544

Первоуральский хореограф Александра Токарева: «Если есть желание трудиться и цель, человек может достигнуть всего»

Фото Анны Неволиной

Фото Анны Неволиной

Александра признается: хореография стала профессией во многом потому, что детство прошла в танцклассах. Ее мама, Ольга Токарева, основала театр танца «Авиатор» и руководила им долгие годы. Самые первые воспоминания так или иначе связаны с балетом и прекрасной музыкой. Здесь стоит отдать должное маме: как настоящий педагог, она не воспитывала из дочери вундеркинда, не ставила к танцевальному станку  до тех пор, пока у Александры не возникло желание танцевать. Появившись однажды, любовь к хореографии увлекла ее на всю оставшуюся жизнь. Сейчас Александра Токарева сама возглавляет «Авиатор».

 

О детстве

Самые яркие воспоминания детства — поездки и участия в международных конкурсах, отдых и путешествия в другие страны с родителями.

Больше чем танцы меня, наверное, увлекали только цирковые представления. До 14 лет точно я мечтала заниматься воздушной гимнастикой – меня потрясала возможность летать, пусть даже под куполом. Ну и, конечно же, восхищало то, что воздушная гимнастика всегда связана с риском.

 Фото Анны Неволиной

Фото Анны Неволиной

Свой первый танец на сцене я не помню. Зато хорошо помню свои сольные номера. Самым первым (и самым любимым) стал «Умирающий лебедь» на музыку Камиля Сен-Санса. Мне было 11 лет, я танцевала на пуантах, в балетной пачке – как взрослая танцовщица. До сих пор помню эти ощущения счастья до слез, захватывающее от музыки дыхание.

 

 

О самоопределении

До 20 лет любимым танцевальным направлением была классика. Теперь люблю степ, контемп, джаз, модерн, хип-хоп, стилизованные народные танцы, эстрадные, бальные танцы.

 Фото Анны Неволиной

Фото Анны Неволиной

Меня пытались заставить получить профессию программиста. Папа хотел, чтобы у меня была техническая специальность — и спорить с ним было бесполезно. Сказал, что одного хореографа в семье будет достаточно. Сам выбрал университет (УрФУ) и специальность (прикладная информатика в экономике). Я поступила и даже очень прилично окончила первый курс. Но понимала, что программирование — это не мое. Решила действовать самостоятельно: нашла филиал Челябинской Государственной академии культуры и искусств, через полгода втайне от родителей поступила.

Папа долго не мог смириться с тем, что я все-таки стану хореографом. Несколько недель не разговаривал со мной. Но мама убедила его, сказала: «Это ее жизнь, не надо так сильно вмешиваться». В итоге я пошла на компромисс: УрФУ не бросила (правда, перевелась, на специальность «Менеджмент») и продолжала учиться в Челябинской академии.

 Фото Анны Неволиной

Фото Анны Неволиной

В академии учиться было очень сложно. В первую очередь, из-за серьезной разницы в возрасте: специальность «Хореография» получали, как правило, те, которые уже окончил Колледж искусств, возглавлял коллективы. Всем моим сокурсникам было по 25- 35 лет, а мне — 19. В качестве экзаменационного задания, например, приходилось ставить танцевальный номер для всех тридцати студентов из группы. Конечно, для них я была салагой, меня не слушались – и иногда это приводило в отчаяние.

 Фото Анны Неволиной

Фото Анны Неволиной

Мама больше всех повлияла на мое творческое развитие. В первую очередь она объяснила мне главное: чтобы тот или иной номер увлек зрителя, нужно делать ставку на эмоции танцоров.  И это был ее главный урок для меня как для хореографа-постановщика: танец — не просто набор технических элементов, это в первую очередь, некий  язык, который повествует о состоянии души. Ну и, конечно же, мама  рассказала мне, как научить детей стать частью происходящего на сцене — «включать» у маленьких танцоров эти эмоции и передавать их зрителям.

Мама передала мне очень большой багаж знаний. Не объяснить, до какой степени она вкладывала душу в мое обучение хореографии. И когда я уже самостоятельно ставила танцевальные номера, ее советы были для меня бесценными.

