пнул Шагина два раза по почкам и ушел на кухню курить. Прошло где-то минуты две, пока выкурил сигарету. Я, когда на кухне был, слышал, что Женя мычал, скорее всего, от боли. Пришел, Шагин уже лежит в крови, а Леша в него ножом тычет, в район шеи. Я Палагина поднял, нож отобрал и выкинул в комнате. Потом мы надели кроссовки, куртки, выключили свет в коридоре, закрыли дверь и ушли. Я не знаю, откуда у Палагина взялся нож. Не видел. Крови было очень много, потому что Шагин весь был ножом истыкан.

sud

Алексей Палагин: «Шагин с самого начала встречи агрессировал, все время давил мне на психику. Он меня ударил, я увидел нож, а потом — как провал в памяти. Очнулся только от того, что меня Голендухин трясет и говорит: «Что ты наделал?» Фото Марии Поповой

По словам Голендухина, Шагин и Палагин были знакомы около месяца — вместе гуляли и ходили в клубы. Сам Голендухин знает Алексея с первого класса.

После того, как ребята вышли из квартиры, Голендухин позвонил сначала отцу, но тот спал и не взял трубку, а затем сестре Елене, чтобы она вызвала такси. Приехав домой, молодые люди разошлись по домам и легли спать.

На вопрос адвоката Палагина Андрея Носикова, как у Алексея оказался нож, Голендухин ответил, что не знает, он не видел ножа ни у одного из ребят.

Даже трезвый был агрессивным

Следующим свидетелем стал дядя Евгения Шагина Алексей Шагин.

— Я подсудимого не знал, — рассказал Алексей Александрович. — Племянник с моего телефона вечером 9 октября позвонил Голендухину, позвал его в гости. Я сам из квартиры ушел к знакомым, чтобы не мешать ребятам отдыхать. Получается, что друзья пришли к Жене уже после того, как я ушел. Я вернулся домой около шести часов утра. Увидел, что в коридоре горит свет. Увидел кровь. Подумал, что ребята подрались, что-то не поделили. Когда прошел в комнату, увидел, что Женя лежит на полу вниз лицом, на нем сверху лежит гитара, вся мебель в комнате стоит не на своих местах. У Жени голова вся в крови. Диван, кресла, стены — тоже в кровавых брызгах, и такое ощущение, что кровь рукой мазали. В туалете — дверь и стены тоже испачканы кровью.

Алексей Шагин отметил, что все ножи хранятся на кухне в подставке. Одного там как раз не доставало.

— Осмотр полицейские проводили без меня, поэтому я не могу сказать, где был найден нож, — продолжил Шагин. — Голендухина я знал, а вот Палагина ни разу не видел. Женя с Голендухиным тоже иногда дрался — приходил домой избитым, но серьезных травм никогда не было. Племянник выпивал не часто, но даже трезвый был иногда агрессивным.

 

Вроде сам не побитый

Отец Евгения Голендухина Дмитрий рассказал, что сын ушел из дома где-то часов в 9 вечера. В два часа ночи ему позвонила дочь, сказала, что Женя в истерике, что они с Лешей что-то натворили. Увидев, что к дому подъехало такси, Дмитрий Павлович вышел навстречу.

— Леша практически сразу ушел домой, потому что был сильно пьян, — отвечает Голендухин-старший. — Сына колотило. Ничего толком сказать не мог. Я спросил у него, что случилось, но он молчал. Я на него посмотрел — вроде, сам не побитый. Я решил, что утром со всем разберемся, и отправил его спать. А в 10 утра к нам уже сотрудники полиции приехали. Ничего не объяснили, погрузили сына в машину и уехали.

По словам Дмитрия Голендухина, Шагин бывал у них в гостях. Конфликтов между ребятами он не замечал.

— Палагина я знаю давно, он с моим с самой школы дружит. В гости к нам часто приходил, всегда спрашивал, нужно ли чем-то помочь. Алкоголем не злоупотреблял, но выпивал иногда. Мне сын подробности того вечера не рассказывал. Сказал только, что он никого не убивал. Про нож ничего не говорил.

