716

Он мог подумать, что сказал, а сам не говорил

Фото Ольги Хмелевой

В первоуральском суде прошло еще одно заседание по делу Юлии Королевой

Сегодня, 9 августа, состоялось уже 11 заседание по делу «об избиении лопатой». Напомним, в январе нынешнего года между экс-супругами Королёвыми произошла драка — супруг приехал в дом Юлии за документами, но вместо того, чтобы просто забрать бумаги, устроил погром, Юлия же пыталась защитить себя, своего сына и имущество. Результат потасовки — 8-месячное судебное разбирательство, которое с каждым разом обрастает все новыми подробностями и свидетелями.

Пил или не пил?

Сегодня в суд были приглашены Оксана Соколова, которая давала свидетельские показания на предыдущем заседании 2 августа, ее супруг Василий Петров и свидетель со стороны потерпевшего Вячеслав Пономарев.

Первым было принято решение заслушать Василия Петрова (имя по просьбе свидетеля изменено — ред.,), который, как на прошлом заседании озвучила Юлия Королёва, общается с Пономаревым и может указать на некоторые подробности дела.

— Я на данный момент нахожусь в дружеских отношениях только с Вячеславом Пономаревым. С остальными людьми из компании Королёва я прекратил общение года три назад по принципиальным причинам. Вячеслава приглашаю в свой дом часто. Мы, что уж греха таить, выпиваем, общаемся на разные темы, обсуждаем проблемы. Одной из таких проблем в свое время стала потасовка между подсудимой и потерпевшим.

Василий Петров Фото Ольги Хмелевой

Василий Петров Фото Ольги Хмелевой

Как озвучил в своих показаниях Петров, Вячеслав Пономарев, придя к нему в гости, как-то рассказал о том, что он, Королёв, Дакалов и Павлов ездили к бывшей супруге Евгения — нужно было забрать какие-то документы. Но дело гладко не пошло — между супругами завязалась драка.

— Моя супруга — Оксана Соколова — тут же задала Славе вопрос: «Пьяные были?». Пономарев сказал ей — мол, да, пьяные. Жена ушла, а мы продолжили разговор. Вячеслав сказал, что пьяными они не были, а выпили только потом, в «Барбарисе», когда уже уехали от Юлии.

 

Бессистемно вспыльчивый

Петров отметил, что, несмотря на все попытки Пономарева рассказать ему подробности конфликта, Василий от них отмахивался и всегда переводил разговор на другую тему.

— Я для себя сразу решил, что виноват в этом конфликте истец, — отметил Петров. — Я знаю Королёва еще со школы, у него бывают вспышки, когда он любого может спровоцировать на конфликт, совершенно не заботясь о последствиях.

Судья Виталий Батищев, выслушав рассказа Петрова, разрешил присутствующим задавать вопросы.

— Пономарев не говорил вам лично, наносила ли я удары бывшему супругу? — спросила подсудимая.

— Нет.

— А Королёв мне?

— Я не уточнял, попросил детали мне не рассказывать, так как, повторюсь, для себя я уже тогда решил, кто виноват.

— В какое время Пономарев был у подсудимой, он сказал? — уточнил адвокат Игнатов.

— В темное время суток. Но зимой рано темнеет, поэтому точнее сказать не могу, — ответил Петров.

— Вы сказали, что сделали для себя определенные выводы относительно поведения потерпевшего на основании какого-то случая. Поясните суду.

— Порядка 3-4 лет назад, когда я еще не был женат, мы часто отдыхали в одной компании с Королёвым, — рассказал Петров. — Как-то раз вышли подышать воздухом, когда гуляли в «Барбарисе». Рядом с нами оказалась компания таких же подвыпивших крепких парней. Королёв в грубой форме спросил, из какой они школы бокса? Тогда ситуация разрешилась благополучно, на словах, но я сделал вывод, что иногда Королёв не отдает отчета своим действиям и не может спрогнозировать итог своих неосторожных слов. Для меня, если честно, до сих пор остается загадкой, как человек, который заявляет, что его избили до ушиба головного мозга, мог дальше поехать расслабляться в клуб? Отсюда я делаю вывод, что а) ушиба головного мозга вообще не было; б) ушиб возник уже после посещения бара, а не после встречи с бывшей супругой.

— Как вы можете охарактеризовать Королёва? — задал вопрос Игнатов.

— Истца я знаю еще со школы, — ответил свидетель. — Потом мы не общались во время учебы в вузе. Снова начали общаться через Пономарева. Я знал, что Евгений женился, сначала жил с супругой в мире, потом начались какие-то «терки». Парень он спокойный, только вспыльчивый. Но у него это не в системе. Редко.

 

В его конкретике не нуждаюсь

Так же Петров пояснил суду, что как таковой информации о том, что Юлия наносила Королёву побои, Пономарев не говорил.

