866

Коротеньким тут не место

Фото Анны Неволиной

Хрупкая девушка невысокого роста — с первого взгляда сложно поверить в то, что гимнастка Екатерина Иванова может тренироваться по десять часов в сутки. О том, как в 15 лет стать мастером спорта, о трех сутках в поезде и съеденных за спиной тренера круассанах — в интервью Екатерины Ивановой «Городским вестям».

 

В легком ауте

Мама Екатерины — тренер по художественной гимнастике, поэтому первый раз на тренировку Катя пришла в четыре года. И больше, по словам самой спортсменки, из зала уже не выходила.

Фото Анны Неволиной

— Я была совсем маленькая, но мне заниматься понравилось сразу, — вспоминает Екатерина. — Была в полном восторге — нравилось танцевать, выполнять составленные для меня упражнения — под музыку, так все мягко, ручками, ножками двигала — всегда с удовольствием ходила на тренировки. Они были тогда короткие — всего два-два с половиной часа.

—Вес гимнастки зависит от многих факторов: от возраста, от роста, от фактуры. Бывает такое, что девочка весит больше, но выглядит стройнее. Говорят, что чтобы рассчитать идеальный вес, гимнасту нужно из роста вычесть 122. Но после Нового года выходим, все жирные — тренер кричит. Набрать-то вес легко. А вот скинуть — проблема. Я максимум набирала за праздники 1,5 килограмма. Это очень много, потому что тренер видит на нас каждый лишний грамм.

В девять лет Екатерину забрали в Школу олимпийского резерва, и вот уже десять лет она занимается там.

— В Школе тренировки намного жестче, — говорит гимнастка, — длятся по четыре-пять часов. Я когда туда только приехала, для меня это было вообще нечто. Я занималась до изнеможения, по утрам не могла встать — все болело, в таком легком ауте была. Потом стали делать по две тренировки в день — с 9 до 13 и с 14 до 19 часов. В общеобразовательной школе мне сделали свободное посещение, поэтому там я проводила совсем мало времени — постоянно в зале.

Екатерина говорит, что на самом деле четыре часа для тренировки — не так уж и долго.

Фото Анны Неволиной

— Нужно успеть сделать очень многое: сначала идет разминка — общая физическая подготовка или хореография, потом мы берем гимнастические снаряды и отрабатываем упражнения с ними.

 

Не нужно ходить для галочки

Екатерина признается, что тренировки ей никогда не надоедали.

— Я не знаю, что со мной происходит, но я бы только тренировалась, ничего больше не хочу, кроме тренировок, — улыбается спортсменка. — Сейчас у нас прошли соревнования Чемпионата Свердловской области, я стала чемпионкой области в пятый раз. В командном зачете — семикратная чемпионка Уральского федерального округа, в индивидуальной программе я двукратная «бронзовая» и двукратная «серебряная» призерка УрФО.

Фото Анны Неволиной

И это не считая того, что в 15 лет Екатерина сдала нормативы на мастера спорта по художественной гимнастике.

— Я бы хотела сказать тем девочкам, которые только начинают свой путь в художественной гимнастике, что всегда нужно работать, не лениться, слушаться тренера, а дальше само все придет. Родители могут мотивировать ребенка на «подвиги», но никогда не должны давить — малыш должен сам с удовольствием заниматься спортом.

— Чтобы заниматься гимнастикой, должно быть желание, — рассуждает Катя, — без него вообще никуда. Бывают ленивые дети, ничего не хотят, на тренировку приходят «для галочки» — такого быть не должно. Ну, и, конечно, данные у будущей чемпионки должны быть — красивые ножки, подтянутая «длинная» фигура. Конечно, это все нарабатывается, но если данных изначально нет, они ниоткуда не возьмутся. Рост тоже очень важен — коротеньким тут не место, только если походить немного для общего физического развития.

 

Мама, я никуда не пойду

Свои первые соревнования Катя помнит прекрасно.

— Мне было тогда всего шесть лет, мы ехали на поезде трое суток в Приморско-Ахтарск, думала, вообще никогда не доеду, очень тяжело было. Когда приехали, расплакалась — там было столько народу, я испугалась. Думала, что буду так же, как в зале — одна. Спряталась за маму, сказала, что никуда не пойду. В итоге заняла первое место. Я раньше не понимала, что маме очень сложно меня тренировать — конечно, она меня поддерживала — говорила, что я все знаю, все умею, все смогу, но никогда не давала поблажек.

Фото Анны Неволиной

Гимнастика — весьма травмоопасный вид спорта, не удалось избежать профессиональных травм и Екатерине.

