4 371

В Первоуральске новорожденная девочка впала в кому. Сейчас ее спасают московские врачи

Фото из архива редакции

Фото из архива редакции

В первоуральской больнице родителям сказали, что это — «мелочи жизни».

Рождение ребенка — всегда чудо, особенно, если малышу посчастливилось появиться на свет здоровым. Аня Вознюк родилась в положенный срок — без отклонений и патологий. Три дня в роддоме, потом — возвращение с мамой домой к счастливому отцу. Неделя — и малышка попадает в больницу с обыкновенной желтухой. А через две недели — в реанимацию. Еще через несколько дней впадает в кому. Что произошло — в материале «Городских вестей».

 

Это нормально

9 июля Аня Вознюк родилась в первоуральском роддоме — должна была в институте ОММ Екатеринбурга, но там показаний, чтобы принимать роды не по месту жительства, не обнаружили.

— Через три дня дочь и супругу выписали домой, — рассказывает отец малышки Иван Вознюк. — На четвертый день появилась желтушка, но совсем не сильная — терапевт, которая приходила на дом, ничего страшного не обнаружила, сказала, что обычное явление, волноваться не стоит.

Иван Вознюк Фото Анны Неволиной

Иван Вознюк Фото Анны Неволиной

Но волноваться, как оказалось, все-таки стоило, потому что желтуха с каждым днем становилась все сильнее — за неделю, которую семья Вознюк провела дома, девочка стала ярко-выраженного желтого цвета, пожелтели даже белки глаз.

— Терапевт приходила, но успокаивала, говорила, что все в норме. Только через семь дней нас отправили в больницу, в стационар, — продолжает Иван. — Мы поступили на Гагарина, 38а, в детскую многопрофильную больницу. Дочку положили под лампы, чтобы билирубин пришел в норму. Спустя пару дней у ребенка начала подниматься температура — 37,5-37,8. Супруга сообщила об этом врачам. Но медики сказали, что ребенок греется под лампой, повышение температуры — это нормально.

Когда у Ани на теле появилась сыпь, врачи дали малышке «Супрастин».

— На спине у дочери появился водянистый волдырик, но врачи и тут сказали, что все это нормально, ничего страшного, мелочи жизни, — говорит Иван. — Температура так и продолжала расти.

 

Готовьтесь к худшему

Практически неделю Аня пролежала в стационаре.

— В одно утро я позвонил супруге, узнать, как дела. Она рассказала, что ночью у Анечки были судороги, она задыхалась. Сообщили врачу, но медик ответила, что это — невралгия, ничего страшного, такое у младенцев бывает часто. По словам супруги, когда врач пришла на осмотр и увидела реальную картину — что у ребенка левая сторона уже начала неметь от судорог — было принято решение срочно перевести Анечку в реанимацию.

Когда Иван пришел в реанимацию, врачи сказали сразу: «Готовьтесь к самому худшему, лучше вашей дочери уже не будет». Ребенок еще был в сознании. Родителям озвучили предварительный диагноз — менингококковый энцефалит.

— Нам сказали молиться, везти батюшку и крестить ребенка, — говорит Иван. — Мы в этот же день так и сделали. Была пятница. В субботу пришли навестить дочь в 12 часов дня. Анечка была в сознании, но кушала уже через катетер, к ней было подключено большое количество датчиков. В пятницу у Ани взяли анализы, они были готовы только в среду. Причем, делали их не в больнице, а в какой-то частной клинике по договору. Реаниматолог сказал, что состояние стабильно тяжелое.

Вечером в субботу родители решили вновь позвонить в реанимацию, справиться о состоянии малышки. Там их поставили перед фактом — Аню Вознюк переводят в реанимацию ОДКБ №1 Екатеринбурга.

— Нам даже никто не позвонил, чтобы предупредить, что дочь увозят в Екатеринбург, — продолжает Иван. — Думаю, если бы мы сами не позвонили, то так и не узнали бы до следующего дня.

 

В сознание не приходила

Так маленькая первоуралочка Аня Вознюк оказалась в реанимации екатеринбургской клиники.

— На следующий день мы встретились с лечащим врачом, он нам объяснил ситуацию, что дочка поступила в тяжелом предкомовом состоянии. Практически неделю мы ребенка в сознании не наблюдали. Приезжали каждый день, но Аня в сознание не приходила — была на препаратах, аппарате ИВЛ. Врачи сказали, что ребенка привезли в очень плохом состоянии, они делали все, что могли, но сразу сказали, что ситуация печальная — возможно, такое состояние будет всю жизнь, никто ничего гарантировать не может.

