272

Следователь Фаниль Гайниахметов рассказал о специфике борьбы с незаконным оборотом наркотиков

Фото Анны Неволиной

Фото Анны Неволиной

Старший лейтенант юстиции, следователь Фаниль Гайниахметов пришел в полицию в 2000-х годах. Сейчас его основная специализация — борьба с незаконным оборотом наркотиков.

О том, почему любит уголовные дела и не любит философию, а также почему наркоманов не становится меньше — в интервью следователя Фаниля Гайниахметова «Городским вестям»

 

Философию так и не понял

Фаниль Фаритович родился в небольшой деревне Атнягузи. Окончил школу, ушел в армию. Служил в Ленинградской области в артиллерии.

— Из армии в родную деревню уже не вернулся, поехал в Первоуральск, — рассказывает Фаниль. — Так что первые самостоятельные шаги я сделал в вашем городе.

Фаниль рассказывает, что в начале 2000-х работы практически нигде не было, а в полиции — дефицит кадров, повезло устроиться.

 Фото Анны Неволиной

Фото Анны Неволиной

— Я до службы в полиции только школу окончил, — продолжает Фаниль Фаритович. — Поэтому пришлось идти учится — поступил в Уральский юридический институт МВД России на заочное отделение. В учебе больше всего нравился уголовный процесс, историю очень люблю еще со школьных лет. Много занимался историей в свободное время. Помню даже, домашнее задание было — сканворды составлять по историческим датам. Когда поступил в вуз, терпеть не мог муниципальное право, зарубежное право. Философию, если честно, совсем не понимал — трудный, мутный предмет. Преподавал ее у нас такой бородатый дяденька, в возрасте, очень долго объяснял, но я так все равно ничего в философии и не понял. А вот психология очень нравилась.

 

В армии очень много читал — первые полгода служить тяжело, солдат не спит вообще, а вторую половину солдату делать нечего. Вот когда нечего было делать — много читал. Сейчас мне достаточно служебной информации, изменений в законодательстве очень много, нужно вникать, чтобы правильно применять во время службы.

 

 

В январе 2012 года Фаниль Гайниахметов был назначен на должность следователя. По словам Фаниля, знания, полученные в вузе, пригождаются и по сей день.

— Там теория, тут практика, немного отличается, но все равно — основы были вложены во время учебы, их я сейчас и применяю. Да и старшие коллеги помогают.

 

Девушек судят редко

— В следственном отделе имеется отделение по расследованию преступлений, связанных с раскрытием преступлений по незаконному обороту наркотических средств. Я состою, специализируюсь в этом направлении, — рассказывает Фаниль Фаритович. — Но не только — иногда расследую и другие уголовные преступления — грабежи, кражи. Выбора никакого нет, руководство назначило, и пошло.

По словам полицейского, полномочия у следователя обширные — приходится допрашивать потерпевших, обвиняемых, свидетелей. Запрашивать необходимую информацию в других организациях, анализировать полученные сведения, изучать вещественные доказательства — все, как показывают в фильмах.

Иногда на рассмотрении у следователя бывает до 30 дел, поэтому случаев, особо отложившихся в памяти — немного.

 Фото Анны Неволиной

Фото Анны Неволиной

— Все дела не запомнишь, я стараюсь не заострять на них внимание, — говорит Фаниль. — Был, правда,  эпизод, который запомнился: девушка приобрела в Екатеринбурге большую партию наркотиков. Ее роль заключалась в получении и расфасовке наркотиков на более мелкие партии. В Первоуральске мы ее задержали. Самое интересное, что задержали мы ее в квартире, с подельниками, которые уже успели наркотики употребить. Их судили потом — дело уже рассмотрено, девушка получила реальный срок лишения свободы.

По словам Фаниля, судьи на пол подсудимого внимания не обращают — девушкам никто поблажки не дает. А если имеет место рецидив, то судят строже. Но мужчин среди подсудимых-наркоманов все же больше, девушки бывают редко.

— Не знаю, может, девушки реже сбывают наркотики, может, реже попадаются. Был случай в суде, когда девушка шла в группе с двумя парнями, которые сбывали наркотики и в Первоуральске, и в Екатеринбурге. Но такое бывает нечасто.

 

Не пускать на самотек

Сейчас наркотики — очень актуальная для Первоуральска тема. Среди регионов Свердловская область — в первых рядах.

