366

Областные правозащитники проверили, как живется заключенным в первоуральском ИВС

Первоуральский ИВС посетили общественники  Фото Ольги Григорьевой

Первоуральский ИВС посетили общественники Фото Ольги Григорьевой

Вячеслав Башков и Дмитрий Калинин — члены Общественной наблюдательной комиссии по осуществлению контроля за соблюдением прав человека в местах заключения свободы по Свердловской области. В воскресенье, 8 мая, они посетили первоуральский изолятор, где в последний раз были год назад, оставив ряд рекомендаций. На экскурсию с наблюдателями сходили и «Городские вести».

Спрос за каждый синяк

Первый этаж ИВС. Областные наблюдатели и члены местного общественного совета при ОМВД обсуждают план проверки: посетить камеры, оценить условия содержания заключенных, послушать жалобы, по необходимости — подключить надзорные органы.

— Мы посещаем изоляторы-спецприемники, опрашиваем лиц, которые там размещаются, спрашиваем, как с ними обращались в момент задержания в дежурной части. Эта методика хороша тем, что, когда человек находится не в дежурной части, спокойно и честно может говорить о том, что с ним было, — комментирует Вячеслав Башков.

— А где гарант этой честности? — интересуемся мы. — Не было случаев, что люди намеренно оговаривали сотрудников полиции?

— Конечно, любой человек может обмануть общественного наблюдателя, и такие случаи были. Но, когда мы приходим в дежурную часть, мы смотрим книгу учета доставленных лиц, где фиксируются основные моменты: выдача постельных принадлежностей, выдача питания, зафиксированные повреждения на теле. Другой вопрос, если человек в камере показывает синяки, которые не зафиксированы в журнале. Вот тогда у нас возникают вопросы к правоохранителям, подключаем надзорные органы.

Достойный санузел

Пока беседуем, подходим к первой камере. В сопровождении начальника ИВС Дмитрия Кармакских, общественники заходят внутрь: две двухъярусные металлические кровати, простыни, подушки, стол, лавки. На столе — шахматы, подписанные чьей-то заботливой рукой: «Арестанты! Шахматы — имущество ИВС, с собой не уносить!». Слева от входа — санузел, отделенный от помещения метровой перегородкой. Этот факт отмечает Вячеслав Башков:

— Раньше было хуже — уровень перегородки не превышал 30 см. А что такое 30 см? Человек, простите, садится справить нужду, и все видно. О каком чувстве собственного достоинства и правах человека можно говорить? Конечно, мы добиваемся изолированных санузлов, однако в этом направлении еще работать и работать.

Пятая судимость и туберкулез

Перед нами Яков Лобашов. Общественники начинают с ним диалог:

— Где вас задержали?

— Я на суд пришел со свободы, под подпиской о невыезде ходил, а в суде изменили меру пресечения.

— В связи с чем изменили режим?

— Осудили.

— Какое основание было для изменения меры пресечения?

— Судимость.

— И что? Вы же не скрывались, вы сами пришли. Как вы считаете, это обоснованное или необоснованное решение суда?

— Нет.

— Обжаловать хотите?

— Хочу.

 Задержанный Яков Лобашов

Задержанный Яков Лобашов Фото Ольги Григорьевой

Воодушевленный Яков садится за стол, и под диктовку Вячеслава Башкова пишет обращение с просьбой посодействовать в защите его человеческих прав, однако в процессе разговора решение суда становится понятным. Это — пятая судимость Якова, решение суда уже вынесено — 3,8 года строго режима (за грабеж и побои), а в ИВС он ожидает истечения срока апелляции и последующего этапирования.

На условия содержания и обращение осужденный не жалуется, однако напоминает про свои «болячки»: туберкулез и спицу в левой руке.

— Вы на учете в тубдиспансере состоите? Вы на терапии? — спрашивает Дмитрий Калинин.

Как выяснилось, Яков приходит в тубдиспансер весной и осенью, берет таблетки и пропивает их дома сам. Однако с 4 мая этого он не делает: лекарства остались дома, а принести в ИВС их было некому. В распоряжении Якова справка трехлетней давности — диагноз туберкулез.

— Почему он у вас не изолирован? — задает вопрос Вячеслав Башков Дмитрию Кармакских.

— Диагноз не подтвержден, я эту справку впервые вместе с вами увидел, Яков ее не показывал, — ответил полицейский. — Запрос мы отправили в тубдиспансер накануне праздников, ждем ответ, по телефону медики диагнозы не подтверждают.

Правозащитники обменялись телефонами с Яковом Лобашовым и пообещали следить за его судьбой.

Книги, белье и настольные игры

— Хочу отметить, что в первоуральском ИВС грамотно решили проблему отсутствия санитарных книжек у сотрудников, которые раздавали заключенным пищу, — говорит Вячеслав Башков. — Они заключили контракт на поставку пищи с одной из ваших местных столовых, включив туда пункт разноски питания. У сотрудников столовой санитарные книжки, конечно, есть. А то раньше вместе с пищей можно было и дизентерию разнести по всему ИВС. Еще один положительный пункт — наличие постельного белья, высокие ограждения санузла, соблюдение режима.

Еще несколько камер — диалоги примерно одинаковые: есть претензии — нет претензий. Один из заключенных выразил желание вступить в состав наблюдательной комиссии. Общественники ответили, что преград для этого после погашения судимости нет.

ИВС нуждается в настольных играх и книгах Фото Ольги Григорьевой

ИВС нуждается в настольных играх и книгах Фото Ольги Григорьевой

— Конечно, проблемы есть, не без этого, но стараемся их решать, — комментирует визит начальник ИВС Дмитрий Кармакских. — Мы учитываем рекомендации общественников, озвучиваем свои пожелания, информацию не скрываем. Заключенные гуляют каждый день, разрешаем телефонные звонки по запросу, выдаем книги и прессу, по возможности — настольные игры.

Комментарии 11

Внимание! Комментарии на сайте не премодерируются. Правила