708

Директор первоуральского «Водоканала» рассказал, что делает для того, чтобы из кранов перестала бежать муть

Валерий Хорев, директор "Водоканала"
Фото Анны Неволиной

Валерий Хорев, директор "Водоканала" Фото Анны Неволиной

— Вот, попейте водички! Не хотите? И мы не хотим! Ни белье постирать, ни обед приготовить, ни помыться! — с такими словами, держа в руках трехлитровые банки с мутной жижей, в течение прошлого лета в офисы управляющих компаний приходили жители Первоуральска, уверенные: только их дом проблемный, только из их кранов течет мутная вода. 

Водопроводная вода в Первоуральске — грязная. Это факт, который уже никто не опровергает, не отрицает и не скрывает. В декабре 2015 года появилось решение суда в ответ на обращение первоуральского Роспотребнадзора — вода не соответствует нормативу. Немного позже на сайте госзакупок был размещен конкурс на 390 млн рублей — «Модернизация насосно-фильтровальной станции с целью увеличения пропускной способности до 36,0 тыс.м3/сутки. Модернизация станции подготовки питьевой воды из Верхне-Шайтанского водохранилища г. Первоуральска». Значит ли это, что «Водоканал» нашел решение наболевшей проблемы — в интервью его директора Валерия Хорева «Городским вестям».

Фото Анны Неволиной

Фото Анны Неволиной

 

ПАЛ или пропал

— Валерий Александрович, давайте простым, неинженерным языком расскажем первоуральцам, что есть сейчас и что вы планируете сделать?

— Все просто, на самом деле. Насосно-фильтровальная станция, которая уже существует и располагается в районе Верхне-Шайтанского водохранилища, будет расширена и модернизирована. Существующая станция основана на принципе очистки воды через песчаные фильтры. У нас есть четыре песчаных фильтра, через которые пропускаем воду. После определенной доработки и обеззараживания вода направляется в город. Вообще, о воде в городе говорят давно — этой темой начали заниматься еще при [Сергее] Портнове (глава горисполкома в начале 90-х — ред.). Но почему-то за длительное время не удалось ничего сделать: за тот период времени можно было выполнить хотя бы частичную модернизацию. Было множество предложений, среди которых — проект новой насосно-фильтровальной станции, которая так же основана на принципе песчаных фильтров и рассчитана на очистку 36 000 кубов воды в сутки. Стоимость проекта, из расчетов 2014 года, составляет порядка 600-700 млн рублей.

Фото Анны Неволиной

Фото Анны Неволиной

— Источник финансирования какой?

— Существует инвест-программа. В финансировании три составляющие: местный бюджет, инвестиционная надбавка «Водоканала» и федеральное финансирование, утвержденное правительством области. Но область денег практически не выделяла. Что «Водоканал» находил в своих ресурсах, то он и делал: делал проект, изыскания, другие работы. В 2015 году мы изучили проблему грязной воды досконально, пригласили специалистов, искали положительные опыты решения проблемы. И нашли пример Озерска (закрытый город в Челябинской области — ред.): имея в распоряжении заиленный водоем, требовалось решить проблему качественной воды. Причем не только для нужд горожан, но и для некоего высокотехнологичного производства. В Озерске мы посмотрели, как работает система «PALL», в Кургане познакомились с системой очистки воды «ДЖУРБИ».  Сравнили две технологии и пришли к выводу: мембранная очистка воды больше подходит под наши условия. Фильтрация воды идет через мембраны, мембраны тонко чистят, отфильтровывают даже бактерии, чего не может сделать песок.

И что же, в Озерске пьют воду прям из-под крана?

— Не знаю, если честно. Но если вспомните экспериментальную установку системы «PALL» в прошлом году, то представитель компании пропустил воду через фильтр, открыл кран, налил стаканчик и выпил. При главе, при комиссии, при камерах. Но вы же понимаете, что решение вопроса с фильтрацией — полбеды, надо решать проблему сетей: они заилились, заржавели.  В общем, сделал одно — иди и делай другое.

