663

Первоуральск экологический

Владимир Плюснин Фото Анны Неволиной

Президент России Владимир Путин подписал указ, согласно которому 2017 год объявлен Годом экологии. Однако первоуральская экология для многих — понятие непонятное. Множество заводов, комбинатов, других промышленных производств дает о себе знать — черный снег, зеленые лужи. Достаточно вспомнить недавний случай, когда микрорайон Магнитка был залит яркими подземными водами, вышедшими наружу в связи с аварией на «Русском хроме».

Какова реальная экологическая ситуация?  Чем мы дышим? Какие предприятия опасны для первоуральцев? Можно ли пить воду из родников города?

На эти и другие темы мы поговорили с Владимиром Плюсниным, заместителем председателя свердловского областного отделения Всероссийского общества охраны природы, экспертом по старопромышленным территориям. Приводим самые интересные моменты нашей беседы.

 

О хорошем

— В 2010 году благодаря усилиям именно Первоуральска, в том числе, при активной поддержке жителей и общественных организаций было принято решение правительства Свердловской облас­ти об улучшении экологической обстановки на первоуральско­-ревдинском промузле. На сегодняшний момент мы с робкой надеждой можем говорить о некоем улучшении ситуации.

СУМЗ вышел на нормативы предельно­-допустимых выбросов, снизив их объемы с 20000 до 5000 тонн. Это очень большая по­движка.

Если сравнительно недавно мы фиксировали превышение по отдельным веществам: фтористый водород, диоксид серы в 5-­7 и даже в 10 раз, то теперь даже превышение на 5­7% выше предельно ­допустимой концентрации рассматривается как ЧП, и это правильно.

СУМЗ — молодец: сделал станцию нейтрализации и очистки дебалансовых вод. Теперь все стоки и вся грязь, которые копились на территории промышленной площадки, раньше поступали в ручей Караульный и в Чусовую, очищаются — это огромный шаг вперед, что внушает определенные надежды.

 

О роли граждан в решении экологических вопросов

— С 2007 года на уровне общественной палаты России ведется обсуждение того, что нужно расширять участие граждан в решении экологических проблем. Более того, в недавнем своем послании президент Путин особо подчеркнул, что гражданское общество просто обязано принимать участие в решении экологических вопросов.

Сейчас никакого решения никакое гражданское общество не принимает. Все происходит, примерно, вот так: «Нас проинформировали — ну, спасибо».

Общество, конечно, не готово, но оно и никогда не будет готово. В основном, обывательская масса всегда составляет большинство. И она просыпается только тогда, когда уже факт случился, и негативные последствия все­-таки начинают литься как из рога изобилия. И тогда уже все оживают, начинают шашкой махать и все такое прочее.

Фото Анны Неволиной

Фото Анны Неволиной

Но есть прецеденты, и их довольно много, когда инициативная группа граждан отстаивает свои права — и достаточно успешно. Например, соседний Дегтярск.

Сколько человек нужно, чтобы отстоять право на экологию? Чем больше, тем лучше. Конечно, трудно назвать точное число. Иногда достаточно и одного человека, чтобы сдвинуть проблему с мертвой точки. Иногда недостаточно и 100 000.

Следующий, 2017 год — Год экологии, и президент в своем послании это подчеркнул. Уделять нужно внимание экологической ситуации в стране, гражданскому обществу участвовать в решении тех или иных вопросов. Но рычаги­-то у нас какие?

 

О новых проектах: расширение «Полипласта», эко­кластер на Чусовой

Что касается «Полипласта»: на предприятии недавно произошла очень странная история — насколько я знаю, там отсутствовала необходимая документация, связанная с ведением паспортов пылегазоочистных систем. Это картина, характерная для кризисных годов. Сразу понятен уровень менеджмента, уровень управления. Начинают экономить на подобного рода мелочах, но опять­-таки возникает вопрос. «Полипласт» собирается строить свое производство, расширяться, уже слушания прошли. А уровень доверия-­то к ним какой после всего этого хозяйства?

Еще один новый проект — эко­кластер на Чусовой. Если брать отчет главы городского округа по экологии за прошлый год, там был такой проект — обустроить реку Чусовую силами предпринимателей, сделать там туристичес­кий кластер — ну, ради Бога.

Это модно, туризм, и все такое, «Долой Турцию, даешь свои красоты!». Все замечательно, но не решив проблему загрязнения Чусовой в Ревде, Первоуральске и Полевском, вы о какой там красоте говорите­-то?

