429

Министерства далеко, а безобразия — рядом

Александр Цедилкин  Фото Екатерины Каладжиди

Александр Цедилкин Фото Екатерины Каладжиди

Ровно 100 дней прошло с момента назначения на должность директора первоуральского экофонда Александра Цедилкина. Тогда, в конце июля, многие отнеслись к этому кадровому решению с изрядной долей скептицизма, мол, что может врач понимать в вопросах защиты окружающей среды. Хотя сам Александр Федорович был настроен оптимистично, говоря, что вопросы здоровья и экологии очень даже близки, а потому вполне ему понятны.

Мы встретились с Александром Цедилкиным в редакции «Городских вестей» и поговорили о том, что за три месяца новоиспеченному директору Экофонда удалось решить, а над чем еще нужно поработать.

 

Замкнутый круг

— Александр Федорович, ну, сейчас встретиться с вами крайне сложно — как вам не позвонишь, вы все в рейде…

— Так мы всерьез взялись за несанкционированные свалки, вот и приходится в основном работать на свежем воздухе.

— Несанкционированные свалки — это главная проблема экологии Первоуральска, раз вы взялись за нее первой?

— Проблем с экологией в Первоуральске очень много. Но несанкционированные свалки выделяю, как одну из основных.

Несанкционированные свалки невозможно толком проконтролировать, составить их полный реестр. Уже сейчас мы знаем о существовании более 100 таких объектов, но жители нам звонят каждый день и сообщают о новых. У меня впечатление складывается, что наш город просто тонет в этом мусоре.

 Фото Анны Неволиной

Фото Анны Неволиной

Одной администрации решить эту проблему не под силу. Чтобы сейчас убрать накопившиеся тонны мусора, нужен не один десяток миллионов рублей. В прошлом году мы вывезли 10000 кубов такого мусора. В этом году только за лето с таких вот залежей вывезли уже 5000 кубов. Что характерно, как только мы убрали свалку, на этом месте буквально сразу же возникает новая.

— Я так понимаю, новые правила благоустройства, которые депутаты утвердили на последнем заседании думы, призваны решить проблему с таким мусором рядом с гаражами и коллективными садами.

— Территория, за которую отвечали гаражные кооперативы и сады, была 25 метров. Сейчас будет 100 метров. У нас 188 садов, из них только 67 заключили договоры на вывоз мусора. Из них 12 заключили договор только для проформы — на самом деле мусор оттуда не вывозится. Остальные вообще игнорируют этот момент.

Когда мы начали проводить анализ коллективных садов и гаражных кооперативов, увидели, что вот, идет дорога, никаких частных домов там нет, смотрим, через 30-­40 метров появляется куча мусора. Многие нам заявляют, мол, мы во­зим домой. Ну, кто возит домой мусор, чего смешить­то… В основном, знаете ведь, как это происходит: складывают мусор в машину и по дороге просто выбрасывают его на обочину. Только стоит бросить два пакета, начнет автоматически расти несанкционированная свалка. И эти же люди потом звонят в администрацию или нам с требованием: «Уберите!» Какой­-то замкнутый круг.

Вот этим летом убрали несанкционированную свалку в Шайтанке. Прошла неделя, жители снова звонят и сообщают, что приезжал какой-то самосвал и просто вывалил на это же место целый кузов строительного мусора.

 Фото Анны Неволиной

Фото Анны Неволиной

— А стройки города каким­то образом можно проверить на предмет заключения договоров с лицензированными перевозчиками мусора?

— Строек у нас очень много. Сейчас Артур Салаватович [Гузаиров] (замглавы по ЖКХ — ред.) дал задание проехать, проконтролировать объекты капремонта. Это 67 домов. Из них только от 27 домов вывезен мусор, у остальных — как лежал, так и лежит.

