255

Руководитель туристского клуба «Абрис» Жанна Краевская: «Нашли выход из леса — найдут дорогу по жизни»

Фото Анны Неволиной

Фото Анны Неволиной

На протяжении последних 35 лет развитие спортивного ориентирования в Первоуральске неизменно связано с именем Жанны Краевской. В клубе «Абрис» ежегодно готовится по четыре человека в состав сборных команд Свердловской области, за годы работы из клуба вышло 28 мастеров спорта.

В 2015 году исполнилось 50 лет самому клубу «Абрис», в 2016 — 35 лет, как клуб возглавила Жанна Матвеевна, а 9 июня у нее самой большой юбилей.

О том, почему Первоуральск милей всех городов мира, о мечте побывать на Северном полюсе и несахарном характере — «Простые истины» Жанны Краевской.

Родилась я в бывшей Польше Западной Белоруссии, город Несвиж в послевоенные годы. Там прошло мое детство, я говорила на нескольких языках. Спортивное ориентирование было в нашей школьной программе.

Поступила в МГУ на биолога, уехала в Москву, но оставаться там не хотела. Меня напрягало, что я говорила с акцентом, да и поглядывали на меня, как на провинцию — «дЭвочку» из Минска. Я затосковала, взяла документы и поступила в белорусский университет.

У меня была бурная студенческая жизнь — КВН, спорт, туризм. Пока я не встретилась со своим мужем Николаем Михайловичем. Он приехал в Минск к друзьям, пробыл здесь две недели и увез меня с собой в Новосибирск. Оттуда нас перевели в Первоуральск.

 Фото Анны Неволиной

Фото Анны Неволиной

Первоуральск дал нам возможность вырасти и как семье, и как специалистам. Николай Михайлович — достаточно известный человек на Новотрубном заводе, я — в педагогике.

Меня не взяли работать на первоуральскую санэпидемстанцию, хотя специальность моя позволяла. Тогдашний директор СЭС Герман Еловских не принял меня. Но спустя годы сказал: «Зато я дал Первоуральску отличного педагога».

В клуб «Абрис» меня приняли в 1980 году, через год я подхватила направление детского туризма, когда один из его основателей — Адольф Сердюк — ушел на заслуженный отдых.

 Фото Анны Неволиной

Фото Анны Неволиной

Придут ребята, которые меня заменят в клубе. Сейчас они окончат институты и придут. Деньги здесь большие не заработаешь, но зато — дети, туризм, путешествия, романтика.

Ориентирование — спорт, после которого не боишься физических и душевных травм. Наши дети очень сильные. Нашли выход из леса — найдут дорогу по жизни

Мы с детьми взаимно обогащаемы — отношения педагога и ученика должны быть на этом построены.

Я — неглубоко верующая. Меня крестили в католическом костеле. Крестик этот сохранился, я его прятала, будучи пионеркой. В комсомол вступала, снова крестик прятала. Здесь, на Урале, меня пригласили быть крестной, но в православную церковь я глубоко не ушла. Но я поддерживаю традиции православной религии. Я люблю изучать историю всех религий, это очень интересно.

 Фото Анны Неволиной

Фото Анны Неволиной

До сих пор не пользуюсь очками. Я читала много тайком, лежа под одеялом. У меня зрение хорошее. Оказалось, я выработала аккомодацию — способность глаза к четкому видению на различных расстояниях. И карты я до сих пор отлично просматриваю.

Возраста своего не стесняюсь. Как-то были с сыном в кинотеатре и там, в холле, висел портрет актрисы Вии Артмане. Сын кричит: «Мамину фотографию повесили». Мне очень нравится эта актриса, одно из ее изречений: «Надо бы эту морщинку убрать, но это — моя первая любовь. А это — мы хохотали с одноклассником. Это — я переживала пробы в кино. Так зачем я буду убирать морщины, если на лице — вся моя жизнь».

