364

Храм, субботник и фестиваль — общественники Билимбая обсудили конкретные шаги по развитию территории

Свято-Троицкий храм — на повестке обсуждения общественников. С каждым годом сооружение, имеющее богатейшую историю, ветшает, процесс его восстановления усложняется.
Фото из архива редакции

Свято-Троицкий храм — на повестке обсуждения общественников. С каждым годом сооружение, имеющее богатейшую историю, ветшает, процесс его восстановления усложняется. Фото из архива редакции

В кабинете главы администрации Билимбаевского СТУ Александра Гильденмайстера в минувший четверг собралась разношерстная  компания — люди, мало связанные друг с другом в реальной жизни, объединились за круглым столом: проектировщик Станислав Анфиногенов, настоятель Свято-Троицкого храма отец Михаил, председатель совета фонда «Строганофф» Станислав Могила, бывший глава Билимбая Николай Минькин. Не хватает только приглашенного главного архитектора — Константина Гартмана, а также  директора УралНИИпроект РААСН Александра Долгова.

Гильденмайстер сразу делает акцент: здесь нет чиновников или, например, священнослужителей — есть неравнодушные люди, которые пытаются развить потенциал незаслуженно забытой территории.

— Сейчас есть примерное понимание, в каком направлении следует двигаться, — начал Александр Юлиусович. — Прошел форум, где мы определились с блоками развития Билимбая: туристический (экоторопа на «Дюжонок», роща Могилица, река Чусовая), военно-патриотический, а также отдельный блок — наследие Строгановых. Сегодня мы собрались, чтобы обсудить, что делать с одним из главных раритетов Билимбая — Свято-Троицким храмом.

 

«Первая церковь в Билимбаевском заводе «во имя Богоявления Господня» была заложена в 1737 году по благословенной грамоте митрополита Тобольского и Сибирского Антония I. В 1754 году к основному храму был пристроен придел — «во имя образа пресвятой Богородицы явления Казанского». В 1779 году Богоявленская церковь сгорела. В огне погибли иконы, книги и вся церковная утварь. Уцелела только колокольня, находившаяся вдали от церкви. В том же году начали строить новую церковь, также во имя Богоявления Господня. В 1780 году ее освятили, а в 1793 значительно расширили, дополнив приделом «во имя святого благоверного князя Александра Невского». Но в 1796 году «по неосторожности трапезника» сгорел и этот храм.

Вместо него в 1802 году на кладбище, которое находилось по соседству, была построена и освящена во имя того же святого и, вероятно, не без оглядки на начавшуюся Александровскую эпоху, новая церковь. Как и все предыдущие, она была построена из дерева. Эта церковь прослужила верующим до 1843 года, когда по ветхости была разобрана, а иконостас ее был перенесен в построенную, «по примеру прочих округов за 3000 рублей», на том же месте и во имя того же святого каменную часовню.

Каменная Свято-Троицкая церковь (существующая и по сей день), если верить издателям книги «Приходы и церкви Екатеринбургской Епархии», была заложена в 1820 году. Хотя решение о ее строительстве, согласно архивным документам, было принято Павлом Александровичем Строгановым в 1816 году.

По материалам книги Нины Акифьевой ‘Билимбай: от Строгановых до наших дней’

— На каком этапе сейчас находится оформление земли? — поинтересовался Станислав Анфиногенов. Как выяснилось, с оформлением земельных участков, как того требует закон, все сложно: согласование на начальном этапе, получена очередная отписка — манипуляции с землей невозможны.

— Подвалы храма все еще топит? — поинтересовался Анфиногенов у отца Михаила. Тот утвердительно кивнул головой: начнется паводок и таяние снегов — подвалы будут полны водой.

