1 166

Униженные и обиженные: Чем живет приют для женщин, попавших в трудную жизненную ситуацию, в Первоуральске

Что должно случиться в жизни женщины, чтобы за нее вступилась церковь

Что должно случиться в жизни женщины, чтобы за нее вступилась церковь

Когда приходишь в храм Петра и Павла, всегда ощущаешь некую тревожность, возвышенность, духовность и другие высокие слова, заканчивающиеся на суффикс «ость». Храм Великомученицы Екатерины же достаточно молодой, может, поэтому и атмосфера тут соответствующая, а может, сказывается соседство со спортивной базой «Бодрость». Тут постоянно какая­-то «движуха». Ну, например, какой храм может похвастаться собственной детской площадкой на территории? Храм во имя Святой Великомученицы Екатерины построился за полтора года. Строил его и наставлял отец Иаков.

— Когда я вернулся в Первоуральск, владыка мне сказал: «Надо строиться», — сказал однажды в интервью «Городским вестям» батюшка Иаков. — Знали бы, как я устал строиться, только что вернулся из Ирбита, где строили храм, теперь надо строить и здесь. Я — вечный строитель.

Мы приехали к храму в понедельник, на улице жара, тут все та же оживленность: дети, играющие на площадке, строители, таскающие материалы, прихожане.

За три года построили двухэтажное здание площадью 200 квадратных метров, где каждая женщина найдет для себя приют

За три года построили двухэтажное здание площадью 200 квадратных метров, где каждая женщина найдет для себя приют

Мы проходим мимо храма и направляемся в недавно построенное двухэтажное здание. Еще в 2013 году началось строительство собственного здания приюта «Мать и дитя» при храме Великомученицы Екатерины на улице Вайнера. На сегодняшний день основные этапы стройки завершены, здание площадью 200 квадратных метров готово, остались отделочные работы.

Заходим внутрь. Первый этаж еще совсем «голый», бетонные стены, пол — здесь хотят организовать хоспис для пожилых людей и воскресную школу при храме. Слышим, как кто­-то поет, но это совсем не похоже на песнопение. Поднявшись по лестнице на второй этаж, обнаруживаем строителя, распевающего на своем языке песню, доносящуюся из рядом лежащего телефона. Молодой человек укладывал на пол плитку. Мы входим в единственную установленную здесь дверь.

За дверью уже все по-­другому: свежий, чистый ремонт, светлые стены. Создается ощущение, что пришел в гости к большой семье, у порога — небольшая полочка с женской и детской обувью.

IMG_4298

Приют «Семья» существует в Первоуральске с 2011 года, помогая женщинам, которые оказались без крыши над головой и средств к существованию, с ребенком на руках. Сначала это была съемная квартира на Советской, затем — на Ватутина. Затем инициаторы проекта констатировали, что финансово потянуть съем жилья они не могут. Приют закрыли и решили все силы направить на строительство собственного здания. Строительство велось три года.

Поможем любой

Нас встречает специалист центра «Мать и дитя» Любовь Пьянкова. Любовь Юрьевна работает здесь с самого основания приюта.

— Работать мы только начинаем, стратегия и тактика у центра есть, но категорически не хватает людей для реализации задуманного. Потому что я пока работаю одна, недавно появилась помощница — будем что­-то придумывать. Пока просто помогаем, хозяйственные вопросы решаем, — говорит Любовь Юрьевна. — У каждой женщины есть план социальной реабилитации, как выйти из этого кризисного состояния. Одной нужно восстановить документы, другой — найти жилье. Пока они восстанавливаются, живут у нас до тех пор, пока полностью не решат свои проблемы.

Любовь Юрьевна замечает, понедельник выдался тяжелым: надо разобрать вещи, которые удалось собрать во время акции, принять нескольких новых женщин из женской консультации.

Вещи, которые удалось собрать во время благотворительной акции

Вещи, которые удалось собрать во время благотворительной акции

— Женщины приезжают к нам, когда некуда уже идти: муж выгнал или бьет, жилья лишились — разные ситуации бывают, что тут перечислять, — продолжает Любовь Юрьевна. — Сейчас в приюте у нас подобрались крещеные женщины, ну, а куда еще православный человек придет за помощью? Конечно, в храм. Дети были некоторые не крещенные, но батюшка желающих окрестил.