Ребята, воспитанники «Абриса» забывают, что мне 70. Иной раз бегут, обернутся: «А вы почему не бежите с нами?», или стою на воротах, дети в футбол играют, они потом оборачиваются, кричат: «Жанна Матвеевна, почему вы гол пропустили?».

Есть любовь-страсть, есть любовь-дружба, есть любовь-уважение. Муж и жена, по сути дела, со временем становятся, как брат и сестра — родными. Понимаешь друг друга с полуслова, с одного взгляда — ощущение друг друга. Это наш с мужем случай.

 Фото Анны Неволиной

Фото Анны Неволиной

Характер у нас с мужем у обоих не сахар, но нас что-то сроднило. За какие-то две недели мы влюбились, решили пожениться. И все мы с ним прошли без поддержки — мои родители в Белоруссии, его — в Новосибирске. А мы посередине обосновались, на Урале одни.

Когда говорят, что «прожили душа в душу», попахивает равнодушием.

В 2003 году я всем доказала, что педагоги дополнительного образования — полноценные, квалифицированные учителя. Я стала «Учителем года-2003» в Свердловской области. Я не за себя радела, хотела доказать, что в дополнительном образовании не просто мастера, ремесленники, а именно — педагоги.

Я чувствую лес, и без карты не боюсь остаться. Я никогда не блудила. В лесу нельзя заблудиться, можно не понять, где ты находишься. Леса неодинаковые, они все разные, деревья все разные, почва разная. Понятия «заблудиться в лесу» для меня не существует.

Я веду дневник детских объяснений, почему ребенок долго не мог найти выход из леса. Из самых ярких: «Я не пришел вовремя, потому что меня остановила змея, она на меня глядела, и я не шевелился», «Я так испугался, когда увидел в лесу дикобраза и побежал не в ту сторону». У детей хорошая фантазия.

 Фото Анны Неволиной

Фото Анны Неволиной

Меня можно обидеть несправедливым словом.

Не люблю интриг. Всегда ругаю детей, когда они обсуждают того, кого нет. Они знают эту мою черту.

У меня хорошая интуиция. И в лесу, и на людей. Это не ясновидение. Это шестое чувство, отработанное годами и опытом.

Чувство юмора в женщине важнее, чем умение готовить. Когда есть чувство юмора, можно приготовить, что угодно. Николай Михайлович у меня не понимал раньше, как можно гуся заправить яблоками — непринято так в Сибири. Пюре с моченой брусникой ели? Это белорусское блюдо.

Я мыслю образно, и всегда, когда что-то случается, я уже представляю худшее, чем это может закончиться.

Если ребенок не вышел из леса, сначала я паникую, потом мозг решает, как предотвратить проблему. Но по натуре я — оптимист, всегда верю, что все будет хорошо. Мы попадали на сплавах в пожары, когда Сибирь горела, а медведи перед нами плыли. Сколько было случаев, когда переворачивались байдарки. Но я всегда верю в лучшее.

 Фото Анны Неволиной

Фото Анны Неволиной

Я люблю Первоуральск. Была во многих местах мира, но здесь мне хорошо. Когда нам было тяжело, родственники предлагали переехать обратно в Минск или в Новосибирск. Но уже не хотелось уезжать отсюда. Мне не нравятся большие города.

Когда плохое настроение, читаю, играю на фортепиано, могу бесконечно вязать.

Мечта — побывать на Северном полюсе. Я была еще студенткой, когда известный советский путешественник и писатель Дмитрий Шпаро набирал группу для первой в мире экспедиции на Северный полюс. У меня уже были дети, но я в тайне от семьи записалась на отбор. Но не прошла. И до сих пор хочу попробовать себя именно в северных широтах.

Только дурак называет себя смелым. Люди должны бояться. Боязнь — это не трусость, это предугадывание событий. Я достаточно осторожна.

Комментарии 2

Внимание! Комментарии на сайте не премодерируются. Правила