946

Актриса театра «Вариант» Татьяна Крылова: «Рак появляется в теле, когда в душе зарождается обида»

Татьяна Крылова  Фото Марии Поповой

Татьяна Крылова Фото Марии Поповой

— В моей большой семье рак — это наследственное заболевание, если такое возможно. Врачи же говорят, что раковые клетки есть в любом организме, но когда запуститься спусковой механизм — не знает никто.

Мой дедушка умер от рака желудка. Дед, который был танкис­том, был трижды ранен, прошел войну. После войны он работал столяром, делал мебель, зарабатывал неплохие деньги, хорошо питался. Неожиданно, буквально за год, он сгорает от рака желудка. Его дети: мой отец и моя тетка. Через шесть лет после деда умирает тетка от рака желудка. Через девять лет после тетки от рака желудка умирает мой отец.

Моего отца к раку желудка привела язва. С юношеских лет у него был гастрит. Потом у него было язва, потом язву прооперировали. Через 20 лет нашли рак. Попытались сделать операцию, но врачи развели руками — рак уже был неоперабельным.

Тетку не оперировали вообще, она уже не подлежала никаким операциям. Тетя моя от рака сгорела очень быстро, в течение года. У тети было две дочери — мои сестры, у одной из них обнаружили рак молочной железы. Прошло 14 лет, моя сестра жива, но продолжает бороться с раком. У меня у самой впоследствии обнаружат рак груди.

То, что расскажу дальше, я поняла, когда уже победила рак.

В процессе моего излечения я пришла к выводу, что причина появления рака у каждого человека одна и та же — ОБИДА. Мощнейшая обида. Мой дед поссорился с одним из своих родственников и страшно обиделся. Дед растил, кормил, воспитывал того родственника, а когда пришло время поменяться местами, деду показалось, что его упрекнули куском хлеба. Ему казалось, что его не хотят кормить, содержать и так далее, и эта обида съела его желудок.

Моя тетка, родив второго ребенка, заболела рассеянным склерозом. Со временем такой человек перестает себя обслуживать. И заботы о ней, о детях легли на плечи мужа. Наступил момент, когда она почувствовала себя обузой для родных и близких. У нее наступила обида, что она объедает семью, а на дворе — 1992 год, инфляция, пустые магазины. Ее желудок был съеден обидой, в течение года она умерла.

Мой отец очень обиделся на сына, что оказался не нужен. Отец переехал ко мне, начал спиваться. Он все время находился в состоянии допинга. У меня это вызывало раздражение, и я поставила ему условия, либо он бросает пить, либо уезжает обратно. Я его тоже обидела. Эта обида его желудок тоже съела.

У моей двоюродной сестры и у меня был рак груди. Это была обида на мужчин.

Сейчас один мой хороший друг болен раком легким. Не потому, что он всю жизнь курил много. Эта болезнь возникла, когда у него отняли его любимое дело, ему не дают делать то, что он делал всю жизнь.

— Мне перекрыли кислород, — говорит он. — Мне нечем дышать, у меня отняли жизнь.
У него рак легких. И если он сейчас поймет, что причина его болезни не в курении, а в обиде, процесс лечения физического тела пройдет успешно.

Рак — это обида. Мое здоровье зависит от моего душевного состояния. Если я живу в гармонии, у меня не может быть рака.

Обида на мужчину меня разъедала. Я не могла есть, не могла спать, билась в истерике. Потом я нашла маленькую шишку. Я сразу поняла, что это рак, но еще три года не ходила в больницу и каждый день наблюдала, как эта шишка растет. Я пошла в больницу тогда, когда опухоль разрослась, проросла наружу и сияла черной ямой. Мне было физичес­ки больно. Когда эта боль начала меня разрывать настолько изнут­ри, я поняла, что не контролирую ситуацию на эмоциональном уровне. Стала очень агрессивной, срывалась на родных.

Моя дочь училась в первом классе. Я поняла, что если буду умирать на глазах у дочки, ей будет очень плохо. Только тогда я пошла в больницу, чтобы прояснить для себя ситуацию. Провели исследования, пригласили меня на консилиум, сыпали медицинскими терминами. Я ничего в этом не понимала. Я попросила председателя консилиума ответить мне только на один вопрос: «Сколько мне осталось?». У меня маленький ребенок и я должна была найти опекунов, успеть переделать документы, переписать на нее квартиру.