В городе сейчас три лицензированных перевозчика мусора. Их работа понятна, прозрачна и поддается контролю. Подрядчики должны заключить договоры с ними, потому что они гарантированно повезут мусор на полигон. Но они заключают договоры на вывоз мусора с частниками, потому что так дешевле. Вот, например, мы приехали на Динас. Смотрим, там самосвалы грузятся мусором. Подъезжаем, спрашиваем: «Вы с ПЖКУ «Динас»?» — «Нет, мы частники.» — «Подождите, а куда вы повезете мусор?» — «На полигон в Шайтанку» — «Он закрыт» — «Ну, найдем, куда бросить…» В итоге они никуда не поехали. Но мне жители микрорайона сообщили, что вывозят эти частники мусор в лес.

 

Что случилось на Магнитке

— Неделю назад было громкое дело с несанкционированной свалкой на Магнитке. Расскажите подробности.

— Нам позвонила местная жительница, которая обратила внимание, что самосвалы возят мусор в сторону Чусовой. Выехали на место — там было столько отходов от пиломатериалов, а еще старая бытовая техника, радиаторы, разбитые двери, обрывки полиэтилена, худые мешки с мраморной крошкой. Большая часть отходов была сброшена в пойму реки. Это значит, что каждый раз, как Чусовая будет разливаться, вода будет заливать мусор, все это будет гнить и отравлять реку.

Мы установили виновника, составили акт, и сейчас руководителю этой строительной фирмы грозит штраф от 100 тысяч до 1 миллиона рублей.

 Фото Анны Неволиной

Фото Анны Неволиной

Но этим история не закончилась. Мы выдали руководству фирмы предписание — свалку ликвидировать. Кому­-то «умному» пришло в голову: а давайте подожжем. И ведь подожгли! Начался просто шквал звонков с Магнитки — невозможно дышать.

Мы подъезжаем, все горит, дымит. Еще выясняется, что они этот мусор чем­-то облили и потушить быстро не получится. Еле справились.

 

Не дают дышать малые предприятия

— Вы начали тему о «невозможно дышать». Мы часто слышим подобные жалобы от первоуральцев, да и сами здесь живем и чувствуем, что воздух далек от идеального. Вы можете сейчас уверенно сказать: кто виноват в том, что горожане время от времени задыхаются?

— Люди часто ругают промышленные предприятия, мол, это из­-за них дышать невозможно. А я хочу заступиться: на каждом крупном предприятии есть экологическая служба. Они выделяют дополнительные средства на природоохранные мероприятия, они знают, что за ними смот­рят все. Но вот средний и малый бизнес, на который у нас возлагается надежда… Некоторые из них действительно понимают, что загрязнять окружающую среду нельзя. Другие, наоборот, больше наносят урон экологии нашего города, чем приносят пользы. Не знают ни законов, ни правил благоустройства.

Вот недавно Шайтанка жаловалась. Оказывает, шел отжиг труб на местном частном предприятии. Там даже деревья черные стоят. Сейчас мы договорились с независимой лабораторией Екатеринбурга, провели замеры в санитарно­-защитной зоне. Если будет выявлено превышение по выбросам, будем предъявлять претензии этому бизнесмену. Разрешение на этот вид деятельности у него есть. Но если бы он соблюдал технологию, такого запаха в Шайтанке бы не было.

 Фото Анны Неволиной

Фото Анны Неволиной

Часто жалуются жители Талицы на запах нафталина, который идет с «Полиплас­та». Мы обращались в Роспотребнадзор по этому поводу, но ведомство уверяет, что у него нет методик определения нафталина. С крупными предприятиями в данном случае проще — если мы просим дать данные, они их моментально дают.

— Вы сказали, что со всеми крупными предприятиями Первоуральска вы нормально контактируете. А с СУМЗом?

— У нас с СУМЗом соглашение. В ближайшее время будет проводиться совещание по Первоуральско­-Ревдинскому пром­узлу. Но вообще­-то СУМЗ выполняет пункты соглашения.

А еще часто люди жалуются, что нечем дышать, когда горит свалка. Но она подлежит рекультивации.

— Экопосты продолжают непрерывно мониторить ситуацию в городе?

— У нас шесть экопостов мониторинга. На один, правда, который на стадионе стоял, во время летнего урагана мачта освещения упала. Так что — минус один. Но экосистема в городе налажена.