— Сейчас один из новых способов распространения наркотиков — надписи на стенах домов, — рассказывает Фаниль Фаритович. — Это — самый простой и безопасный способ для сбытчика рассказать о своем товаре, бесконтактный способ сбыта. С помощью номеров можно заказать, оплатить и получить наркотики. У нас существуют такие мероприятия, как проверочная закупка наркотических средств, но поймать человека по номеру аськи практически невозможно — наркоманы и сбытчики шифруются, регистрируют ICQ на подставных лиц и часто их меняют.

 

Раз в квартал следователь должен выступать в школах и других учебных заведениях, проводить профилактику среди детей и подростков о вреде наркотических средств.

 

Фаниль Фаритович считает, что легализация наркотиков — утопия.

— Наркотики очень опасны для населения. Их нельзя легализовывать. Если посидеть, повспоминать, я могу назвать ни один десяток случаев, когда наркоман разорял свою семью — просто выносил все из дома, продавал. У родителей забирал последние деньги. Наркоман — это потенциальный преступник, который почти наверняка совершит кражу, чтобы получить очередную дозу, а потом может и убить. Наркотиков сейчас стало очень много — их привозят из-за границы, готовят в домашних условиях. Это нельзя пускать на самотек.

 

«Дизайнерские» наркотики

Несмотря на то, что существует достаточно много служб по борьбе с наркотиками, проблема не исчерпывается. Наркоманы как были, так и, судя по всему, будут. На этот счет у Фаниля свое мнение.

 Фото Анны Неволиной

Фото Анны Неволиной

— До 1997 года у нас существовал Уголовный кодекс, предусматривающий ответственность даже за употребление наркотиков. Потом эту статью убрали. До 2000-х годов не было даже административной ответственности. Все дело — в недостаточности наказания. Страх перед наказанием должен существовать. Большое распространение сейчас получили «дизайнерские» наркотики. Не слышали про такие еще? Это когда вещество не подпадает ни под одну квалификацию. То есть нам-то понятно, что это — чистой воды наркотики, но у них такой химсостав, который еще не включен в перечень. Список наркотиков — исчерпывающий, установленный правительством, которое не успевает так быстро реагировать на изменение наркотического рынка. Нужно в этом плане работать оперативно.

Фаниль Гайниахметов говорит, что важна не только борьба с наркотиками, но и профилактика.

— На стенах закрашиваем надписи — привлекаем к этому УК и администрацию, — перечисляет Фаниль. — Сотрудники полиции выступают и в образовательных учреждениях — в школах, колледжах. Дети — это будущее, о них нужно заботиться, предупреждать о вреде и опасности наркотиков.

 

Я не жалею преступников

Фаниль считает, что половина наркоманов — рецидивисты, которые совершат преступление в 100% случаев.

— Велика вероятность того, что человек, попробовавший наркотики, совершит преступление второй раз. Поэтому я могу утверждать, что бывших наркоманов, действительно, не бывает. У меня нередки случаи, когда на одного и того же наркомана снова заводятся уголовные дела уже после того, как он отбыл наказание. Причем, преступления — аналогичны. Наркомания — это на всю жизнь. Мне не бывает жалко наркомана — я не включаю эмоции на работе. Преступник — взрослый человек, он должен отвечать за свои поступки. Когда я расследую уголовное дело, все эмоции остаются за пределами кабинета. Если я начну жалеть преступников, наверное, мне тогда не место в полиции. У меня есть факты, у меня есть доказательства — остальное не должно меня волновать.

 Фото Анны Неволиной

Фото Анны Неволиной

Фаниль признается — работа нервная, но полицейский знает точно — он работает на своем месте.

— Работа у меня нервная, поэтому и вредные привычки есть, — говорит Фаниль. — Курю сигареты, но борюсь сам с собой. Пока безуспешно. С армии стараюсь победить, но пока не получается.

Фаниль Фаритович женат, воспитывает двоих сыновей. Старается находить время, чтобы отдохнуть с домочадцами на даче, на природе.

— Я бы не хотел рассказывать о семье, потому что служба у меня опасная, не стоит лишний раз распространятся о своей личной жизни, — говорит Фаниль Фаритович. — Жена привыкла к моей службе, но поначалу волновалась, спрашивала, не отразится ли моя работа на семье, наркоманы — люди непредсказуемые, мстительные. Успокаивал, объяснял, что служба такая — кто-то должен ее делать.

 Фото Анны Неволиной

Фото Анны Неволиной

 

Сегодня, 25 июля, отмечается День органов следствия. «Городские вести» от всей души поздравляют всех причастных к этому празднику.
Комментарии 2

Внимание! Комментарии на сайте не премодерируются. Правила