— В 2012 году я надорвала ахиллово сухожилие на левой ноге, — рассказывает спортсменка, — и выступала на Чемпионате России: перемотанная тейпом, на обезболивающих. Выступала в Сочи — и тоже с надрывом этого же сухожилия. Но в этот раз травма была более серьезная — адские боли. Мне уже многие обезболивающие не помогают просто. Но за лето я восстановилась, пришла в хорошую форму — в начале ноября у нас был Всероссийский турнир в Екатеринбурге, я заняла там третье место, наконец попала в тройку лидеров — долго к этому стремилась. Потом мы еще ездили в Омск — там команда Свердловской области заняла третье место — это тоже очень хорошо.

— Гимнастикой в среднем занимаются до 16-17 лет. Потом уходят — учатся, личную жизнь устраивают. Мне 19-ть. Я никак не могу отпустить.

Екатерина говорит, что, как и любой спортсмен, во многом себя ограничивает.

Фото Анны Неволиной

— Прежде всего — в сладком, — говорит гимнастка, — и хлеб я практически не ем. Обычно просто «сижу» на правильном питании и пью меньше воды на тренировках, потому что вода тоже «откладывается». Летом нам дают месяц отпуска — в июле. Я летаю отдыхать, а потом — примерно за неделю до возвращения в спортзал — начинаю бегать на стадионе, приходить в форму. Хотя все равно первые дни после лета — это тяжело: меня разминают массажисты, чтобы мышцы не были забиты.

 

Бросить — это слишком просто

Екатерина признается, что бросить спорт и жить, как «нормальный» человек, ей не хотелось никогда.

Фото Анны Неволиной

— Я очень рада, что все сложилось именно так, как сложилось, — говорит Катя. — Сейчас такая молодежь пошла — гуляют, пьют, курят, целей в жизни нет совершенно никаких. Это ужас, конечно. Рада, что я — не такая. У профессиональных спортсменов, наверное, склад ума другой. Конечно, некоторые устают и уходят, но мне, наоборот, всегда хотелось продолжать — если тяжело, просто стискивала зубы и продолжала заниматься. Если уж было совсем тяжело, то мне давали отдохнуть два-три дня, потому что переутомление для спортсмена — это серьезно. А все бросить — это слишком просто.

Екатерина рассказывает, что больше всего ей понравилось в Париже.

Фото Анны Неволиной

— Мы жили в небольшом отельчике, и на завтрак там всегда давали круассаны. Все знают, что эти свежайшие булочки — «фишка» Парижа, а гимнасткам же такое нельзя. А круассаны такие большие, такие мягкие и вкусные. Тренер над нами сжалилась и разрешила съедать один на двоих. А когда она уходила покурить — она тогда еще курила — нам приносили пакетики, и мы быстро-быстро складывали туда выпечку и шли гулять по Парижу.

Во Франции, признается Катя, было очень тяжело.

Фото Анны Неволиной

— Разница с нашим временем — четыре часа, получается, что я выступала полвторого ночи — самая последняя. Для них-то нормально — всего полдесятого вечера, а я не адаптировалась, но все равно заняла на международном турнире первое место.

 

Развитие сейчас второстепенно

Екатерина рассказывает, что на соревнованиях у каждой гимнастки — индивидуальная программа.

Фото Анны Неволиной

— У меня в программу входят упражнения с обручем, булавами, мячом и лентой, — перечисляет гимнастка. — Но мои любимые упражнения — именно с мячом. С самого детства любила катать мяч. Хотя самые высокие оценки — за обруч.

— Сейчас я учусь в УрФУ на тренера, хотя я еще не решила, хочу ли идти в профессиональный спорт. Мне больше нравится быть гимнасткой, а не наставником. Может, когда-нибудь буду набирать платные группы, но чтобы целыми днями сидеть в зале, как наш тренер — нет, не хочу. Получается, что ты отдельно, семья отдельно, плюс всякие сборы — по неделе, по две, на соревнованиях так же долго. Тяжело очень.

Катя признается, что выступать в команде она не любит, особенно если приходится быть капитаном.

— В личную программу ставят тех, у кого есть изюминка, — считает спортсменка, — в групповых проще в этом плане. Когда я была капитаном команды, мне было тяжело — на тебе столько ответственности, нужно все время подбадривать девушек, «заводить» команду.

Гимнастка считает, что раньше дети были все же несколько талантливее.

— Сейчас дети не очень активные, — говорит Екатерина, — но еще же очень многое от родителей зависит. Сегодня приоритет — деньги, их нужно заработать, развитие ребенка становится второстепенным. Это плохо.

Комментарии 0

Внимание! Комментарии на сайте не премодерируются. Правила