 

О мусорном полигоне и шуме

— Есть ли какие-­то новости о мусорном полигоне?

— Площадка готовится. В ближайшее время выйдет новый закон о региональном операторе, который будет заниматься мусорными проблемами. Оператор по Свердловской области будет работать с тремя подоператорами — в Нижнем Тагиле, Екатеринбурге и Первоуральске. Сейчас готовится конкурсная документация. Регоператор будет выбираться по конкурсу на десять лет. За вывоз всего мусора полностью будет отвечать он. Население будет платить за это. Единственное, меня волнует сейчас то, чтобы не получилось, как с фондом капремонтов. Деньги будут собирать регионалы, а ответственность будет возложена на муниципалитет. Вот это несколько пугает. Но надеемся на хорошее.

— Сколько в городе существует экофонд, столько ведутся разговоры о необходимости биотермической ямы для захоронения биологических отходов.

— Да, разговоры ведутся уже давно. И мы ее обязательно сделаем.

— К нам в редакцию на днях звонил общественник Владимир Терехов, рассказал, что жители Талицы намерены добиваться установки шумовых экранов через суд.

— У нас есть улицы, где нагрузка гораздо более существенная, нежели в Талице. Сейчас есть необходимость проведения обследования по шумовой нагрузке, для того, чтобы в дальнейшем влиять на градостроительный план: где посадить деревья, где разбить скверы, где ограничить движение автотранспорта.

 Фото Анны Неволиной

Фото Анны Неволиной

— За последнюю неделю у нас было два звонка в редакцию — люди сообщали, что «Водоканал» сбрасывает в Чусовую что-то невероятно страшное. Мы выезжали на место, сброс не зафиксировали. Но это не значит, что там все в порядке и можно успокоиться. Может, вам тоже поступали такие сигналы?

— Если там было, предположим, просто что-то темного цвета — не исключено, что это грязь. Сейчас осень, дождей было много. Конечно, нужно проводить экспертизу, прежде чем делать выводы. Мне сигналы не поступали, но я возьму данный вопрос на контроль.

 

Дайте полномочия муниципалам

— Вернемся к несанкционированным свалкам — какое вы видите решение этой проблемы?

— Работать сообща. У нас есть неравнодушные горожане, которые переживают за город, за экологию. Они пишут нам письма, звонят, рассказывают о нарушениях, выходят с предложениями, что можно сделать для улучшения ситуации. Я считаю, это та общественность, которая готова участвовать в деле сохранения экологии. Нужно работать вместе с ней. И привлекать журналистов — без вас ничего не получится. В дальнейшем мы будем показывать и писать о тех, кто нарушает законы, вредит нашей природе.

Мы должны работать на профилактику. А то сейчас звонят председатели уличных комитетов из частного сектора: «Вот там кучу уберите!» Да знаем мы все кучи. Но у нас столько денег в бюджете нет, чтобы их все убрать. Нам надо сделать так, чтобы этих куч не было.

Администрация прилагает все силы для того, чтобы сделать город комфортным. У нас появились новые скверы, аллеи с лавочками, цветами. Посадили кустарники — они непременно разрастутся. И это профилактика — они пылесборники и защита от шума.

Отремонтировали дороги — хорошо. Если на дорогах ямы — это дополнительные шум и пыль. Сейчас все меняется.

— Вы уже освоились на новом месте?

— Коллектив у нас хороший, работоспособный, творческий. Работа идет постоянно. Экофонд участвует в совместных рейдах с помощником прокурора Первоуральска Александром Мягковым. Первоуральцы от нас, конечно, ждут быстрых решений. Были бы у нас полномочия, как у федералов, было бы все быстрей. Но мы не всегда можем реагировать мгновенно. А нарушения есть такие, которые наносят непоправимый вред окружающей среде. Вместо того, чтобы действовать, мы должны сначала извещать природоохранную прокуратуру и Роспотребнадзор. Я считаю, что муниципалитетам надо давать больше полномочий. Министерства далеко. А все безобразия происходят тут, рядом.

 

Комментарии 4

Внимание! Комментарии на сайте не премодерируются. Правила