727

Администрация Первоуральска прояснила ситуацию с лесфондовскими участками в Билимбае

Фото Марии Хлыновой

В период с 2012 по 2015 годы администрация Первоуральска выставляла на торги и продавала на аукционах земли Билимбая. Те самые, что находятся справа от дороги при въезде в поселок. Просторные участки, близость к городу, отсутствие большого количества вредных производств — все это сделало привлекательным предложение муниципалитета для жителей Первоуральска, поэтому около 60 земельных владений было продано в аренду. В феврале 2016 года выяснилось — земли всегда принадлежали лесфонду, муниципалитет не имел права их продавать, первоуральский суд отменил с даты принятия внедренный в 2014 году генплан по изменению границ Билимбая. С момента вступления в силу судебного определения, Управление архитектуры и градостроительства Первоуральска прекратило выдачу разрешения на строительство в 142 кадастровом квартале.

Межевание не согласуем

В противоречивых чувствах оказались те самые 60 арендаторов, а также 30 собственников старых участков, которые, как оказалось, всегда находились в защитной лесопарковой зоне.
«Городские вести» писали о ситуации в предыдущем номере, но комментарий администрации удалось получить после публикации. Свое желание прояснить некоторые моменты выразил главный архитектор Первоуральска Константин Гартман.

Константин Гартман, главный архитектор Первоуральска Фото из архива редакции

Константин Гартман, главный архитектор Первоуральска Фото из архива редакции

— Данный земельный участок на кадастре не стоял, право собственности Российской Федерации не было зарегистрировано, лесохозяйственный регламент отсутствовал в электронном виде. Все эти три фактора в совокупности дали Росреестру возможность присвоить данным участкам категорию «земли населенных пунктов». Это было сделано в соответствии с картографическими материалами, которые подготовила кадастровая палата.

— Юрист объяснял нам, что земли лесного фонда могут быть не размежеваны. Будет ли департамент лесного хозяйства их межевать, чем это чревато для собственников земли?

— Межевание лесов уже идет поэтапно со стороны Екатеринбурга, сейчас согласованы границы уже до Хрустальной, включая сам поселок.

— Может быть такое, что, после межевания, на кадастровой карте на этот участок билимбаевской земли будет наложено обременение?

— Когда лесфонд межует участки, присылает готовые параметры на утверждение в соответствующий муниципалитет. В данном случае, мы просто не будем согласовывать документы.

— Неужели в списке документов для оформления земель к участию в аукционе не было подтверждения об отсутствии обременения лесфондом?

— Когда проходит разработка генерального плана, изначально берутся данные Росреестра, и на основании их начинается составление первого чертежа проекта. Эта схема называется «опорный план». В него заносятся все исходные данные по категории земель. На основании собранной информации, в генеральный план вписываются возможные изменения и предложения.
В нашем случае работа была проведена, данные с Росреестра были изъяты, участок занесли в проект под категорией «земли населенных пунктов».

— Правильно я понимаю, если одна федеральная служба — Росреестр — подтвердила свою причастность к земле, у лесфонда никто информацию дальше не сверял?

— Процедура согласования заключается в том, что мы передаем проект в Минстрой, который потом рассылает всем профильным министерствам и департаментам наш план на утверждение. В данном случае министерство строительства отправило документы в департамент лесного хозяйства. Уже на этапе изучения специалисты департамента должны были прислать замечания и указать, что земли принадлежат лесному фонду, но этого не было сделано. Как нам объяснили в Департаменте, к подобным вопросам они подходят формально. Получается, мы прислали проект, по которому включаем в генеральный план земли населенных пунктов, что подтверждено Росреестром, проверять, принадлежат они лесфонду или нет, «лесники» не стали — подписали.
После согласования вышло постановление правительства Свердловской области (положительное заключение правительства от 24.11.2011 – ред.), на основании которого мы приступили к утверждению нового генплана.

Только спустя 2 года

— Как вы прокомментируете тот факт, что специалисты департамента лесного хозяйства неоднократно высылали протоколы и уведомления о статусе земель?

— Сведения от Департамента начали поступать в 2014 -2015 годах, когда совместили две карты: увидели наложение и все выяснилось (Федеральное агентство лесного хозяйства Российской Федерации представило отрицательное заключение на данный проект, изложенное в письме от 22.05.2013 № ИК-11-42/4901 — ред.).

