598

Капитан полиции Руслан Девиров рассказал о службе в ГИБДД

Руслан Девиров служит в первоуральской полиции уже 14 лет. Родился в Дагестане, а вот служить пошел на Урал. Остался, обжился, устроился в органы внутренних дел.  Фото Анны Неволиной

Руслан Девиров служит в первоуральской полиции уже 14 лет. Родился в Дагестане, а вот служить пошел на Урал. Остался, обжился, устроился в органы внутренних дел. Фото Анны Неволиной

О килограмме марихуаны, ангельском терпении и профессиональных принципах «Городским вестям» рассказал командир взвода ОР ДПС Руслан Девиров.

100 килограммов марихуаны

В 2002 году Руслан Айдабегович перевелся в Первоуральск из Екатеринбурга. Инспектор ДПС, потом — старший инспектор, сейчас — командир взвода ОР ДПС.

— Работа неблагодарная? Да перестаньте, — улыбается Руслан Девиров. — Кому-то же нужно бороться с правонарушителями, угонами, задерживать преступников. Мы ведь не только права проверяем или штрафуем за непристегнутый ремень.

Руслан Айдабегович рассказывает, что однажды преследовал водителя, который не пожелал остановиться по требованию инспектора. «Зажали» нарушите в районе Магнитки, обезвредили, стали досматривать машину, а там — «джек-пот»: около 100 килограммов марихуаны.

— На самом деле, наркоманы за рулем — не такая уж редкость, — говорит Девиров. — Если у меня есть опасения, что водитель «обколотый», я немедленно останавливаю машину и в присутствии двух понятых осматриваю нарушителя. Случается так, что нахожу запрещенные препараты — марихуану, героин.

Руслан Айдабегович уверяет, что инспекторы в потоке вычленяют машину, которую следует остановить, интуитивно, а интуиция приходит исключительно с опытом.

 Фото Анны Неволиной

Фото Анны Неволиной

— Помните, в Талице ремонтировали путепровод? — объясняет капитан. — Там такие пробки были, а мы, осуществляя стоп-контроль, и в таком огромном потоке умудрялись безошибочно определить тех водителей, которые сели за руль пьяными. Я не знаю, как это получается, профессиональное, наверно. Просто знаешь, чувствуешь, что нужно остановить.

Трупы сами увозили

Своего первого освидетельствованного водителя Руслан Девиров помнит до сих пор — наставники дали протокол, водительское удостоверение, документы нарушителя — сказали: оформляй.

— Научился быстро. Первое время немного волновался, а потом все в колею вошло, — говорит Руслан Айдабегович. — Сейчас мой рабочий день начинается рано — в 6:45 я должен быть уже на службе. Прохожу проверку на алкоголь — ее проходят все сотрудники, которые вооружаются, потом — инструктаж, и выдвигаюсь на маршрут патрулирования.

У всех экипажей ДПС маршруты расписаны. В соответствии со служебными заданиями инспекторы дежурят там, где наиболее вероятны ДТП. Прописано даже время «стоянки».

 Фото Анны Неволиной

Фото Анны Неволиной

— У нас в городе  чаще всего «бьются» на проспекте Ильича, улице Вайнера, автодороге Первоуральск-Шаля, а так же на пермской трассе. Водители не соблюдают скоростной режим, не приспосабливаются к дорожным условиям, — перечисляет сотрудник ГИБДД основные причины аварий. — Я выезжаю и на ДТП. Приятного, если честно, немного. На всю жизнь мне запомнилась авария, когда погибли мужчина и маленький ребенок — отец и сын. А так — много было разных аварий. Сейчас стало проще — если есть жертвы, приезжает похоронная служба, забирает труп. А раньше такого не было, приходилось либо на попутках отправлять, либо самим грузить в машину и доставлять, куда следует.

Вывести за город и обезвредить

Руслан Девиров говорит, что самое сложное в профессии — сохранять спокойствие при общении с неадекватными водителями.

— Конечно, волю чувствам, а уж тем более — рукам, я не даю, — говорит капитан полиции. — Стараюсь всегда корректно объяснить, в чем человек не прав, что он нарушил, почему обязан подчиниться требованиям. Если водитель начинает вести себя уж совсем по-хамски, оскорблять или пытаться ударить, говорю, что это — уголовно или административно наказуемо. Если уж совсем не доходит, и требования сотрудника полиции не выполняются, я имею право применить силу — надеть наручники и доставить в отдел.

