590

Жительница Первоуральска, пострадавшая от домашнего насилия, обсудила создание правозащитной организации с адвокатами СОГА

Юлия Королева
Фото из архива редакции

Юлия Королева Фото из архива редакции

Мировым судьей  рассматривается дело, где в качестве обвиняемой по части 1 статьи 112 — «Умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью» выступает Юлия Королева. Напомним, что в ночь с 23 на 24 января 2015 года в дом Королевой приехал ее бывший супруг Евгений, завязалась потасовка. Виновной выставили Юлию — она, якобы, избила мужа лопатой до ушиба головного мозга, а также подралась и с его друзьями, которые сейчас дают свидетельские показания на стороне экс-супруга. У Юлии лишь один свидетель — несовершеннолетний сын, который будет допрошен в суде в июне.

Стоит отметить, что изначально Королева сама обратилась в правоохранительные органы с заявлением об избиении (женщина проходила курс лечения в городской больнице после встречи с бывшим мужем), однако началась непонятная волокита — заявление теряли, искали и т.д. В итоге встречное заявление Евгения Королева было подано в суд, а иск самой Юлии еще и не начинали рассматривать. После того, как «Городские вести» написали историю Юли, в редакцию стали приходить письма и поступать звонки: мы, конечно, предполагали, что история Юлии Королевой не уникальная, но не думали, что на столько. Женщины разных возрастов, социального положения, разные истории и разные финалы. Практически все женщины, с которыми мы успели пообщаться, на предложение рассказать на страницах газеты, отвечали примерно одинаково: «Да что вы! Стыд какой. Я вам просто расскажу, а вы напишите без имен». Боятся огласки, стыдятся — город маленький, мало ли, как посмотрят, что скажут.

Новости по теме:

«Ты не имеешь права сдаваться» — жительница Первоуральска выступает против насилия в отношении женщин

koroleva1

— Я лично разговаривала с несколькими женщинами, — делится Юлия Королева. — Стало понятно: проблема есть, домашнего насилия много, как с этим бороться — не совсем понятно, учитывая действующее законодательство. Я готова выступать, я готова говорить, готова помогать, но нужны механизмы, как это делать. Сейчас вижу это в ракурсе создания правозащитной организации.

13275248_956080524505298_1549379029_o

Андрей Каюрин, Юлия Королева, Андрей Володин и Марина Захарова Фото Светланы Колесниковой

Расставить точки над «i» помогли адвокаты Свердловской областной гильдии адвокатов. Проконсультировать Юлию Королеву взялись известные областные юристы — председатель президиума Коллегии адвокатов «СОГА» Андрей Каюрин, адвокаты Марина Захарова и Андрей Володин. Начали с неутешительного — в России нет термина «Домашнее насилие», потому что такой статьи в УК просто нет.

— Как правило, это дела частного обвинения, — говорит Марина Захарова, имеющая колоссальный опыт в работе с семьями и проходившая стажировку в Великобритании. — Статьи в уголовном кодексе за домашнее насилие нет. Мы даже вносили предложения о введении термина «домашнее насилие» в УПК, но пока эта работа только ведется, и приходится работать с тем, что имеем. Проблема в том, что подобные ситуации рассматриваются мировыми судьями, где довольно большая текучка: получается, только мы проводим обучение, чтобы развернуть ракурс рассмотрения проблемы, как меняются судьи, а новенькие предпочитают ориентироваться на общепринятую практику. Чем заканчиваются такие иски? Как правило, штрафом. И женщины, которые пострадали от рук домашних тиранов, часто отказываются от претензий и идут на примирение именно по этой причине: штраф заплатят из семейного бюджета, а насильник возвращается в семью. И как дальше?

Варианты как дальше были предложены екатеринбургским центром «Аистенок». Центр предлагает комплексную помощь жертвам домашнего насилия: юристы, психологи, социальные педагоги, мини-гостиница и группы дневного пребывания для малышей, пока мамы бегают в поисках работах. В Первоуральске развитого аналога нет.

— В Первоуральске женщины не знают, куда и кому обращаться в трудных ситуациях, — уверена Юлия. — Марина Захарова поделилась опытом европейских стран (в Великобритании, например, у женщин даже нет необходимости прибегать к услугам адвокатов — защиту берет на себя государство, полностью изолируя жертву от насильника), однако в сравнении становится понятно — нам очень далеко до реализации такого же подхода. В Первоуральске нет ни одной организации, работающей как «Аистёнок» — Свердловская региональная общественная организация по содействию семьям с детьми в трудной жизненной ситуации. Для меня эта встреча стала ещё одним шагом к созданию общественной организации для помощи в борьбе против домашнего насилия. Будем перенимать опыт, сотрудничать, советоваться и работать в этом направлении.

Комментарии 60

Внимание! Комментарии на сайте не премодерируются. Правила