940

Шесть историй про уличный бизнес в Первоуральске

IMG_7140

Возле «десятого» магазина, старого рынка, рынка «крытого» каждый день можно увидеть самодельные прилавки, за которыми стоят мудрые торговки. Продают все: от ненужного домашнего хлама до самостоятельно выращенных овощей. Отсутствие постоянной работы — это отличный  повод, чтобы нащупать у себя предпринимательскую жилку. «Городские вести» спросили у уличных продавцов, откуда они берут свой товар, сложностях самого малого бизнеса и о том, что у них чаще всего покупают горожане.

Пионы нынче в моде

Татьяна Симонова торгует пионами на улице Ватутина возле магазина №10. Женщина сидит в солнечных очках, говорит, торговать не стыдно, ведь она не бедствует, а спасает цветы. Вдруг кому-то они нужнее, а у нее в саду они попросту отцветут.

— Жалко мне их, я их срываю каждый день штук по пять, за ними следом новые растут. В этом году заметила, что пионы хорошо берут. Могла бы цену и поднять, но зачем, мне главное продать, я торговаться как на рынке не собираюсь — 50 рублей за штуку, думаю, нормальная цена, — говорит Татьяна Симонова.

Татьяна Симонова держит сад уже девять лет, выращивает много разных овощных культур, но их не продает — все пригождается в семье. Из цветов сама любит получать также пионы, а еще Татьяна неравнодушна к «многолетникам».

— За день все цветы, которые я принесу, разбирают. Поэтому с утра прихожу и уже к обеду свободна, — продолжает Татьяна. — Да какая прибыль? Тысячу за неделю заработала, уже хорошо, пошла в магазин, все отдала сразу.

Бизнес по сезону

У Зои Бажуковой бизнес тоже сезонный. На ее прилавке — ягоды, огурцы, лук, травы, выращенные в собственном саду и закуска собственного приготовления «хреновина». Женщина признается, пенсии едва хватает. Прибыль с продажи ягод и овощей небольшая, но имеется.

— Целыми днями я провожу в саду, ухаживаю за тем, что посадила. Дождей этим летом что-то мало, ходим, поливаем, а что делать? — говорит Зоя Матвеевна. — Ягодки по началу сезона хорошо берут, девчонки в основном. Смотрю, красивые такие идут с работы вечером и на в обед куда-то ходят, мимо нас проходят, я им предлагаю сразу. Это же витамины, надо успевать

У прилавка Зоя Матвеевна стоит уже более пяти лет. Говорит, что с улицы их не выгоняют, торговать разрешают.

— А что? Ничем запрещенным не торгуем! — улыбается Зоя Матвеевна? — Расширять бизнес? Не смешите уж, хорошо хоть, что проезд оправдываю. Да и нравится мне здесь, общаюсь тут с коллегами, конкуренции у нас нет, хоть зачастую и торгуем одним и тем же. К кому первому покупатель подойдет, того и клиент.

«Самовязки» охотней берут

Самый оригинальный товар у Зои Партиной — она продает пинетки собственного производства. На прилавке пинеток немного — всего четыре пары: две пары для девочек, две — для мальчиков.

— Я вообще-то редко выхожу торговать — раз в месяц где-то. Некогда пока, одну пару могу день вязать, возраст же уже, а еще шнурочки сделать, помпончики на них, — говорит Зоя Партина. — А еще за огородом надо следить, поэтому часто не получается. Сегодня ездила в город подарок ко Дню металлурга получила, дай, думаю, и поторгую заодно.

Одна пара пинеток от Зои Партиной стоит 70 рублей. Женщина вяжет с самого детства, когда работала, времени совсем не было. После пенсии к хобби вернулась.