Председатель консилиума сказал, если буду слушаться, год проживу. Неделю я не шла в больницу. Мне хотелось, чтобы меня пожалели, поухаживали. Я провалялась на кровати неделю, наговорила гадостей родным, проревелась. Все вокруг были виноваты.

Потом я поняла, что теряю время, мне нужно было подготовиться к смерти. Я начала бегать по инстанциям: юстиция, органы опеки. Мне нужно было обеспечить ребенка жильем, оградить от детского дома и найти опекунов. Тогда начались подарки судьбы.

— Вы поймите, никакого опекуна мы назначить вашей дочери не можем, пока ее отец не лишен родительских прав, — сказал специалист в органах опеки. — Хотите или не хотите, но он будет жить в этой квартире до совершеннолетия, получать пенсию по потере кормильца. И это он будет ей заплетать косички и завязывать бантики, он будет рассказывать ей, что такое критические дни, а не вы. У вас есть только один способ не допустить бывшего мужа к ребенку — ИСЦЕЛИТЬСЯ.

Это был первый толчок. Потом я побежала в юстицию.

— Как вы можете переоформить квартиру на несовершеннолетнего ребенка? Подарить? Тогда заплатите 25 процентов от стоимости квартиры. Если вы хотите оставить по завещанию квартиру ей в наследство, так она и так останется, у вас же нет других детей, — сказала женщина в юстиции. — Но даже завещание ваш муж может оспорить, если докажет, что вы были невменяемы. У вас есть только один способ сохранить квартиру за ребенком — ИСЦЕЛИТЬСЯ.

Второй толчок прилетел один в один. Тут же моя мама повела меня в церковь, поговорить с батюшкой. Я прошла исповедь. Он мне говорит: Библию читала? Что Христос говорит? Каждому воздаться по вере его.

— Ты сейчас во что веришь? В то, что скоро умрешь? — сказал батюшка.

Тогда паника и истерика прекратились. Я остановилась и задумалась, какую перспективу я себе нарисовала? Я планировала умереть, я сама к этому готовлюсь, я рассказываю маме, где меня похоронить, договариваюсь с братом, какие цветы на могилу положить.

Татьяна Крылова  Фото Марии Поповой

Татьяна Крылова Фото Марии Поповой

Дальше началась мистика. По первому образованию я педагог, и все время, когда строила планы, мысленно записывала их на школьной доске. И в этот раз я взяла тряпку, стерла все свои предсмертные планы с доски. Начала думать, сколько я хочу прожить еще. 5 лет — Даша школу не окончит. 10? Мало тоже. Потом я подумала, почему я всегда привязываю свою жизнь к дочери? Я запланировала, что хочу жить еще 50 лет счастливой и здоровой.

Тогда я начала строить планы на жизнь. Я должна жить счастливо для себя. Мое счастье — это любимая профессия, здоровая, счастливая дочь, моя мама, брат. Я никогда не была в Подмосковье: в Коломне, Серпухове. В тех местах, которые описывал Чехов. Боже мой, столько всего не сделано. Тогда я опять впустила жизнь в свое тело.

Пока я паниковала, прошла первый курс химии. Я очень тяжело его перенесла. Я стала лысая, как коленка, толстая. Начали прибавляться болячки. Мне предстояло шесть курсов химии и облучение. Мне ставили диагноз — неоперабельная опухоль, у меня обнаружили метастазы.
Когда я подошла к пятому курсу химии, пришла к выводу, что мне столько еще необходимо сделать! Я начала работать. Паричок, реснички приклею — и работать. Я начала зарабатывать деньги, я прекратила быть обузой для близких, я забыла свои обиды, тогда процесс излечения пошел.

После химии я начала выяснять а если у меня действительно метастазы? И оказалось, это не метастазы, а сосудистое заболевание, с которым можно запросто жить. Я просилась на операцию, чтобы опухоль вырезали. Нашелся доктор, который посмотрел и сказал, мол, красоту не обещаю, но жить будешь. В омском онкологическом диспансере мне правильно подобрали дозы химии и облучения, первоуральские врачи правильно мне подобрали дозу лекарства, которую я ежедневно принимаю.

Причина появления рака у каждого человека одна и та же — ОБИДА. Это обида съела мою правую грудь. Как только я поняла причину заболевания, начался процесс исцеления. До тех пор, пока я не допущу в свое нутро никаких обид, рак не вернется. Как только возникнет чувство обиды, будут и рецидивы, и метастазы. Человеку дается то, во что он верит. Я верю, что буду жить здоровой и счастливой.

Комментарии 11

Внимание! Комментарии на сайте не премодерируются. Правила