677

Спасибо, что жилой: проблемы жителей домов с рухнувшими два года назад крышами в Первоуральске так и не решились

Пострадавший дом №10 улице Сакко и Ванцетти в Билимбае спустя два года после аварии не похож на жилой. Дверь в подъезд отсутствует, внутри — сквозняк. Из благ цивилизации в доме — только электроэнергия и канализация. За водой — на колонку, отопление — печное.  Фото Анны Неволиной

Пострадавший дом №10 улице Сакко и Ванцетти в Билимбае спустя два года после аварии не похож на жилой. Дверь в подъезд отсутствует, внутри — сквозняк. Из благ цивилизации в доме — только электроэнергия и канализация. За водой — на колонку, отопление — печное. Фото Анны Неволиной

В феврале 2014 года в Первоуральске рухнуло сразу две крыши в жилых домах. Сначала обрушилась крыша одного из бараков на улице Кирова в микрорайоне Динас, людей расселили в общежития, а дом решили снести. Неделей позже подобное ЧП произошло в Билимбае — половина крыши провалилась внутрь многоквартирного дома №10 по улице Сакко и Ванцетти. «Городские вести» навестили жителей этих двух домов с «поехавшей крышей» и узнали, решился ли их жилищный вопрос.

Куда еще аварийнее?

19 февраля 2014 года посреди дня крыша деревянного барака №8 по улице Кирова в микрорайоне Динас с треском обвалилась. К счастью, в тот злополучный день никто не пострадал, люди отделались лишь испугом и страхом за свое будущее, ведь где жить дальше — было непонятно. С момента аварии прошло уже два года, а опасение остаться без крыши над головой людей до сих пор не покидает.

Пострадавших заселили в общежитие на Динасе по адресу улица Ильича, 4. Здание теплое, порядок поддерживается вахтерами, но радости у новых обитателей как не было, так и нет.

Статус «аварийный» дому на Кирова был присвоен лишь в январе 2014 года. Немного успокоившись после аварии, люди начали радоваться, что процесс их переселения, наконец, ускорится. По крайней мере, их уверяли, что долгожданное переселение организуют до 2016 года.

На сегодняшний день в жизни «переселенцев» ничего не изменилось — они все так же живут в общежитии. Семья Бреховых из четырех человек два года ютится в комнатке 16 квадратных метров.

Рашида Брехова с мужем и двумя сыновьями два года ютится в комнатке 16 квадратных метров в общежитии. <i>Фото Анны Неволиной</i>
Рашида Брехова с мужем и двумя сыновьями два года ютится в комнатке 16 квадратных метров в общежитии.

Фото Анны Неволиной

— Мы требуем собственное жилье, судимся с администрацией, но пока безуспешно. Предлагают, конечно, жилье, но оно такое, что, знаете, лучше не надо, — говорит Рашида Брехова. — У нас были квартиры, и предоставить нам должны, как минимум, такие же. В администрации говорят, что мы не попали в программу по переселению из ветхого и аварийного жилья. Как мы не попали, если нашего дома уже просто нет? Дом рухнул! Куда еще аварийнее? Говорят, ждите 2017 год. Что будет в 2017 году — непонятно.

Злополучный барак, в котором проживали восемь семей, снесли. Поговорка «и на вашей улице будет праздник» сработала, но не в пользу динасовцев. Сейчас на месте барака построили два новых дома, куда переселили жителей хромпиковских аварийных домов. Динасовцам лишь остается заглядывать в чужие окна.

— Кругом строятся дома — и на самом Динасе, и в микрорайоне Чусовской. У нас под носом построили два новых дома, но нас туда не селят, говорят — не для вас, — разводит руками Рашида Брехова. — Мы с семьей уже не можем ютиться в этой комнатушке, у меня два сына — 5­ти и 16­ти лет. Нам не дают квартиру, дак отдали бы хоть деньги за мое жилье. За два года бы я уже все сама купила и долг бы погасила. Но денег, как и жилплощади, на нас не выделено.

Нужно отстаивать права

— Собственникам, в соответствии с Жилищным кодексом Российской Федерации, администрация городского округа должна выплачивать стоимость жилого помещения, которое они утратили, в рыночных ценах, которые на момент утраты сложились в городском округе. Как правило, эти рыночные цены администрацией занижаются. Собственник вправе оспорить рыночную цену, нужно обратиться к независимым оценщикам, изготовить отчет о рыночной стоимости ранее принадлежащего собственнику жилого помещения, и, соответственно, взыскать разницу между реальной стоимостью и той суммой, которую выплатил муниципалитет.