Самое главное, отмечают специалисты центра, что здесь есть духовная помощь. В этом плане сильно помогает приюту отец Иаков.

— Женщины порой с батюшкой делятся секретами, переживаниями, то, что они нам, например, не могут сказать. Они могут исповедоваться. Когда видят, что мы открыто к ним относимся, сердечно их принимаем, они раскрываются, не зажимаются, делятся проблемами, — говорит Любовь Юрьевна. — Пытаемся проблемы вместе решить. Самое главное — дети. В этом плане всегда стараемся найти общий язык с управлением социальной политики, потому что мы хотим уберечь детишек от ошибок взрослых, они не должны страдать. Но подходы у нас и у чиновников разные: мы ориентируемся на то, чтобы ребенок жил с матерью, специалисты Управления считают, что для оперативного решения проблем женщина должна отдать ребенка, потом, как только все придет в порядок, забрать его. Но ни одна мамочка у нас не соглашается. И мы тоже склонны к тому, чтобы она решала свои проблемы, находясь рядом с ребенком — есть мотивация.

Любовь Пьянкова отмечает, что в приют стараются принимать любую обратившуюся, единственное табу — алкоголизм.

— При храме открыли школу трезвого образа жизни. Наши женщины, конечно, походят туда, потому что часто кризисные ситуации вызваны тем, что были зависимости алкогольные, в том числе, еще другие пороки, — говорит Любовь Юрьевна. — Хотя мы, в общем-­то, не судим людей, у каждого своя стартовая позиция.

Чтобы шли своими ногами

День в приюте начинается с общей молитвы. Но режим здесь не строгий. Волонтеры приюта объясняют, что у женщин разные ситуации: у кого-­то дети ночью не спали, надо выспаться, кому-то рано утром надо в больницу. Те, кто на утреннюю молитву не успевают, ходят молится сами.  Но это необязательно.

Волонтер Христина Толкачева почти каждый день приходит в приют, раньше и она обращалась сюда за помощью

Волонтер Христина Толкачева почти каждый день приходит в приют, раньше и она обращалась сюда за помощью

— Я пришла в храм, чтобы выговориться, получить психологическую помощь, — рассказывает Христина. — Меня бросил отец моего ребенка, я была беременная, не знала, что делать, папа болел тогда. За это время подружилась здесь со всеми, теперь прихожу помогать, проводить благотворительные акции.

Христина проводит нам экскурсию по кухне, сегодня она — дежурная. На кухне один небольшой холодильник, недорогая плита, гарнитур, обеденный стол и несколько детских столиков для кормления.

— Женщины питаются самостоятельно, сами готовят себе. Хоть батюшка и благословил в трапезную ходить, но там сейчас много рабочих, и злоупотреблять не хочется, — говорит девушка. — Нет, из­-за плиты женщины не ругаются, каждая успевает себе приготовить. Женщины здесь каждая со своей головной болью: кому-­то надо оформить документы, кому­-то — найти жилье, кто-­то просто приходит за добрым разговором, как я. Поэтому, пока они решают свои проблемы, я здесь и как нянька, и как администратор, смотрю за порядком, дисциплиной.

Еще один волонтер — Александра Малахова — помогает женщинам по юридическим вопросам.

— Много разных задач: восстановить документы, установить отцовство, добиться выдачи пособий. Чаще всего сталкиваются с тем, что из государственных органов их просто отфутболивают. Некоторые просто не знают, что им можно чего­-то добиться от государства, спускают все, — говорит Александра. — Они чаще всего и оказываются в приюте, потому что не знают, какие у них есть права и возможнос­ти и как их добиваться.

Волонтер Александра Малахова

Волонтер Александра Малахова

Александра признается, что в определенный период ее жизни ей просто захотелось помогать, был зов души — так она оказалась в приюте.