 Фото Анны Неволиной

Фото Анны Неволиной

Но постепенно малышка начала приходить в сознание, реагировать на действия врачей.

— Нам подтвердили диагноз, — говорит Иван. — Еще в Первоуральске всю вину возложили на маму — сказали, что инфекция внутриутробная, передалась от матери ребенку. Конечно, беременность протекала не самым лучшим образом — у супруги был повышенный сахар, мы наблюдались в ОММ. Но супруга за время беременности сдавала все анализы, они были отрицательными. Аня — второй ребенок, первый — абсолютно здоров. Когда Аня родилась, у нее не было обнаружено никаких инфекции, да и домой ее выписали совершенно здоровую.

Когда екатеринбургские врачи вывели Аню из комы, и реанимация ребенку уже не понадобилась, было принято решение переводить девочку в Москву.

— Когда сделали все анализы, нам сказали, что очень сильно поражен головной мозг, — говорит Иван Вознюк. — Мы решили ехать в Москву. Перевезли туда дочку своими силами — нам очень помог генеральный директор компании, где я работаю — профинансировал поездку. Нам поступило много отказов, единственная клиника, которая согласилась нас принять — Морозовская. Сейчас Анечка там.

 

Хоть слабо, но видит

Весь перелет ребенка контролировал врач из Екатеринбурга — сам изъявил желание лететь, чтобы наблюдать за состоянием ребенка.

— На сегодняшний день Анечка с мамой продолжают лечение в Морозовской клинике, — рассказывает Иван. — Когда мы приехали в Москву, врачи были несколько шокированы — после перелета состояние Анюты не ухудшилось, как это обычно бывает — сказали, что реаниматологи из Екатеринбурга проделали колоссальную работу, буквально вернули дочку с того света. Сейчас Аню наблюдают как «здорового» ребенка, она начала сама кушать — из соски. До этого кормление было только через зонд. Положительная динамика есть, но врачи никаких прогнозов не делают — ребенок слишком маленький, какие последствия будут после перенесенной инфекции — а они обязательно будут — пока непонятно. Врач-окулист сказал, что у малышки атрофировано зрение, но лечащий врач с диагнозом не согласился: ребенок наблюдает за врачами, за мамой, за мной. Фиксации зрения, конечно, нет, но она нас видит. Хоть слабо, но видит.

Стала активна

Игорь Великанов, заведующий отделением патологии новорожденных и недоношенных детей ОДКБ №1 Свердловской области:

— На фоне проведенной терапии девочка вышла из комы. Она стала довольно-таки активна. Стала проявлять рефлексы новорожденного, какие необходимы для этого возраста. Начала усваивать кормление.

Сколько маленькая первоуралочка пробудет в Москве, пока неизвестно. Девочка находится под неусыпным контролем профессионалов.

— Я бесконечно благодарен за помощь екатеринбургским и московским врачам, но к нашим, первоуральским, у меня большие претензии, — говорит Иван. — Я забрал из нашей больницы всю историю болезни, не знаю, насколько она правдива — но это другой вопрос. И в Екатеринбурге, и в Москве мне сказали, что болезнь была сильно запущена, если бы в Первоуральске на нас обратили внимание на два-три дня пораньше, результат был бы совсем другой. Процесс не был бы так запущен.

— В отделении реанимации интенсивной терапии ребенок находился двое суток. После чего был переведен в областную детскую больницу, — сообщила телеканалу «Интерра ТВ» заведующая отделением патологии новорожденных и недоношенных детей ДГБ Первоуральска Дарья Козионова. — За время пребывания в отделении реанимации ребенок был поставлен на мониторинг в РКЦН областной детской больницы. Причиной перевода послужила тяжесть состояния новорожденной.

Сейчас семья Вознюк будет продолжать лечение — чего бы им это не стоило. Но лечение — платное. Поэтому, если вы хотите помочь маленькой Ане поскорее выздороветь, мы публикуем счет Ивана Вознюка в Сбербанке: 4276 1600 1399 2822, Вознюк Иван Викторович.

Комментарии 6

Внимание! Комментарии на сайте не премодерируются. Правила