— Цвета подбираю на свой вкус, ну, как обычно, мальчикам — голубенькие, девочкам — розовые. Размер подходит как младенцам, так и деткам до двух лет, — говорит Зоя Партина. — «Самовязки» охотней берут, чем магазинные, мы же руками вяжем, а там — машина. Спина болит, конечно, и вязать тяжело, и здесь стоять сложновато. Но не могу без работы сидеть, скучно мне. Здесь хоть поговоришь, знакомых увидишь.

За качество нужно платить

Тут же на тротуаре у «десятого» магазина можно купить свежие, домашние яйца. Домашнее производство наладила семья Марины Гагилевой из Шайтанки.

— В Шайтанке у нас свой дом, недавно начали держать куриц. Решили, почему бы не продавать яйца? Нашей семье хватает, то, что курицы несут, оставшееся вот продаем, — говорит Марина Гагилева. — Сейчас домашние товары хорошо берут, потому что в магазине же чего только не подсовывают. А у нас яйца всегда свежие. Конечно, они дороже магазинных. Ну, а как вы хотели? За качество нужно платить.

Кроме яиц на прилавке у Гагилевых продаются кабачки, тыквы — все из собственного сада.

— Люди берут потихоньку, хоть наш товар и стоит дороже чем, в магазине. Есть уже своим постоянные покупатели, приходят новые, — говорит Марина Гагилева. — Я больше нигде не работаю, торговля — основной источник дохода. Прибыль небольшая, но труда много. Конкуренция есть. Но все, что мы привозим, обычно продаем.

Ждем клиента

На проспекте Ильича, где раньше был рынок, торгуют рассадой. Одна из продавщиц — Тамара Латаева. Она продает ростки цветов астры. Признается, сидеть тут почти бессмысленно, уже все всё купили, но каждый день женщина вновь приходит, ждет своего клиента.

— Рассаду продаю, астры свои собственные. Тут девчонки возле меня продают рассаду многолетников, у них вроде хорошо берут, — говорит Тамара Петровна. — Да прибыли здесь нет, девчонки. Я бы и не продавала и у себя бы эти астры посадили, но земли уже нет под них. Куда их? Выбрасывать что ли?

Тамара Латаева рассказывает, что торгует она только летом, зимой все же сидит дома, бережет себя. А летом, когда есть работа, занимается садом, в остальные дни торгует рассадой.

— Раньше торговать позорно было. Спросят «Где мать?», да на базаре семечками торгует. Это же стыд, — продолжает Тамара Петровна. — А сейчас уже стыдиться некогда, за все надо платить: и за квартиру, и за сад, лекарства одни купишь и уже кушать не на что. До пенсии я в строительстве работала, так всего хватало, сейчас пенсии маленькие.

Вдруг выгонят

У входа в Корабельную рощу возле нового торгового центра тоже уже много лет подряд сидит одна и та же бабушка. Раньше рядом с ней торговали рыбными снастями мужчины, но летом им не до торговли, нужно рыбу ловить. Поэтому у трансформаторной будки почти в одиночестве разложила товар Валентина Васильева.

— Мы раньше торговали на рынке, когда он закрылся, перешли сюда. Восемь человек нас было, осталось двое, — говорит женщина. — На оптовках закупаем и сюда вещи привозим. Да я уже давно на оптовку не ездила, не покупала. Этот бы товар продать, да больше не выходить, мне уже скоро 80 лет будет.

Семья Валентины Васильевой — беженцы из Чечни.

— Раньше работала в милиции, ловили торгашей уличных, теперь вот сама… Сын у нас здесь служил, остался, мы за ним приехали. Пенсия маленькая, деньги нужны, вот и начала торговать, — продолжает женщина. — Тряпки уже плохо берут, пару носков, если за день возьмут уже хорошо. Секонд хендов вон пооткрывали, так там на «ура» ношенные тряпки берут, возле нас даже не останавливаются. Не понимаю. Да и народу здесь мало проходит. Одни и те же. В другое место боюсь идти торговать, а вдруг выгонят?

Комментарии 2

Внимание! Комментарии на сайте не премодерируются. Правила