511

Руководитель первоуральского отделения фонда содействия капремонтам  намерен ужесточить контроль над подрядчиками

Валерий Чижов, руководитель первоуральского отделения фонда содействия капремонтам Фото Анны Неволиной

Зима в разгаре, и тема капитальных ремонтов слегка поутихла — закончились комиссионные обследования ремонтируемых домов, высокопоставленные ревизоры больше не качают головами, глядя на результаты трудов строительных бригад. Однако именно сейчас горячая пора для подготовки следующей ремонтной кампании — составление проектно-сметной документации, подготовка к конкурсу, ну и работа над ошибками, конечно.

Несколько недель назад представители фонда капремонтов, выступая перед депутатами, докладывали в духе «все хорошо, прекрасная маркиза». Но, если кампания провалилась, когда ремонтировали 46 домов, то что будет в следующем году, когда на кону более 80 домов, большая часть из которых — старого типа? Чтобы успокоить горожан, «Городские вести» решили поговорить с руководителем первоуральского отделения фонда содействия капитальным ремонтам Валерием Чижовым.

IMG_0724

Фото Анны Неволиной

Чем сейчас занимается фонд, когда, по сути, еще нет глобальных капитальных ремонтов?

— Как нет? Остановлены только фасадные работы и ремонт отмостки, а замена коммуникаций — ХВС, ГВС — идет полным ходом. Кровли продолжают ремонтировать. Так что еще как идут. Активно контролируем ход работ, практически каждый день выезды.

— А подготовка технической документации по ремонтам объектов в 2016 году уже началась?

— Что касается разработки проектно-сметной документации, то здесь, в первоуральском отделении, этого не делают. Администрация передает сведения, полученные от управляющих компаний, региональному оператору. А тот уже занимается составлением смет, проведением конкурсов на определение подрядчиков и так далее.

— То есть сведения передает управляющая компания на основании, скорее всего, паспортов домов?

— Именно.

— Странно. Тогда каким образом, например, в сметы попадает ремонт подвалов, если по факту подвалов в доме нет и не было? Старая часть Первоуральска, например. Дома по улице Медиков и Трубников…

— Да? А где вы видели сметы?

— Мы изучили предварительные сметы на сайте ФКР. Посмотрели списки домов, которые будут ремонтироваться в следующем году, изучили перечень планируемых работ и примерную стоимость этих работ в сводном финале. Подвалы учтены в том числе. Суммы на их ремонт — в пределах полумиллиона.

— Что касается подвалов — это, скорее всего, ошибка. Система не безупречна, срабатывает человеческий фактор. А что касается сводной финальной таблицы, которую вы изучали, то этот документ вообще нельзя брать за основу. Надо смотреть сметы: она может быть как меньше, так и больше примерных расчетов.

— И вы подскажете, где простым собственникам, желающим узнать, куда потрачены их средства, их найти? Перерыли весь сайт — не нашли.

— Вся информация есть на конкурсной площадке. В прошлом году это была платформа «Газпрома». Пока у меня нет информации, где будет площадка в этом году.

— А к вам сюда сметы спускают?

— Да, собственники к нам ходят, задают вопросы, просят разъяснений. Человекопоток довольно большой. Работаем, показываем.

Как вы считаете, с капитальными ремонтами в этом году справились?

— Не совсем. Основная проблема — позднее объявление конкурса. Поздно подготовили ПСД,  если помните, к ремонтам приступили только в конце июля. К несчастью, подрядчики оказались не совсем добросовестными. Вернее, они очень переоценили свои возможности.

— Слишком большие лоты?

— Да, в каждом лоте по 20 с лишним домов. Это очень много. Если и были какие-то иллюзии на старте, то очень скоро стало понятно — уровень строительных бригад не дотягивает. Не спорю — есть нормальные рабочие, но очень много тех, которые работают плохо.

— В начале лета мы встречались с руководителем регионального фонда содействия капитальным ремонтам Александром Караваевым, который говорил о жестких требованиях к подрядчику: определенная сумма оборотного капитала, наличие высшего строительного образования сотрудников, репутация… Или никто не мешает генеральному подрядчику выстраивать цепочку субподрядчиков?

— (Валерий Чижов поджимает губы и разводит руками).

IMG_0730

Фото Анны Неволиной

— Почему на старте, когда поняли, что не успеваете с конкурсом, не сократили количество ремонтируемых домов?

— Фонд не решает этот вопрос. Мы всего лишь исполнители. Чисто по-человечески, я бы, как подрядчик, взял бы домов 10 и качественно бы их сделал. А сейчас до сих пор ни один дом не сдан. Обещают, правда, закончить к концу февраля все работы, кроме фасадных, но посмотрим.

— На опыте этой кампании, какие пункты для себя выделили, на что будете обращать внимание в следующем году?

— Однозначно — ужесточить контроль.

