2 572

В Первоуральске 20 лет не могут отремонтировать разрушенный взрывом газа дом

В январе 1995 года в доме №14 по улице Заводская произошел взрыв бытового газа, в результате чего был разрушен один из подъездов, погиб один человек. Фото Анны Неволиной

Сегодня поселок Вересовка напоминает декорации к фильму — ­катастрофе. Тишина, которую изредка нарушает гудок проходящего железнодорожного состава. Пустынные улицы, где кроме стаи собак практически никого нет. Наследие Советского Союза — одноэтажные магазины с шатающимися рамами. И главная достопримечательность — дом, выгнутый наружу.

Событие двадцатилетней давности, произошедшее в Вересовке, взбудоражило тогда не только Первоуральск, но и всю страну. Напомним, в январе 1995 года в доме №14 по улице Заводская произошел взрыв бытового газа, в результате чего был разрушен один из подъездов, погиб один человек. На сегодняшний день в доме продолжают жить люди, самостоятельно борющиеся с последствиями трагедии. Обо всем подробнее — в материале «Городских вестей».

Алевтина Виноградова <i> Фото Анны Неволиной</i>

Алевтина Виноградова Фото Анны Неволиной

От взрыва аж подкинуло

Жительница дома Алевтина Виноградова в середине 60­х получила квартиру в новом построенном доме за хорошую работу на предприятии «Авторемонтный завод». Женщина работала в заводской столовой, знала всех жителей своего дома.

— Я в ту ночь дома была, меня подкинуло на кровати, очнулась уже на полу. Услышала стоны, крики: «Спасите, помогите», — вспоминает события 20­летней давности Алевтина Ивановна. — За окном все в дыму. Мы во втором подъезде живем, и нас­-то только подкинуло, а первый подъезд полностью разрушен. Как нам рассказали, в какой-­то из квартир взорвался газ, хозяин квартиры умер. А жителей переселили на время в гостиницу.

Затем жителей разрушенного подъезда расселили в построенный специально для них одноподъездный дом. Соседи по несчастью из другого подъезда так и продолжили жить в этом доме.

 

 

— Их-­то расселили, а мы так здесь и остались. И ведь как дураки ждали, ждали… За коммуналку платим так же, как все. А крыша каждый год течет, как только дожди — у нас все бежит по стенам. Все сыплется, все рушится, плинтуса отходят. Из всех щелей дует. Дом скоро, наверно, разойдется. Его водит, двери не закрываются. После взрыва дом признали аварийным, к нам приходила комиссия, сказала, что одна панель сдвинулась на пять сантиметров. У меня, по сути, в стене дыра.

Алевтина Виноградова

жительница дома

По словам женщины, жители злополучного дома постоянно находятся под воздействием взрывных волн — ведутся работы в карьерах поблизости. Это тоже не идет на пользу дому, к тому же идет постоянная нагрузка на инженерные конструкции.

— Недавно вот опять что­-то взорвали. Я давление мерила, внучка сидела, играла, от взрыва ее аж подкинуло, плита на полу зашевелилась. Еще пару таких взрывов, и дом рухнет, — продолжает Алевтина Винокурова.

Минимум раз в год в дом приезжает очередная комиссия, осматривают, кивают головами. Но, по словам жителей, никаких действий по устранению проблем не предпринимают.

— Нам просто страшно здесь жить. Неоднократно обращались и в управляющую компанию, и в администрацию. Все 20 лет к нам чиновники ходят, обещают, но ничего не меняется.

Нас кинули

Жильцы соседнего подъезда, которые проживают за стенкой от разрушенного, вот уже двадцать лет ощущают на себе последствия катастрофы. Семья Натальи Гасиловой как никто почувствовала на себе все тяготы. Стена, разделяющая подъезды, в квартире Гасиловых полностью черная от плесени. Между потолком и стеной образовались трещины, и в квартире очень холодно.

— Перегородка между квартирами тонкая, у нее не было функции быть наружной стеной, поэтому очень холодно. Надо снести этот подъезд и утеплить нашу стену. Но с холодом боремся, купили теплорегулятор. Боимся того, что однажды нас опять тряхнет, тут еще чуть-­чуть, и плита просто вылетит во двор на улицу. Смотрите, какая тут трещина, — говорит Наталья Гасилова. — Стена попросту отходит. У нас четверо детей, конечно, нам страшно. Но что делать, жить где-­то надо. Была комиссия, сказала ремонт не делать, потому что пока есть шанс переехать.