— Мне стало жалко этих женщин. Я слушала их истории и думала, чем могу помочь, — продолжает Александра. — Мы с ними постоянно разговариваем, интересуемся, какие планы. Были поначалу моменты, когда инициатива исходила от нас, а она сидит, смотрит и поддакивает. Ситуация их сделал такими, они закрытые и колючие, как ежики. Сейчас есть обратная связь, от них идет желание развиваться. Нам хочется, чтобы они встали на ноги и пошли своим путем уже в нормальную жизнь.

А что еще у вас есть

Пока беседовали с волонтерами, в приют пришла совсем еще девчушка с тетей. Девушка рассказывает свою историю.

— Жила два года с парнем, потом я забеременела, позвонила ему, сказала. А он сказал, что ему не нужен ребенок и положил трубку. После этого я не видела его, не слышала. Вчера мы с сестрой и ее мужем поехали к нему, потому что ребенок родился, нужны деньги, — рассказывает Анна Шестакова. — А он шел пьяный, мы хотели с ним поговорить, он убежал. Ребенка он не признает, отцовство поэтому не установлено. Мы были расписаны, поэтому буду писать заявление о восстановлении отцовства.

Новорожденному Андрюше 18 дней, кормить грудью мама его не может — запретили врачи, нужно покупать детские смеси, которые стоят приличных денег. В женской консультации Ане посоветовали обратиться в приют.

Женщины часто обращаются в приют, чтобы получить гуманитарную помощь: смеси, подгузники, косметические средства, одежду.

Женщины часто обращаются в приют, чтобы получить гуманитарную помощь: смеси, подгузники, косметические средства, одежду.

— У нас отец Иаков ездит в женскую консультацию, разговаривает с мамочками, — объясняет нам Любовь Пьянкова, которая принимает Анну. — Мы активно сотрудничаем с центром кризисной беременности, они посылают к нам сюда девушек, которым нужна помощь.

При приюте существует центр поддержки материнства, где можно получить необходимые вещи: смеси, подгузники, косметические средства, одежду. Сюда приезжают и женщины из ближайших поселков. Сейчас в центре пишут проект на получение гранта для создания в приюте большого, полноценного склада с гуманитарной помощью.

— Это хорошо, что вы к нам пришли. Недавно у нас прошла благотворительная акция, и все неравнодушные жители нашего города могли принести детскую одежду, купить для нас смеси и подгузники для малышей, — говорит Любовь Юрьевна и удаляется в соседнюю комнату, где хранятся вещи.

IMG_4325

— Почему в женской консультации вам не оформили питание? — интересуется волонтер Александра Малахова.

— Мне надо документы восстанавливать, я потеряла паспорт, — отвечает девушка.

Тем временем со склада доносились вопросы Любови Юрьевны:

— А продукты вам надо? Печенья? Шампунь?

— Если есть, то давайте, — скромно отвечает Анна. — Еще бы летних распашонок…

— Заходите, выбирайте. А ванночка у вас есть для ребенка?

— Я как бы у подружки взяла, надо будет отдать, ванночка старая, поэтому надо, — уже более уверенно говорит Анна. — Я бы ванночку, конечно, взяла, вы мне ее в Билимбай привезете?

Мы, сидящие в сторонке, немного пучим глаза от наглости. А Любовь Юрьевна, улыбаясь и извиняясь, объясняет мамочке, что привезти ванночку в Билимбай они не смогут.

Нагрузив несколько пакетов одеждой, подгузниками и другими вещами для малыша и мамочки, Анна уходит. Мы, наконец, спрашиваем, не расслабляются ли женщины, когда получают все готовенькое.

— Конечно, попадаются экземпляры, когда пользуются своей ситуацией внаглую, детьми прикрываются. Но всякие люди бывают, мы всем помогаем, — говорит Любовь Юрьевна. — Сейчас у нас совсем нет забот с одеждой — многие приносят. Вообще, приют существует на пожертвования. В планах — организовать социальное предпринимательство, но с этим пока сложно. Примеры такие есть, когда женщины могут готовить для какого-нибудь кафе, пирожное делать, грубо говоря. Могут шить. Но это все надо тщательно обдумывать, женщины все разные, навыки у них тоже разные. Это очень сложно, но надо зарабатывать немножко самим. Ну, и у девушек на будущее будет какой-нибудь навык.