 

Нечего было пить и ножом махать

Следующим свидетелем стала мать Алексея Жанна Палагина, которая еще перед заседанием в коридоре во всеуслышание заявила, что если ее сын действительно убил, то пусть отвечает: «Нечего было пить, а потом ножом махать». Судья предупредила, что мать может не свидетельствовать против сына, но Жанна была непреклонна и решила давать показания.

DSC05183

И.о. прокурора Андрей Калинин и помощник прокурора Анастасия Коврижных Фото Марии Поповой

— Сын проживает со мной и двумя сестренками, — начала Жанна Палагина. — Я в тот день пришла со смены и легла спать. Часа в 4 утра пришел Леша, очень пьяный. Я его попросила закрыть дверь, но он сказал, что не может — у него сломан палец и сбиты все казанки. Я спросила, что случилось, он ответил: «Мама, я, кажется, человека убил». Я ему не поверила, потому что он часто какие-нибудь истории сочиняет, чтобы меня попугать. Посмотрела — у него вся одежда в грязи. Я его раздела и уложила спать. Утром вышла в магазин, он еще спал. Когда вернулась, Леша уже сидел в «Вконтакте». Сказал, что ходил к Голендухину, но его забрали полицейские. Я спросила еще раз, что случилось. Он показал мне фотографии мальчика, которого убил. Сын сказал, что Шагин первый взял нож, который лежал в комнате. Сказал, что оборонялся, отобрал нож и стал тыкать Шагина в живот. Сказал, что больше ничего не помнит. Мне потом Женя Голендухин рассказывал, что там произошло: что пили, что подрались, что Леша его отправил на кухню курить. А потом сказал: «Я в комнату зашел, а Леша его мочит».

 

Это он вел себя агрессивно

Слово дали подсудимому — Алексею Палагину.

— Шагин с самого начала встречи агрессировал, все время давил мне на психику, — начал Палагин. — Он меня ударил, я увидел нож, а потом — как провал в памяти. Очнулся только от того, что меня Голендухин трясет и говорит: «Что ты наделал?» Конфликт начался на кухне. Нож я увидел в руках у Шагина уже в коридоре. Я не пытался забрать нож, просто оттолкнул Шагина от себя ногой. Как нож оказался у меня — не помню. Ранее конфликтов с Шагиным у меня не было. Общались не близко — привет-пока. Я раскаиваюсь и хочу попросить прощения у Жениных родных и близких. Я не хотел совершать это преступление.

— Вы говорите, что Шагин с самого начала вел себя агрессивно, — вступила в разговор судья Шаламова. — Вы видели его фотографии? На нем живого места нет. А у вас только веко рассечено. Как это объяснить?

Палагин только пожал плечами.

 

Он раскаялся и извинился

После перерыва слово предоставили старшему помощнику прокурора Анастасии Коврижных. Она отметила, что Палагин решил признать свою вину частично только для того, чтобы избежать наказания. Преступление, совершенное Алексеем, относится к категории особо тяжких. На путь исправления молодой человек встать не пытается (на Палагина уже заводили дело по стать 158 — «Кража»). У преступления есть отягчающие обстоятельства — Палагин был пьян.

Сторона обвинения попросила 10 лет лишения свободы с отбыванием срока в колонии строго режима.

— Сумму морального вреда я прошу снизить до 1 млн рублей в связи с материальным положением подсудимого. Все остальные требования потерпевших — удовлетворить, — завершила свою речь Анастасия Коврижных.

Слово взял адвокат Андрей Носиков.

— Палагин не согласился на переквалификацию статьи, свою вину он признает полностью. От ответственности уйти не пытался, собирался сам пойти в полицию и дать показания. Я сейчас буду говорить только о том, что может смягчить вину моего подзащитного. Во-первых, он испытал шок от того, что совершил, раскаялся в содеянном. Во-вторых, у него не было намерения убить Шагина, он просто предпринял соответствующие меры защиты. В-третьих, Палагин сделал выводы, принес извинения родным и близким убитого. Поэтому я прошу суд вынести более мягкое наказание, не связанное с реальным лишением свободы.

Следующее заседание по делу об убийстве Евгения Шагина назначено на 19 января.

 

 

Комментарии 7

Внимание! Комментарии на сайте не премодерируются. Правила