— Стоимость проекта оценена в 390 млн…

— Конкурс завершен и вышли на стоимость 370 млн рублей. Сейчас мы должны понять технологию реализации проекта. Всей суммы в настоящий момент нет, поэтому приходится реализовывать проект этапами.

— Какой первый этап?

— Начнем с проекта. Для начала сделаем экспертизу, по расчетам, проектные работы закончатся к ноябрю, после чего можно начать подготовительные строительные работы — возвести модуль здания, например. Нам бы хотелось все фундаментные работы сделать уже в ноябре, и к весне установить блок от 6 до 10 кубов.

 Жадная Ревда

— Значит ли модернизация насосно-фильтровальной станции на Верхне-Шайтанском водохранилище отказ от использования воды из Нижних Серег и Ревды?

— Первоуральск потребляет 49 тысяч кубов в сутки. Модернизированная станция рассчитана на 36 тысяч кубов. Поэтому от других источников мы не отказываемся.

— Даже от ревдинской воды, учитывая, что городу она обходится по цене 47 рублей за куб при местном тарифе в 18 рублей? Насколько я помню, на одной из дум первоуральские депутаты поднимали вопрос об обращении к депутатскому корпусу Ревды, чтобы пересмотреть стоимость кубометра поставляемой в Первоуральск воды.

— Обращение было, я лично готовил документы.  Ответ был, но он меня не удовлетворил.

Фото Анны Неволиной

Фото Анны Неволиной

 — Готовы или нет идти на уступки? Какие условия озвучили?

— Ревда не готова идти на уступки. Им выгодно зарабатывать на жителях Первоуральска деньги и делать свою инвестиционную программу. Мы дважды обращались к начальнику РЭК, поднимали этот вопрос, я лично ездил. Нас услышали. С июля постепенно тариф на воду из Ревды будет снижаться. То есть если сейчас он 47 рублей, то с июля ревдинская вода будет стоить чуть более 20 рублей. А так мы берем сегодня больше воды из Нижних Серег, в паводок снижаем объем забираемой воды с Верхне-Шайтанского пруда. Регулируем баланс.

Возвращаясь к теме модернизации станции. Предстоит много расходов, вы сказали, то часть финансирования — инвест-надбавка «Водоканала». То есть тариф для горожан снова вырастет?

— Пока об этом говорить рано.

— Есть гарантия того, что после установки насосно-фильтровальной станции вода в городе станет чище, особенно в период паводков? Водоем открытый, источников загрязнения много.

— Да, гарантия есть. Мы посмотрели, как работает экспериментальная установка с мая по октябрь. Хорошо работает. Эффективность проверена.

— Сколько будет стоить обслуживание станции в год? Как часто нужно менять фильтры?

— Мы ездили в Озерск не зря. Они там эксплуатируют свою установку 8 лет, и еще ничего не меняли. Смысл в том, что фильтр прочищается противотоком воды. По сути —  самоочистка. 15 тонн песка попробуйте перелопатить вручную. А здесь все в режиме автоматики: фильтр засорился, включается обратный ток воды, грязная вода сливается в канализацию.

 

Нельзя — и точка

 

— В свое время одним из предложенных вариантов решения проблемы грязной первоуральской воды было подцепление к водоводу, который планируется строить для Екатеринбурга…

— Этим вопросом занимается министерство природы Свердловской области.

Данный вопрос рассматривается как перспективное обеспечение Екатеринбурга водой Шишимо-Дарьинского узла. Водопровод должен пройти с северо-запада нашей области. Мы заявились на подсоединение к этому водоводу, но километраж убивает своей цифрой. Когда совсем плохо будет с водой в Екатеринбурге, тогда и начнут заниматься, я думаю. А пока они приняли у Новотрубного завода Марьинское водохранилище и пользуются им.

Фото Анны Неволиной

Фото Анны Неволиной

— От использования воды из Галкинского карьера решили отказаться окончательно?