Если администрация совсем не платит, мотивы — не заложены денежные средства в бюджет и так далее, то собственник вправе обратить в суд с иском о взыскании этой суммы. Если граждане занимали жилое помещение по договору социального найма, то здесь администрация обязана предоставить жилое помещение, соответствующее тем квадратным метрам, которые были утрачены, соответствующее санитарно­техническим требованиям, находящееся в том же территориальном округе, что и бывшее жилище. Если это микрорайон Динас, новое помещение должно быть здесь же.

Если этого всего не происходит, наниматель жилого помещения вправе выставить претензию в административный орган с просьбой о предоставлении жилого помещения. Если претензии не удовлетворяются, гражданин вправе обратиться с иском в суд. В случаях с собственником и нанимателем, самое главное — иметь на руках заключение межведомственной комиссии о признании дома аварийным, непригодным для проживания и акт обследования жилого дома.

Предоставление общежитий и иных жилых помещений, которые являются временными — невыполнение тех требований, которые предъявляет к данной ситуации жилищный кодекс. Если в резерве администрации нет жилищных помещений, соответствующих перечисленным требованиям, муниципалитет должен построить либо приобрести. Если для этих целей нет денежных средств, администрация обращается в правительство области. И правительство субсидирует средства. Такие случаи в практике были.

Эти требования жилищного кодекса неукоснительно исполняются. Если не обращаться в суд, можно очень долго жить во временном жилье, и никто ничего не предоставит.

Елена Гончарова

член Ассоциации юристов России

Жилье­-гнилье

Спустя неделю после аварии на Динасе рухнула крыша в доме в Билимбае. Дом №10 по улице Сакко и Ванцетти, как и еще такие же три дома в Билимбае, был построен в 1957 году. Обслуживать этот дом сегодня не берется ни одна управляющая компания.

Пострадавший дом №10 и спустя два года после аварии не похож на жилой. Дверь в подъезд снята с петель и лежит на лестничной клетке, внутри дома холоднее, чем на улице, а в подъезде — такой гул от сквозняка, что позавидует любой режиссер фильма ужасов.

25 февраля 2014 года в этом доме под тяжестью снега провалилась крыша. Экстренно эвакуированных жителей на время разместили в библиотеке, однако к вечеру они были вновь заселены в свои квартиры. Часть крыши починили оперативно. Но и в доме с починенной крышей жить людям теперь страшно.

— Будем в Москву писать, — с порога кричит жительница дома Лидия Смирнова. — Жить здесь просто невозможно. Весна будет, нас тут совсем затопит. Крыша как была ветхая, так и осталась — у нас там наверху — баррикада из тазиков стоит. Да плюнули уже на нас. Тогда, когда у нас крыша упала, половину сделали, половину оставили — ждут, когда она тоже упадет. А весна не за горами.

Последний раз дом ремонтировался лет двадцать тому назад: покраска, побелка. Из благ цивилизации в доме — только электроэнергия и канализация. За водой — на колонку, отопление — печное, но, как говорят сами жители, печи — в аварийном состоянии.

— Сколько писем писали — ничего не меняется. Как ни стыдно — по телевизору наши чиновники говорят: в Билимбае теперь везде есть газ, везде блага цивилизации! Да пусть хоть один к нам в дом придет, посмотрит. Мы до сих пор в жилом многоквартирном доме печку топим. Чиновникам же страшно зайти, а мы здесь живем и каждый раз боимся того, что потолок свалится или пол провалится. Были уже случаи, — говорит жительница дома Разифа Аюпова. — Раньше и газ хотели сделать, и отопление. Потом газовую трубу просто выдернули. Сейчас, понятно, уже виноватых не найдешь. Но и забывать про нас нельзя. У меня в квартире почти минусовая температура, печки в аварийном состоянии. Сделать­то можно, но ведь это не мой частный дом. Квитанции же мы оплачиваем.

Светлана Бубнова хотела было сделать ремонт в своей квартире в доме №10 по улице Сакко и Ванцети, но пол в гостиной просто провалился, вся мебель упала.

Фото Анны Неволиной

Только сносить

Еще одна мучительная проблема жителей — канализация по принципу шамбо. Зимой сливы в туалетах застывают, потому что очень холодно. В морозы надо постоянно лить туда кипяток. В некоторых квартирах шамбо просто не работает. Жители нескольких квартир были вынуждены съехать в съемное жилье, потому что жить здесь просто невозможно.