Станислав Анфиногенов (слева), Александр Гильденмайстер (в центре) и Станислав Могила Фото Светланы Колесниковой

Станислав Анфиногенов (слева), Александр Гильденмайстер (в центре) и Станислав Могила
Фото Светланы Колесниковой

— Надо начать с того, что в силах администрации, — продолжил Анфиногенов. — Например, теплоцентраль, которая проходит по территории храма. Ее вообще там быть не должно. Хотя мне непонятна позиция, когда приходится доказывать, что содействие необходимо. Насколько я понимаю, сейчас силы и деньги в Билимбай вкладывает только фонд «Строганофф». Молодцы. Но то, что я вижу — разрозненные шаги, без единого плана. Сейчас кто-то — либо фонд, либо администрация — должны взять на себя координационные функции, чтобы от разговоров перейти к делу: сбор и подготовка документов, историко-культурное заключение, выясняем, кому принадлежат заброшенные объекты, начинаем переписку с нерадивыми собственниками (речь идет о Строгановском театре — одна из достопримечательностей, которая находится на частной территории и сильно пострадала после пожара — ред.).

Слово взял председатель совета фонда «Строганофф» Станислав Могила:

Новость по теме:

Глава администрации Первоуральска раскритиковал ДНК

 

— В марте прошлого года мы обращались к администрации, чтобы вопрос о финансировании историко-культурной экспертизы Билимбая обсудили на думе. Собирались обсуждать в  марте, потом в июле — воз и ныне там. Эта справка и должна содержать в себе информацию о том, какие на территории Билимбая сейчас есть памятники архитектуры, в чем их значимость, определятся дополнительные сооружения и охранные зоны.  Цена вопроса — 400 тысяч рублей

Недавнее общение главы администрации Алексея Дронова с представителями фонда «Строганофф» показало: сити-менеджер не понимает, в чем смысл соглашения. Однако Станислав Могила объясняет: сотрудничество с муниципальной властью — один из критериев получения федеральных инвестиций, на которое негосударственная некоммерческая организация, коим является фонд «Строганофф», имеет право заявляться. Чего в силу закона администрация не в силах сделать.

— До 30 марта я хочу заявиться в программу на проведение  военно-исторического фестиваля в Билимбае, — продолжает Станислав Павлович. — Где брать деньги? На патриотизм на ближайшие пять лет в федеральном бюджете будет заложено свыше 1,6 млрд рублей. Есть опасения, что при  неактивном подходе местной власти это финансирование может пройти мимо Первоуральска.

Когда администрация включится в процесс, пока информации нет, поэтому инициативная группа решила действовать, располагая своими ресурсами.

Руководитель проектного бюро Станислав Анфиногенов предложил свои услуги по оценке технического состояния храма.

— Я готов сделать это бесплатно. В квалификации своих сотрудников я не сомневаюсь, опыт работы со старыми зданиями есть, — сказал Станислав Вячеславович. — Однако у моей компании нет допуска СРО на право проведения реставрационных работ уникальных зданий, поэтому мы можем подготовить черновой материал для заключения в специализированной конторе. Времени терять больше нельзя — с каждым годом состояние храма становится все плачевнее.

— Лицензия есть у Александра Долгова, — подсказал Александр Гильденмайстер, — и он обязательно будет на нашей следующей встрече.

— Понятно, что один храм, какой бы богатой историей он не обладал, не может привлечь поток туристов. Надо придумать что-то еще.

— Согласен, — ответил Станислав Могила. — Поэтому мы набросали план мероприятий на 2016 год. Ближайшая памятная дата — День космонавтики 12 апреля, далее — празднование Дня Победы, первого полета летчика-испытателя Григория Бахчиванджи, иные событийные мероприятия. Летом — проведение фестиваля-ярмарки «Чусовая — река единства», фестиваль ремесел и творчества, а также стилизованного сплава совместно с соседними муниципалитетами. Кроме того, планируем плотно поработать с детьми — организуем художественные пленэры, благо есть что рисовать.

— А пока нет денег, можно и руки приложить, — подытожил Станислав Анфиногенов. — В наших силах организовать субботники на территории храма, в Правленском саду, на набережной Билимбаевского пруда.

Следующее совещание состоится в конце марта.

Комментарии 1

Внимание! Комментарии на сайте не премодерируются. Правила