 

О работе

Работа для меня всегда важнее всего: важнее хобби, личной жизни, учебы и всего остального.

 Фото Анны Неволиной

Фото Анны Неволиной

Как хореографу мне интересно заниматься теми танцевальными направлениями, которые представлены не слишком широко.

На сцене сейчас не выступаю — просто не вижу себя в качестве танцора.  Больше нравятся организационные, постановочные, режиссерские моменты —  писать сценарии и заниматься постановкой танцевальных спектаклей.

Когда вся организация спектакля на тебе, сложно выступать. Удовольствия не получишь ни от того, ни от другого.

 Фото Анны Неволиной

Фото Анны Неволиной

Я горжусь своими учениками. Даже не потому, что они много умеют делать и побеждают на конкурсах, а потому что они хорошие люди: настоящие, искренние и интеллигентные.

У нас в коллективе все основано на дружбе. Всегда так было.

Мечтаю сделать коллектив сильнее и лучше. Чтобы было много новых постановок, свое огромное помещение. Хочу, чтобы дети выступали не только на уровне Первоуральска и Екатеринбурга, но и выезжали на гастроли.

Когда дети приходят на занятия первый раз, сразу видно, возможен в  будущем результат или нет. Бывают дети, которые уже в 4 года очень талантливы  — есть и чувство позы, и растяжка. Но для меня важнее всего трудолюбие.  Если есть желание трудиться и цель, человек может достигнуть всего.

Если ученик старается, но у него не получается, у меня хватает терпения объяснить много раз, помочь, поддержать. Но если ученики балуются и ленятся, я становлюсь очень строгой.

 Фото Анны Неволиной

Фото Анны Неволиной

На конкурсах настроение перед выступлением у детей всегда должно быть хорошим.  Я стараюсь никогда не ругаться и не ворчать — даже если кто-то забыл элемент костюма, тапочки, еще что-нибудь. Моя задача — найти выход из ситуации, разбор полетов всегда можно отложить на потом.

Если кто-то ошибся в танце во время выступления, я все равно увижу, даже если я стою за кулисами в последнем ряду. Или услышу. И дети прекрасно знают об этом.

 

О себе

Сложно определить, интроверт я или экстраверт: все зависит от ситуации. На работе я экстраверт — потому что в работе с детьми важно быть открытым, общительным человеком. Но в обычной жизни я человек довольно закрытый, скромный и молчаливый. И большинство эмоций, как правило, держу в себе. Близкие иногда переживают, когда у меня появляется вдохновение — я полностью ухожу в себя. Могу день-два вообще ни с кем не разговаривать, писать сценарий, подбирать музыку к спектаклям.

Я очень люблю детей.

 Фото Анны Неволиной

Фото Анны Неволиной

Мне кажется, что все люди склонны к самокопанию. Нет? В момент самокопания происходит работа над своими ошибками.

Что думают обо мне, как о человеке, мне все равно. Но если негатив касается коллектива, я это переживаю довольно болезненно.

Я не считаю себя идеальной женщиной. Идеальная, наверное, та, которая детей воспитывает, хорошая хозяйка. Я – совершенно другой человек.

 Фото Анны Неволиной

Фото Анны Неволиной

В плане душевного состояния я ощущаю себя взрослой, потому что много пришлось испытать и справиться со многими сложностями.

Очень люблю путешествовать. Мне нравится ездить в другие страны. Причем не для того, чтобы только лежать у моря, есть, снова лежать, потом опять есть. Если я куда-то выбираюсь, в другой город или в другую страну, то буду все время ездить на экскурсии, заниматься экстремальными видами спорта и знакомиться с окрестностями.

 Фото Анны Неволиной

Фото Анны Неволиной

Не люблю обсуждать людей и сплетничать.

Важно не распыляться. До определенного возраста надо выбрать профессию, которая нравится, потом углубленно заниматься ей. Если год заниматься одним, год другим, сложно добиться результатов.

Если у меня что-то не получается, у меня начинается просто необыкновенный азарт — цель становится тем, чего нужно добиться любой ценой. Эта черта характера мне очень помогает иногда.  Кажется, это называется целеустремленность?

 

 

 

 

Комментарии 0

Внимание! Комментарии на сайте не премодерируются. Правила