— Я правильно поняла, что никаких конкретных сведений своей супруге, которая на прошлом судебном заседании давала показания, вы не сообщали? — спросила представитель потерпевшего Елисеева.

— Мы разговаривали с супругой по этому поводу, я высказывал свои предположения, — ответил Петров.

— Она говорила, что знает о конфликте, о погроме в доме подсудимой.

— Да, мы это обсуждали.

— То есть ее показания основаны на ваших предположениях?

— Вероятно, да.

В беседу вступил гособвинитель Клементьев.

— Вы хоть раз видели, чтобы Королёв ударил женщину?

— Нет.

— Остальные друзья подзащитного могли это сделать.

— Только один, но это к делу не относится.

— У вас лично есть какие-то конфликты с Королёвым?

— Нет.

Судья уточнил у Петрова, знает ли он что-либо о драке в доме Юлии Королёвой.

— Нет, ничего не знаю. Я уже говорил, что не хотел слушать подробности от Пономарева. Я сделал для себя выводы и в его конкретике не нуждаюсь. Все подробности дела я узнал из СМИ.

Следующим был допрошен свидетель Пономарев, который утверждал, что рассказал другу обо всех подробностях дела, включая словесную перепалку экс-супругов и, разумеется, про избиение лопатой.

— Само происшествие я описал Петрову в общих чертах, но про то, кто наносил удары лопатой — точно говорил, — утверждает Пономарев. — Петров отреагировал странно, начал сразу обвинять во всем Королёва, но Василий — вспыльчивый, бывает, что обвинения беспочвенны.

— Вы что-то употребляли, когда общались с Петровым, — оживился потерпевший.

— Спиртное, как обычно, — ответил Пономарев.

— Вы настаиваете на правдивости своих показаний в суде, — задала вопрос адвокат Елисеева.

— Да.

 

Юля Женю била лопатой

Некоторые несостыковки в показаниях Петрова и Пономарева привели к тому, что, несмотря на протесты представителя потерпевшего и гособвинителя, было принято решение о проведении очной ставки. В зал заседаний снова пригласили Петрова, чтобы уточнить — рассказывал ему все-таки детали дела Пономарев или нет.

Вячеслав Пономарев Фото из архива редакции

Вячеслав Пономарев Фото из архива редакции

— Пономарев сейчас утверждает, что пояснял вам все подробности драки, — начал адвокат Игнатов.

— Нет, — категорично ответил Петров. — Я его обрывал по той причине, что я для себя и так все решил. О деталях я узнал из СМИ. Единственное, про что мне рассказал Пономарев — про крики и перепалку между Королёвыми.

— Я и сказал суду, что объяснил Петрову все в общих чертах. Мы пили спиртное, может, Василий не услышал или не захотел услышать, что я ему сказал, проигнорировал.

— Что вы говорили конкретно? — настаивал Игнатов.

— Что Юля Женю била лопатой, — по-простому ответил Пономарев.

— Я узнал о деталях из СМИ и интернета, — твердо ответил Петров. — Пономарев мне ничего про это не говорил.

— Вы могли не воспринять слова Пономарева только потому, что у вас к потерпевшему — личная неприязнь? — удивила вопросом Елисеева.

— Да какая неприязнь? Я умею себя контролировать, когда выпью, а Пономарев, возможно — нет. Я все помню, что было. Может, мой приятель выпил больше, и подумал, что сказал мне подробности, а сам и не сказал.

Большего добиться от свидетелей не удалось. Мужчин отпустили из зала суда. Оксану Соколову решили не допрашивать, так как в ее показания на данном этапе нужды не возникло.

 

Подделали и подложили

Интересный момент, касающийся предоставленных суду документов, возник, когда заседание уже подходило к концу. Всплыл вопрос о «той самой справке» — представитель потерпевшего Елисеева отметила, что Королёв на днях обращался за медицинской помощью в поликлинику ГБ№1. Там ему выдали амбулаторную карту, в которую оказались вклеены все необходимые суду документы о том, куда обращался Королёв за помощью после побоев бывшей супруги.

Все дело в том, что, когда суд запрашивал данные документы в июне, из больницы пришел ответ, что таких справок нет, из травмпункта, что да — Королёв за помощью обращался, но с тем посылом, что упал на улице. Из бюро судмедэкспертизы так же пришел ответ, что никаких документов Королёва у них нет. Сейчас же документы чудесным образом появились.

 Фото Ольги Хмелевой

Фото Ольги Хмелевой

— Я настаиваю на том, чтобы суд испросил эти документы, потому что СМИ напишут, что мы их подделали и подложили, — сказала Елисеева. — Для устранения недоразумений я настаиваю на изучении этих справок.

Юлия Королёва настояла на том, чтобы на следующее судебное заседание, которое состоится 17 августа, была приглашена и медработник Фадеева, чтобы женщина смогла подтвердить — она ли писала эти справки.

Суд ходатайства удовлетворил.

Комментарии 22

Внимание! Комментарии на сайте не премодерируются. Правила