— Каким образом?

— Каждодневные рейды, привлечение администрации, прокуратуры.

Не боитесь озвучивать это сейчас? В этом году — скандал за скандалом, публикации в прессе. Какой нормальный подрядчик захочет связываться с этой темой?

— Честно? Насколько я знаю, проблемы с конкурсом были и в этом году. Крупные строительные фирмы за капитальные ремонты не берутся — они даже не стали принимать участие в конкурсе. Работаем с теми, кто заявился. А что будет в следующем году — не знаю.

— В следующем году собираются ремонтировать еще больше домов — 86. Большая часть из них — дома старой части города. Двухподъездные, двухэтажные. Мы проехались по нескольким объектам. На взгляд экспертов, целесообразнее задуматься о признании их ветхими или аварийными, чем «капиталить». Не думаете, что ремонт бараков с крошащимися стенами — нерациональная трата денег?

— Заниматься вопросами перевода домов в ветхое и аварийное жилье — обязанность, например, администрации. Мы можем дать рекомендации. Я лично не буду инициировать рассмотрение этого вопроса.

— Но вы можете инициировать обращение к голове — региональному оператору. Пусть он вносит коррективы в программу, обращается в правительство, дает рекомендации местной администрации…

— Вот смотрите. Переведут дома в разряд аварийных или нет — неизвестно, а людям там жить. В каждом таком доме — 8 квартир. Если бы они оплачивали целиком капитальный ремонт дома сами — собственникам бы это влетело в копеечку. Срок окупаемости таких домов по капремонту — 100 лет. Мне кажется, ремонт жителям выгоден.

— Капитальные ремонты не подразумевают ремонт несущих стен, например. А разрушаются они. Что будет, если дом, имея новую крышу, новые трубы просто возьмет и рухнет?

— Дома прошли экспертизу. В прошлом году экспертизу делала компания «Уралтермотехника». Никаких предпосылок для разрушения домов нет (напомним, в декабре на Трубников,9А, включенном в перечень домов, рухнул балкон — ред.)

Реакция людей сейчас — не всех, только тех, с кем нам удалось пообщаться — мы не хотим ремонтов. Приводят в пример дома по ул. Физкультурников — приходилось отдельно оплачивать материал для замены коммуникаций, потому что собирались ставить старые трубы.

— Я понимаю, что жителям хочется поставить полипропилен, хотя по ГОСТам и СНИПам нельзя этого делать. Все материалы, с которыми работали подрядчики, имели сертификаты. Может, люди просто не знают, какой материал ставить можно, а какой нет?

— Может. Но это говорит и о недостаточном уровне информированности горожан. Планируете проводить собрания с собственниками домов, где будут проходить капремонты?

— Да мы и так их проводим. Конечно, планируем общаться, объяснять.

IMG_0737

Фото Анны Неволиной

— Шла речь о том, чтобы УКС взяло на себя функцию строительного контроля. Вышло на конкурс, как, например, в этом году ООО «Линкор», и контролировало за деньги. Как вы считаете, УКС способно сделать качественный строительный контроль, достаточно грамотных специалистов?

— Специалисты достаточно грамотные. Я буду только за то, чтобы УКС взял на себя эти полномочия. Сейчас приемка работ идет как? Представители фонда, управляющей компании, подрядчика, УКС. Если УКСа нет, я даже не еду.

— Если стройконтроль возьмет на себя УКС, то какие функции останутся за вами?

— В том числе, и строительный контроль. Также — приемка работ.

— Какие ваши мысли относительно скандала с лепниной? Вы же не могли не видеть, как ее начали ремонтировать летом.

— Конечно, это не дело. Подрядчики видели сметы, осознанно выходили на конкурс. Причем фирмы местные, могли поехать и посмотреть, что им придется ремонтировать и уже принимать решение: брать или не брать эти объекты. К концу января мы ждем смет от организации, которая обсчитывает стоимость работ по восстановлению лепнины. Это вообще отдельный вид работ. Но мы должны ответить себе и на другой вопрос: мы говорим о красоте, истории, но готовы ли мы платить за ее сохранность? Вот вы как житель этого города готовы платить за восстановление лепнины в доме, в котором не живете?

— Я как житель города выступаю за открытие спецсчетов, за инициативу и ответственность. Но если вы так ставите вопрос, то да: пока мой дом не открыл спецсчет, я готова платить за восстановление исторического центра.

— Я тоже. А есть жители, которые не хотят. То, что из себя представляет лепнина сейчас — опасно для пешеходов. Но кто возьмет на себя ответственность сказать: мы не готовы платить за свои желания, поэтому давайте уничтожим декор, что будет безопаснее, и сделаем ровные фасады? Смельчаков нет.

Комментарии 6

Внимание! Комментарии на сайте не премодерируются. Правила
Комментируя, вы даете согласие на обработку персональных данных.