288

Корреспондент «Крика» попробовала себя в роли волонтера в приюте для бездомных животных

Елизавета Каминская целый день провела в приюте для животных - помогала волонтерам Фото Анны Неволиной

День в приюте общества защиты животных — это круговерть лая, кастрюль, блеска собачьих глаз, поводков, доверчивого мурлыканья, машущих хвостов, уколов, уборок. Как устроен обычный день волонтера — в материале «Крика».

Пометить куст или поваляться на снегу

Ранним воскресным утром я отправилась в приют общества защиты животных, который находится на Динасовском шоссе. Первое, что буквально оглушает при приближении к приюту, это собачий лай. Сразу за воротами меня встречает Мирта — главная среди здешних сторожевых собак. Добротная собака, гладкая шерсть, приветливый заинтересованный взгляд.

Перед началом работы постоянный волонтер приюта Ян Гуров провел небольшую экскурсию по территории. Хоть и живу рядом, внутри приюта я никогда не была. Территория приюта разделена на блоки — кухня, медицинское помещение, вольер для кошек, будки для собак.

В приюте около ста собак. А еще — щенки и кошки. Ян Борисович помнит каждого питомца, ведь за каждым он ухаживает, а также кормит и лечит.  Животные попадают сюда, если их выбросили на улицу, потому что старые хозяева не хотят за ними ухаживать или хозяин куда­то пропал. Видно, что тема брошенных животных Яна Борисовича трогает, иначе не стал бы он работать здесь.

 Фото Елизаветы Каминской

Фото Елизаветы Каминской

— Историю каждого животного воспринимаю болезненно, — делится со мной волонтер. — Была бы моя воля, забрал бы всех себе — очень люблю животных. Не могу забрать, так хоть здесь пользу принесу, помогу приюту.

День в приюте начинается с утренней прогулки. По всей территории приюта в 7 часов утра бегали собаки. У них утренняя прогулка — счастья­то! Гулять выпускают по группам. Некоторые собаки недружны между собой и должны прогуливаться отдельно. Одна группа сменяет другую, гуляют по 30 минут.

Когда собаки гуляют, они радуются и от этой радости могут даже сбить тебя с ног. Ян Борисович дал мне собачьи сухарики, которыми я кормила собак, когда те подбегали ко мне. Давать нужно по одному, но у них такие глаза, просящие дополнительный сухарик, что отказать в добавке невозможно.

Особо конфликтных собак приходится выгуливать отдельно за пределами приюта. В компанию на прогулку мне достается Дерек. Я беру в руки поводок и удивляюсь, сколько же в этом животном силы. На прогулке приютские собаки ничем не отличаются от домашних. Так же радуются возможности пометить куст или поваляться на снегу, поднимая вверх лапы, норовят подойти обняться и уткнуть нос в плечо, если ты вдруг присел на корточки. Многие из этих собак были когда­то домашними, ходили на поводке, отзывались на какие­то другие, забытые, имена. Кто­то из них потерялся, но большинство оказались на улице потому, что хозяева захотели от них избавиться.

Я всегда мечтала о собаке, осталось только уговорить родителей. Когда я выгуливала Дерека, представляла, что это моя собака. Испытывала радость и восторг, что гуляю с ним.

Обед по расписанию

После прогулки наступает долгожданный завтрак. Мы отправились в помещение, где готовят еду. На кухне очень большое количество посуды. На плите много кастрюль, в которых уже готовился завтрак для обитателей приюта.

Чтобы не ходить много раз от вольеров к кухне, работники используют большие черные санки, куда ставят миски с едой. Вместе с Яном Борисовичем я расставляла миски на санках, а затем отдавала собаке предназначенную ей порцию. У каждого миска своя и наполнение разное, потому, что некоторым собакам нужны витамины, которые кладут в еду. Кормят собак в основном крупами и кашами, куда добавляют мясо.

Собаки, чуя еду, начинают восторженно гавкать, бросаться на решетки.

 Фото Елизаветы Каминской

Фото Елизаветы Каминской

Когда прием пищи окончен, нужно убрать вольеры. Занятие не из приятных, но без этого — никуда. Я вместе с работниками занималась этим делом. Хорошо, что сейчас не сильные морозы, поэтому экскременты не замерзают, а то пришлось бы отдалбливать их до тех пор, пока руки не отмерзнут.

Это — неотъемлемая работа волонтеров. Если раньше я думала, что волонтеры только и делают, что гуляют с собачками, обнимаются с пушистиками и вообще кайфуют от постоянного «ми­ми­ми», то сегодня я поняла, какой это колоссальный физический труд и постоянное сопереживание животным, которых один раз предали люди. При этом волонтеры не получают за свою работу деньги.

Котенок как ребенок

В медицинском помещении хранятся лекарства: капли, таблетки, шприцы, капельницы, бинты. Все медикаменты работники покупают на свои деньги, а стоят они недешево. После утренних процедур подходит время лечения. Сегодня наши пациенты — щенок и две кошки. Я держала щенка на руках, а Ян Борисович ставил укол. Щенок, как ребенок, скулит, плачет. А у меня сердце кровью обливается и предательски накатываются слезы. И с кошками так же, но они капризнее. Царапаются, не дают, чтобы мы закапали в уши.

Сейчас в лазарете живут несколько щенков и две больные собаки. Одну из них сбила машина, и выздоровление займет около полугода. Больные кошки обитают в другом помещении.

Вернувшись мы вместе с работниками обнаружили, что в приют подбросили щенка. Просто оставили у ворот. Хоть места и средств не хватает, бросать его, оставлять на улице волонтеры просто не могу.

— Обычно происходит так, что мы отдаем пару животных, а получаем четыре, — говорит волонтер Ян Гуров.

В этот день в приют пришла женщина с дочкой, которые хотели взять кошку. Выбрали любимца, заберут его через неделю, когда он пройдет нужное лечение. Я очень обрадовалась, что кошка обретет новый дом и любящих хозяев. А вот Ян Борисович не разделил моих чувств, он всегда переживает, когда животное забирают, ведь это как ребенок, воспитанный им.

— Они все у меня любимые, — говорит Ян Гуров. — Когда кто­то из них находит дом, смешанные чувства испытываю: и радостно, что хозяин будет у них, и расстраиваюсь, потому что привыкаю к ним. Мы стараемся не заводить любимчиков, даже если в душе есть симпатии, их не показываем, потому что, как в детском доме, все должны одинаково чувствовать заботу и внимание.

 Фото Елизаветы Каминской

Фото Елизаветы Каминской

К сожалению, всех собак и кошек спасти не получается, мест не хватает, новые хозяева появляются не часто. Но любой может помочь добровольным пожертвованием, принести корм, крупы, старые теплые одеяла или прийти и помочь с уборкой. Ведь животные совсем как дети — нуждаются в уходе и заботе.

День, проведенный в приюте, стоил затраченных сил. Усталость одаривалась щедрыми «объятиями» собак, радостным взглядом, задорным лаем и умиротворенным мурчанием.

Каждая суббота в приюте — как родительский день в пионерском лагере. В день открытых дверей каждый может не только поиграть с собаками и кошками, покормить их чем­нибудь вкусным и вывести на прогулку, но и помочь волонтерам прибраться. Работы в приюте всегда хватает.

Автор Елизавета Каминская

 

Комментарии 1

Внимание! Комментарии на сайте не премодерируются. Правила
Комментируя, вы даете согласие на обработку персональных данных.