Ян, живи здесь, сколько хочешь

Приют рассчитан на 8-10 мам с детьми, сейчас здесь проживает три женщины и пятеро детей. У каждой мамы — своя комната. В одной из комнат укачивает своего малыша Яна Малкова. Она одна из немногих девушек, которые соглашаются пообщаться с журналистами.

Приют рассчитан на 8-10 мам с детьми

Приют рассчитан на 8-10 мам с детьми

Яна выросла в детдоме, мама у нее умерла, папа начал пить. Когда Яна училась во втором классе, в школе-интернате организовали приход во имя Великомученицы Екатерины, настоятелем был отец Иаков.

— Я была некрещеная, пришла однажды в приход, поговорила с батюшкой, решила покреститься, — рассказывает свою историю Яна. — Потом мы очень долго не виделись с ним, у меня был свой грех, я выпустилась из детдома и на стакан села, запила. Потом стало тяжело, пошла в храм, исповедалась, батюшка принял нас с ребенком, открыл для меня двери приюта, стал помогать. Не знаю, где бы я сейчас жила, если бы не он.

Комнаты в приюте достаточно просторные: стоит двуспальная кровать, детская кроватка, бельевой шкаф и письменный стол.

— Когда выпустилась из детского дома, мне не сразу удалось встать в очередь на жилье, по своей вине. Когда все-таки встала в очередь, в администрации предложили временное жилье в общежитии — комнату 9 квадратных метров. Я не согласилась: там постоянные пьянки, а я этого не перевариваю, потому что сама человек теперь не пьющий. Поэтому отказалась. Пришла за помощью сюда. Отец Иаков сказал: «Ян, живи здесь столько, сколько тебе надо. Как получишь свою квартиру, тогда мы тебя и отпустим. А иначе сейчас заселишься в свои 9 квадратов и там так и останешься».

Яна Малкова

Яна Малкова

Яна пришла в приют с одним ребенком на руках и беременная вторым. Сейчас она живет здесь уже четвертый месяц. Говорит, это лучшие условия, что у нее были. Со временем Яна убедила и отца своих детей прийти в храм, исповедаться и начать новую жизнь. Муж Яны работает здесь же на стройке при храме, но пока живет отдельно от жены и детей. Пребывание мужчин в приюте запрещено.

— Мы могли бы жить с родителями мужа в пятикомнатной квартире, но не захотели, потому что там тоже постоянно пьют. Это затягивает, оттуда надо было уходить. Я вообще непьющий человек, и хочу, чтобы муж тоже не пил, — продолжает Яна.— Сейчас наш день начинается около девяти часов утра, раз я в положении, на утреннюю службу не хожу. Хожу на причастие и на исповедь в воскресенье. Завтракаем, молимся в офисе, потом сына оставляю с мамочками, сама в больницу еду. Потом своими делами занимаюсь, добиваюсь, чтобы мне, как сироте, выдали жилье. Говорят, что моя очередь подойдет только через 2 года,  сейчас выбиваю хотя бы временное жилье. Подружке моей из детдома дали однокомнатную большую квартиру, 40 кв.м, в новом доме. Я хочу такую же.

Уже в августе Яна родит, снова мальчика, говорит, что назовет Максимом, как его папа захотел. В будущем хочет не только обустроить городскую квартиру, но и построить собственный дом.

Яна Малкова хочет выйти из приюта и построить семью «как у всех».

Яна Малкова хочет выйти из приюта и построить семью «как у всех».

— Если все будет хорошо в семье, не расстанемся с мужем, то будем строить семью, как все. Муж у меня строитель, найдет работу, будет делать ремонт в своей квартире, — мечтает Яна. — Старший сын к тому времени будет в садик ходить, а я пока в декретном буду сидеть. Потом хочу использовать маткапитал и землю оформить, чтобы детям что-то осталось. Еще хочу здесь, в приюте, остаться волонтером. А когда съеду, обязательно батюшке подарок сделаю, чтобы хоть как-то его отблагодарить. Хочу, чтобы он ощутил, что не зря все это делает.

Фотографии Анны Неволиной

Комментарии 1

Внимание! Комментарии на сайте не премодерируются. Правила