 Фото Марии Хлыновой

Фото Марии Хлыновой

— А действия первоуральской прокуратуры, которая выдвигала против администрации иск, вас не смутили? Ясно же, что неспроста у правоохранительных органов появились претензии…

— Первый суд был в 2013 году, но тогда было вынесено диаметрально-противоположное решение: на основании определения суда, в удовлетворении иска прокуратуре и Департаменту просто отказали. Ситуация утихла на год-два, но потом опять всплыла.

— Почему администрация не прекратила продавать участки, когда узнала об обременении земель?

— Продавались участки исключительно из-за того, что генеральный план, который был всеми утвержден и согласован, в котором было указано, что данный участок — земли населенных пунктов, действовал. В рамках действующего генплана юристы, которые готовили бумаги для аукциона, не увидели каких—либо противоречий. Поэтому процедуры по выставлению на торги и продаже продолжались.

Департаменту лесного хозяйства нужно думать в другом направлении

— Для перевода лесов из защитных в эксплуатационные, которые можно будет оформить под ИЖС, необходимо работать с теми участками, которые не стоят на кадастровом учете. Администрация будет снимать жителей с кадастра?

— Действительно, было такое предложение от департамента лесного хозяйства. Но объясню абсурдность ситуации — одно дело убрать право юридически, другое — физически. На первом этапе департамент этого не осознавал, но уже на второй, третьей встрече к ним пришло понимание: когда они выедут на место и нужно будет готовить таксационное описание исключаемых участков, по факту там будут не деревья, а дома стоять. Что специалисты укажут в бумагах? Либо должны будут сделать фальсифицированный документ, либо написать, как есть. Это противоречие похоронило идею уже на стадии обсуждения.

Возвращаясь к совещанию, которое проводил Денис Владимирович Паслер на этой неделе (9 августа — ред.), данная проблема еще раз обсуждалось, и в очередной раз было поставлено на вид департаменту леса, что это неработоспособная идея, и чтобы нужно начинать думать в другом направлении. Для этого им дан срок до следующей недели, когда пройдет повторное собрание.

Константин Гартман Фото Анны Неволиной

Константин Гартман
Фото Анны Неволиной

— Я правильно понимаю, что в отношении людей сейчас никакие меры предприниматься не будут?

— Должна выстроиться правильная стратегия по выходу из этой ситуации. Мы для себя дальнейшие шаги определили, но далее идут этапы, который обязан делать департамент леса, а от этого ведомства я пока не вижу четкого плана действий. Департаменту дан срок на определение поэтапного плана, как только будет готов их проект, мы составим общий график и будем двигаться по намеченной программе.

— Какие шаги планируются со стороны администрации?

— На сегодняшний день прошло заседание суда. По итогу, администрация изыскала средства, которые удалось сэкономить по другим статьям. Благодаря передвижке этих денег, мы можем провести конкурс на внесение изменений в генеральный план поселка Билимбай, в том числе.

Сейчас администрация проводит мероприятия по заключению муниципального контракта на разработку проекта внесения изменений в генплан. Когда мы получим готовый проект, направим его на согласование в областное правительство. Затем мы должны получить заключение правительства и отправить документы в департамент лесного хозяйства для проведения процедуры изменения категории земель спорных участков именно на «земли населенных пунктов». Данные изменения должны быть зафиксированы актами федерального правительства.
В любом случае, это вопрос ведомств областного и федерального уровня, и его решение может занять длительное время.

Собственники и арендаторы находятся в юридической безопасности

— Юрист порекомендовал тем арендаторам, кто не получил разрешение на строительство в предусмотренном законом порядке, обратиться в суд за предоставлением документа. Реально ли получить разрешение через судебные разбирательства?

— Есть на сегодняшний момент и вариант регистрации по дачной амнистии. Если арендатор пойдет по пути получения разрешения через суд, шансы на выигрыш дела у него есть. Главное понимать паритет сторон: для нас будет понятная схема в случае решения суда. Есть решение — мы его исполним.

— Находятся ли сейчас собственники и арендаторы в юридической безопасности?

— Я считаю, да. Все их действия зарегистрированы, есть юридический факт владения землей, в отдельных случаях, и строениями на этой земле. Наличие документов гарантирует, что просто так снести дома не могут. Любые действия с собственностью могут быть осуществлены только по решению суда с компенсацией физического и морального труда.

Комментарии 11

Внимание! Комментарии на сайте не премодерируются. Правила