Если у вас в любой момент может что-­нибудь произойти: либо снег зеленый, либо выбросы. А как быть с доступом к береговой зоне? А как у нас с вопросом бесплатного отдыха, если вы определенные живописные места отведете под рекреационную деятельность? Коммерциализация этого дела у нас семимильными шагами надвигается, даже если судить по нашему парку культуры и отдыха. Все меньше культуры, все меньше отдыха, все больше коммерции.

Это все — очень серьезные вопросы, которые тоже требуют обсуждения и участия общественного мнения.

 

Актуальные экологические проблемы

— Те проблемы, которые у нас три века копились, они и остаются. В последнее время особенно актуальна проблема локальных загрязнений. У нас есть крупные промышленные предприятия, которые будут пинать еще лет 500, даже если у них вместо выбросов будут сплошные розы и клумбы на месте труб, так уж наше с вами мышление устроено. Но у нас есть предприятия, которые оказывают очень серьезное влияние на какую­-то небольшую территорию с жильем. Например, в районе Сухореченского карьера стояло предприятие по отжигу промышленных труб — воняло так, что пол­овина Билимбая задыхалась. В 2013 году этот вопрос уже дошел до администрации губернатора.

Фото Анны Неволиной

Фото Анны Неволиной

Аналогичное предприятие было в Шайтанке. Оно не влияет глобально на весь город и Свердловскую область, но для жителей, которые проживают рядом, это, конечно, локальная экологическая катастрофа.

По тому же Хромпику из года в год одно и то же. Там тоже интересный подход: их бьют, они морщатся. В остальное время ведут себя достаточно спокойно.

 

О взаимодействии Ревды и Первоуральска

— Попытка разделить экологию двух городов по некоторой административной границе — путь в никуда. Нужно работать сообща, и опыт решения совместных задач у нас есть. Мне очень нравилось, когда за счет Ревды, в первую очередь — СУМЗа, решались вопросы по озеленению Первоуральска. К великому моему сожалению, новая администрация этот опыт погубила.

Хочу отметить, что и в парке городском изменения меня совсем не устраивают — стоило вырубать весь этот подрост, чтобы зимой там все просвистывало насквозь. Это, между прочим, важнейший наш рекреационный узел, который защищает город от ветров ревдинского направления.

 

О ПНТЗ

— По ЭСПК полной информацией сейчас не обладаю. Работа по нему ведется, у меня огромное количество запросов в областные и федеральные органы на предмет уяснения того, что там на самом деле происходит.

Если брать данные поста мониторинга по Талице, то можно сказать, что по основным ингредиентам загрязнения, по окислам азота, один из основных источников выбросов — ПНТЗ. Картинка если не очень печальная, то не особо радужная. Скажем так, она более-­менее соответствует действительности. Если имеются превышения, то они не такие значительные, как часто пытаются это дело подать.

Настораживает факт роста превышений по мелкодисперсной пыли, но здесь, опять-­таки, надо четко понимать и вклад других предприятий, и вклад автотранспорта.

Также нужно учитывать, что Новотрубный завод у нас сейчас — единственное предприятие, на долю которого приходится основная масса людей, проживающих в санитарно­-защитных зонах. Из 7500, проживающих в таких зонах, без малого 6000 — новотрубновские. В конце 2016 года мы будем интересоваться ходом дела по определению границ санитарно­-защитной зоны, уже в этом месяце новотрубники должны будут подготовить и предоставить документацию по этому вопросу.

 

Планы на 2017: родники и институт общественных инспекций

— На будущий год мы будем возрождать институт общественных инспекций, продолжать составление карты гарбологических (мусорных — ред.) нагрузок и уделим особое внимание программе «Родники» на территории Первоуральска. То, что у нас все ветшает, рушится и загрязняется — совершенно очевидно. Ради справедливости, отдадим должное «Русскому хрому 1915», который провел капитальный ремонт практически рухнувшего родника в Первомайке. Очень популярный родник, и — не поверите — с очень хорошей водой. Хотя, я думаю, что эта информация как раз может ухудшить его состояние. С родниками правило такое: пока об источнике ничего не знают, вода в нем хорошая.

С большой степенью уверенности могу говорить, что последние 2-­3 года на родниках администрация Первоуральска серьезных работ, текущих ремонтов не проводила.

В этом году мы с помощью волонтеров не­сколько родничков почистили, в следующем продолжим реализацию программы. Какие­-то меры предпринимать, чтобы защищать эти источники, безусловно, надо. В том числе — ограничивать к ним проезд.

Ну что, пять метров­-то пешком не пройти? И по 50 ходили — и мужчины, и женщины с коромыслами. Нет, нужно заехать на территорию родника, тут же начерпать воды и с гиканьем и свистом уехать, плевав на самые элементарные санитарные нормы.

 

Комментарии 0

Внимание! Комментарии на сайте не премодерируются. Правила