— Эта тема могла бы быть интересной. Но для того, чтобы подать воду из карьера, там необходимо поставить не просто фильтровальную станцию, а станцию водоподготовки. Для того, чтобы ее смонтировать, надо подвести электроэнергию (сейчас насос, откачивающий воду, работает от железной дороги — ред.). Это дорого, нерационально и небезопасно.

— Почему?

— Пора поставить точку в этом вопросе: пить воду из Галкинского карьера нельзя. У нас есть заключение научной комиссии по Галкинскому карьеру, есть отчет, где четко написано — хром есть. Каждый год бралось по 6 проб. В среднем в 3-4 пробах находился трех- и шестивалентный хром.

— Откуда он там?

— Предположительно – с известного предприятия («Русский хром 1915» — ред.), которое занималось переработкой хрома. Геологи утверждают, что с полигона отходов хром попадает в Чусовую, которая по подземным источникам сообщается с карьером.

Перерасчета не будет

 — Почти всем уже известно о решении первоуральского суда от декабря 2015 года, согласно которому холодная вода в Первоуральске признана несоответствующей санитарным нормам. Существующий порядок взаимоотношений «жители — управляющая компания — поставщик ресурсов» не дает жителям возможности обратиться за перерасчетом в «Водоканал». Такой перерасчет житель должен требовать от УК. Планирует ли «Водоканал» произвести управляющим компаниям перерасчет за периоды, указанные в решении суда для того чтобы и УК могли сделать перерасчет населению?

— Давайте откровенно — я не могу пересчитать. У меня есть тариф, установленный РЭК. Я поднял объем, рассчитался с энергетиками, от моей же услуги никто не отказался. Как пересчитать?

— Я не знаю. Есть методики, есть практика? Я понимаю, что люди не отказались от услуги, но заплатили они за качественную воду, а на деле получили то, что получили.

— Ну, давайте вернем все деньги, предприятие «Водоканал» разорится, — и отдадим, его  например, в «Облводоканал»…

— И что будет тогда?

— Если пересчитать все, это значит, надо вернуть деньги, обнулить всю экономику предприятия, и тогда МУП станет убыточным. Дальше вступает в силу закон об убыточных предприятиях, то есть оно должно быть передано в какую-то концессию. Находится организация, которая забирает «Водоканал», и начинается внешнее управление. И как тогда жители нашего города смогут влиять на областное предприятие?

— А какие рычаги влияния у жителей есть сейчас, учитывая схему отношений: «житель-управляющая компания-поставщики ресурсов»?

— Я сам житель Первоуральска, я сам понимаю, что нам нужна чистая вода. Я ж не небожитель, в конце концов. Я не знаю, что здесь делалось до 2014 года. До 2014 года «Водоканал» был убыточным. Ежегодный убыток — 10-13 миллионов. В 2014 году мы его сделали безубыточным, в 2015 заработали прибыль. Сейчас мы меняем по 3000 м труб, а раньше едва наскребали на километр.

Мы сегодня ставим пластик, начинаем работу по насосно-фильтровальной станции. А что делалось раньше?

Скажу честно: ни я, ни юристы «Водоканала» не поняли решения первоуральского суда.

— На федеральном уровне обсуждается принятие закона о прямых расчетах с населением за коммунальные услуги. Если такой закон будет принят, что изменится для «Водоканала» и для жителей города?

— Мы уже перешли на прямые расчеты с частью УК в 2015 году. У нас нет прямых расчетов только по жилфонду «Даниловское» и «Дом Плюс», в обслуживании которых большая часть города.

— Работу с должниками тоже будете сами вести? Покупаете прежние по договорам цессии?

— Договоров цессии нет. Были старые договоры цессии, заключенные еще прежним руководством. Что касается долгов, то абонентский отдел занимается взысканием задолженностей. Там, где мы перешли на прямые расчеты, люди начинают платить. Проблем нет.

 

Фото Анны Неволиной

Фото Анны Неволиной

 

 

 

 

 

 

 

 

Комментарии 0

Внимание! Комментарии на сайте не премодерируются. Правила