— Мы хотели делать ремонт здесь, пол в гостиной просто провалился, вся мебель упала. Шамбо здесь не работает вообще. Делали заявку, чтобы нам его отремонтировали. Но сделали таким образом, что все фекалии выливаются обратно, — жительница квартиры на первом этаже Светлана Бубнова открывает дверь в туалетную комнату, там весь пол залит фекалиями. — Несколько раз в неделю нужно выкачивать шамбо — это более пяти тысяч рублей. Мы вот сейчас ходим с вами по квартире, а я боюсь, что в любой момент может свалиться пол. Сюда бы специалистов из сан­
эпидемстанции позвать.

Шамбо  отремонтировали таким образом, что все фекалии выливаются обратно.

Фото Анны Неволиной

Полопавшиеся трубы, разваленные дымоходы, трещины в стенах и на потолке, неисправные шамбо. Проблемами жителей никто не занимается, управляющей компании у них нет. Долго ли жителям придется жить в таких условиях, будет ли у них капитальный ремонт, который они ежемесячно оплачивают или дом просто снесут — они не знают.

— А какой смысл его ремонтировать? Только сносить, — говорят жители. — Когда крыша­-то рухнула, приехал [Геннадий] Зверев (бывший вице­мэр — ред.) и остальные городские чиновники. Говорили, что эти дома уже не жилые, что списаны давным­давно. Но помочь  никто не может — жилья для нас никакого нет.

Безвыходных ситуаций не бывает

— Собственники дома №10 по ул. Сакко и Ванцетти в Билимбае выбрали способ управления  ТСЖ, и в декабре 2008 года зарегистрировано ТСЖ «Орджоникидзе, 2» (ИНН 6625051200), в состав которого вошли пять домов, в том числе — и дом по ул. Сакко и Ванцетти, 10. В состав правления вошли несколько человек, в основном — пожилого возраста. По правовой природе, ТСЖ это было «ленивым» и фактически не работало. Несмотря на это, регистрация в налоговом органе о его существовании имеется, а, соответственно, председатель правления ТСЖ обязан предоставлять отчетность, а также имеет ряд других обязанностей.

Летом 2013 года собственниками принято решение о ликвидации ТСЖ и о выборе способа управления — непосредственное управление.

В этом доме 8 квартир, из них всего 3 на тот период было приватизировано, в связи с чем допускаю, что большая часть площади приходится на муниципалитет. Что из этого следует? В соответствии с положениями Жилищного кодекса РФ вопросы о проведении ремонта дома, выборе управляющей компании, создании или ликвидации ТСЖ, перехода на непосредственное управление, решается большинством голосов собственников квартир дома. А если большинство голосов принадлежит администрации, то собственники при всем желании не смогут такое решение принять, по той простой причине, что у них не хватает голосов для принятия такого решения.

В этой ситуации за администрацией привилегированное право принятия решений, а это уже грозит нарушением антимонопольного законодательства. Но безвыходных ситуаций не бывает. В этом случае, администрация, в соответствии со ст. 161 Жилищного кодекса РФ, обязана провести открытый конкурс по отбору управляющей организации.

В случае, если такой конкурс администрацией не проводится, любой из собственников в праве обратиться в суд с требованием обязать администрацию провести такой конкурс, что прямо регламентировано ч.7 ст.161 Жилищного кодекса РФ. В данном случае, ничего не мешает и прокуратуре Первоуральска в интересах собственников выступить с такими исковыми требованиями. Кроме того, в данной ситуации администрация должна провести капитальный ремонт дома. Добровольно это вряд ли будет сделано, но обязать ее провести такой ремонт можно в судебном порядке.

Ксения Лумпова

член Ассоциации юристов России

— К сожалению, в программу расселения ветхого и аварийного жилья вошли не все нуждающиеся дома. Но сейчас у жителей зданий, находящихся в таком плачевном состоянии, появилась надежда: по неподтвержденной пока официально информации, федеральная программа переселения будет продлена и начнет действовать с 2017 года. В нее войдут те здания, которые были признаны ветхими и аварийными после 2012 года. К сожалению, решить проблему переселения без программы подобного уровня местные бюджеты просто не в состоянии. Точная информация о продлении программы может появиться летом 2016 года.

Зоя Глазачева

пресс-­секретарь администрации городского округа Первоуральск

Комментарии 24

Внимание! Комментарии на сайте не премодерируются. Правила