Наталья Гасилова Фото Анны Неволиной

Жители дома опасаются, что однажды в их квартире упадет плита Фото Анны Неволиной

Такая же проблема у жителей на первом этаже. В квартире у семьи Макаровых тяжело дышать, здесь сыро, из­-за этого у домочадцев начались проблемы со здоровьем.

— Внук у нас постоянно болеет, потому что дышит этой плесенью, стены же черные. От того, что дом ходит ходуном, постоянно отходят трубы. Мы уже сбились со счету, сколько раз нас топило. По идее, дом надо признать аварийным. Одно время говорили, что надо скидываться каждой квартире по 50 тысяч, чтобы провести экспертизу, сделать проект, а вот потом только решат, что делать с нашим домом. Но с кого тут денег-­то соберешь? У нас здесь одни работяги, у них зарплаты маленькие. Вообще, этой проблемой должна администрация озаботиться, а не мы. Сейчас же полное ощущение, что нас просто кинули.

Татьяна Макарова

староста поселка

Такая плесень растет в каждой квартире, стена в которой соприкасается с разрушенным подъездом Фото Анны Неволиной

Опять взлетим

Кроме того, жителей беспокоит, что разрушенный подъезд остается открытым. Дети запросто могут проникнуть в разрушенное строение.

— Сейчас там постоянно собираются наркоманы, бомжи, дети постоянно ползают. Подростки туда бегают целыми толпами. Кто-­то там костры разводит — это все очень опасно, — говорит Татьяна Яковлевна. — Тут же не нужны большие миллионы, чтобы заделать все блоками.

В управляющей компании «Уральский дом», обслуживающей данный жилфонд, пояснили, что многоэтажка не была признана аварийной, поэтому ее будут ремонтировать.

— Мы постоянно занимаемся этим домом, но чтобы что­-то предпринять, нужно провести экспертизу стоимостью порядка 500 тысяч рублей. Мы же не можем с жителей эти деньги собирать, поэтому нашли подрядчика, подготовили смету и обратились в администрацию поселка Билимбай. Сейчас этот вопрос решается. Возможно, уже через две недели будет какое­-то решение, — говорит директор УК «Уютный дом» Маргарита Сердюк.

— К нам обратился депутат гордумы Сергей Суслов и управляющая компания «Уральский дом». Мы дом обследовали, проблемы обозначили. Сейчас нужно сделать полное обследование, проект­усиление и сметную документацию.

Последствия аварии в этом доме не устранены. В первую очередь нужно демонтировать ту часть дома, которая обрушилась. Оставшуюся конструкцию нужно укрепить, утеплить внутреннюю стену, которая после взрыва газа взяла на себя функции внешней. После того, как торец утеплят, нужно выполнить наружные работы.

Этой проблемой надо заниматься, дом бросать нельзя. Те квартиры, которые примыкают к торцу, начинают обрастать трещинами. Предсказать, когда у них произойдет обвал, невозможно, но риск есть. Близость к карьерам для дома — огромный минус. Но сносить дом и переселять жителей в данной ситуации нецелесообразно, дом крепкий, хороший, его можно качественно восстановить.

Станислав Анфиногенов

руководитель проектного бюро «Проект¬12»

— Жители к нам обращаются, и мы про них не забываем, проблема постоянно в разработке. Конечно, жители крайних квартир в этом доме неоднократно жаловались, что у них проблемы с отоплением, отсырением стен. Сейчас мы пытаемся эту проблему решить совместно с УК.

На сегодняшний день мы запросили коммерческие предложения по исследованию и ремонту дома. Установлены маячки — контроль за состоянием строительной конструкции дома. Сейчас исследуем, в каком состоянии конструкция, и решим, что дальше делать. На этой неделе будет уже какая­-то конкретная информация по планам, что за чем делать. После того, как нам озвучат сумму, определимся с подрядчиком, будем думать, где брать деньги.

Александр Гильденмайстер

глава администрации Билимбаевского СТУ

Комментарии 4

Внимание! Комментарии на сайте не премодерируются. Правила