Бывает и такое, что водитель считает, будто знает больше инспектора. Руслан Айдабегович уверяет — шансов у «всезнайки» переспорить сотрудника ГИБДД просто нет.

 Фото Анны Неволиной

Фото Анны Неволиной

— У нас много внутренних документов, ориентировок, где прописаны наши обязанности и права. Просто так никто машину останавливать не станет, — говорит Девиров. — Водители заглянут в интернет и думают, что стали грамотными. Если возникают спорные ситуации, разъясняем — что к чему.

Руслан Айдабегович говорит, что случаются ситуации, когда приходится применять оружие.

— Если нарушитель не реагирует на требования сотрудников полиции, представляет опасность для жизни и здоровья граждан, мы несколько раз предупреждаем, а потом стреляем по колесам, — говорит капитан. — Понятное дело, что пальбу в центре города никто никогда устраивать не будет. Мы «выводим» преступника за город и там стараемся обезвредить.

Минусов нет

Задача сотрудников ГИБДД — не только предотвращение нарушений, но и помощь водителям на дороге.

— Когда патрулируем маршрут, случается, что людям нужна наша помощь. Вот недавно девушке помогли — она пробила колесо, мы остановились, заменили. Прошлой зимой, когда морозы были сильные, мы увидели на обочине парня — машина сломалась, он «голосовал», но никто не останавливался. Представляете, в такой мороз — полчаса на улице простоять. Мы остановились, водителя посадили в патрульную машину, чтобы отогревался, вызвали эвакуатор. Решили проблему.

Несмотря на то, что минусов в своей профессии Руслан Девиров не видит, он бы не хотел, чтобы кто-то из его сыновей пошел по стопам отца.

 Фото Анны Неволиной

Фото Анны Неволиной

— Тяжело работать, — говорит Руслан Айдабегович. — Да и маленькие они еще у меня — 14 и 10 лет, рано думать, кем становиться.

Забавные случаи, как ни странно, в работе сотрудников ГИБДД тоже случаются. Последний произошел совсем недавно, когда пришлось задерживать пьяного «водителя», который управлял лошадью.

— Хорошо хоть у него «пассажир» был трезвый, животное ему передали, а то куда же лошадь девать? Ее на штрафстоянку не поставишь, — улыбается Руслан Айдабегович.

Я ему не наливал

Супруга раньше волновалась, отпуская мужа на службу, но за столько лет уже привыкла, стала спокойнее, хотя опасные моменты в работе Руслана Айдабеговича нет-нет, да встречаются.

— Был случай, когда мы на горе Теплая остановили колонну байкеров, но они начали дебоширить, отказывались выполнять наши требования. Между мной и одним из мотоциклистов завязалась драка — он ударил меня ногой, мне пришлось обороняться. Дело потом передали в суд. Неприятная ситуация.

Байкеры — отдельная тема для сотрудников ГАИ. Но Руслан Девиров говорит, что проблемы возникают только с теми, кто считает себя крутым гонщиком.

— Настоящие байкеры — люди дисциплинированные и ответственные, всегда в шлемах, в соответствующей экипировке. Такие ребята понимают, что они — полноценные участники дорожного движения, поэтому с уважением относятся к другим водителям. Когда открывался байкерский сезон, мы у всех мотоциклистов проверили документы, и ни у кого не возникло проблем — все в полном порядке. А те, кто берет у папы «Урал» и гоняет по городу — какой же это байкер? Это обыкновенный нарушитель.

 Фото Анны Неволиной

Фото Анны Неволиной

Руслан Айдабегович говорит, что ни друзья, ни родственники его служебным положением не пользуются.

— Если кто-то из знакомых мне звонит посреди ночи, я даже трубку не поднимаю, — говорит Девиров. — Я сразу предупредил — спасать не буду. Я никому не наливал, за руль не усаживал. Виноват — отвечай. Мной прикрываться не нужно.

Комментарии 0

Внимание! Комментарии на сайте не премодерируются. Правила