1 562

Давайте не будем слушать ее свидетеля

Фото их архива редакции

Фото их архива редакции

Вчера, 2 августа, состоялось очередное заседание по делу Юлии Королёвой. Напомним, Юлию обвиняют по части 1 статьи 112 — «Умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью».

В ночь с 23 на 24 января в дом Королёвой на Ельничном приехал ее бывший супруг Евгений. Мужчина был изрядно пьян, между Юлией и экс-супругом завязалась потасовка. Виновной выставили Юлию — она, якобы, избила мужа лопатой до ушиба головного мозга, а также покушалась на целостность организма его друзей — ударила одного из них в висок.

Разбирательство по делу началось в марте этого года, и вот уже в течении почти полугода суд никак не может вынести справедливого решения. Дело постоянно обрастает все новыми подробностями, в нем начинают фигурировать люди, которые, на первый взгляд, вроде и не причастны к разборкам между бывшими супругами.

На вчерашнем заседании был допрошен сын Юлии Максим Королев, а также была приглашена девушка, знающая несколько больше, чем все в зале суда.

Допрос на повышенных тонах

Суд начался с допроса 13-летнего Максима Королева. И сама подсудимая, и состав суда очень долго готовились к тому, чтобы допросить единственного очевидца, который бы мог подтвердить невиновность Юлии Королёвой.

Максим должен был давать показания в присутствии педагога, психолога, а также представителя опеки. Разумеется, прессу на допрос несовершеннолетнего свидетеля не пустили — судья Виталий Батищев объявил журналистам, что эта часть заседания будет закрытой.

Максима допрашивали в течении 50 минут. Минут за 10 до окончания допроса из-за двери стали доносится вопросы, заданные на повышенных тонах. В коридоре было слышно, как гособвинитель Клементьев призывает Максима еще раз вспомнить, где он стоял, что видел, и попытаться объяснить, почему никто из свидетелей не может вспомнить, что Макс находился на месте «побоища».

Из зала суда подросток вышел в некотором замешательстве, но держался молодцом. Отдышавшись и выпив воды (выдержать допрос в маленьком зале суда, на такой жаре смог бы не каждый взрослый) Максим от всех вопросов отмахнулся, сказав только, что рад окончанию допроса.

Похоже на давление

После того, как Максима Королева отпустили из зала, суд приступил к допросу специалиста — педагога-психолога центра «Росинка» Ксении Артамоновой.

Ксения Валентиновна отметила, что невозможно за столь короткое время сказать, к какому типу темперамента относится личность Максима, как нереально и угадать, склонен ли подросток к фантазиям и выдумкам.

— Первое, что я хотела бы сказать — по истечении полутора лет у любого человека срабатывает психологическая защита, — начала объяснять Ксения Артамонова. — Очень многие моменты он забывает, как бы ему ни хотелось их запомнить. Воспоминания можно подкреплять беседами по данной теме, но не исключено некоторое искажение. Возможно, имеет место посттравматическая ситуация. Я наблюдала за ребенком на улице, в коридоре, во время допроса, и у меня нет оснований не доверять его показаниям.

 Фото из архива редакции

Фото из архива редакции

— Я правильно вас поняла, что вы, видя ребенка в первый раз, не зная его, не тестируя, можете достоверно утверждать, что ребенок однозначно говорит правду? — задала вопрос адвокат потерпевшего Елисеева.

— Я не могу однозначно утверждать, но вы беседовали с ребенком целый час, — начала говорить Ксения Валентиновна, но адвокат ее перебила.

— Мы допрашиваем вас сейчас не как свидетеля, а как специалиста. Поэтому…

— Я не могу утверждать, что ребенок лжет, что его не было в доме в тот момент.

— У вас какое-то мнение по поводу нарушенных прав ребенка на данном допросе сложилось? Заметили ли вы оказание на него какого-то психологического давления?

— Я считаю, что час допрашивать ребенка в присутствии большого количества людей, задавая все время одни и те же вопросы с разной интонацией, причем, интонация не всегда была дружелюбной… Это можно расценить как некоторое давление.

— Поясните пожалуйста, вы ребенка в первый раз видите? — спросил гособвинитель Клементьев.

— Да. На прием ко мне в «Росинку» он не приходил.

Больше вопросов к Ксении Артамоновой не возникло.

Я против, ваша честь

Следующей частью судебного заседания стала баталия по поводу допроса свидетеля, предоставленного обвиняемой. Оксана Соколова (имя изменено — ред.,) увидела телесюжет о Юлии Королёвой и вспомнила, что один из свидетелей со стороны потерпевшего рассказывал в личной беседе ее супругу о том, что Королев с приятелями, перед тем, как ехать к Юлии домой, долго обсуждали, что и как они там будут делать и какими способами постараются вывести женщину из себя.

Казалось бы, допрос еще одного свидетеля по делу — не такой уж противоречивый момент, однако он вызвал неоднозначную реакцию у участников процесса.

— Получается, она знает о том, что знает ее муж? — уточнил судья у Юлии Королёвой.

— Она знает то, что рассказывал ее мужу Вячеслав Пономарев (один из свидетелей со стороны потерпевшего Евгения Королева — ред.,), — ответила Юлия Сергеевна.

— Я, если честно, не понимаю, о каком моем знакомом идет речь, потому что свидетеля с фамилией Соколов я не знаю, — внезапно решил высказаться сам потерпевший.

Евгений Королев Фото из архива редакции

Евгений Королев Фото из архива редакции

— Я тоже возражаю против данного ходатайства, — сказала адвокат Елисеева, — во-первых потому, что человек не был очевидцем данного преступления. Во-вторых, если человек ссылается на то, что кто-то ему что-то сказал, требуется допросить сначала первоисточник. Если речь идет о друге господина Королева, он нам сейчас заявил, что таких друзей у него нет. Я считаю, что допрос данного свидетеля нам ничего не даст, а лишь приведет к затягиванию данного судебного разбирательства.

— Ваша честь, можно пояснить? Дело в том, что девушка слышала о ситуации сама лично от одного из свидетелей — Вячеслава Пономарева. Сторона защиты сейчас говорит, что мой свидетель не присутствовал при обстоятельствах дела, однако на предыдущих заседаниях мы заслушивали свидетельницу Старкову, которая так же не являлась участницей разбирательства. Однако ее показания были заслушаны и занесены в протокол.

— В таком случае, я прошу вызвать для допроса свидетеля Пономарева, и уже в его присутствии допрашивать предоставленного подсудимой свидетеля, чтобы избежать противоречий, — сказала Елисеева. — Тем более что Пономарев, будучи уже допрошен и предупрежден о даче ложных показаний, не сообщил суду, что кому-то что-то рассказывал. Поэтому, если мы кого и будем допрашивать, то я попрошу — в присутствии Пономарева.

В итоге судья постановил, что на следующем заседании, которое состоится 9 августа в 10 часов утра, будут заслушаны Вячеслав Пономарев, Оксана Соколова и ее супруг.

— Сегодня было одно из самых напряженных заседаний, — сказала после процесса Юлия Королёва. — Допрос сына мне было выдержать очень нелегко, потому что оказывалось огромное давление со стороны гособвинителя, который старался вывести Макса на несоответствие, цеплялся за мелочи. Но сын держался достойно.

Комментарии 22

Внимание! Комментарии на сайте не премодерируются. Правила