376

Под Первоуральском уже несколько месяцев горят торфяники

Фото из арзива редакции

Торфяные пожары вдоль трассы в районе села Новоалексеевское привлекли внимание водителей, которые ежедневно вынуждены проезжать мимо дымного участка. В редакцию газеты «Городские вести» обратился Максим Вавилов — молодой человек возмущен обстановкой на федеральной трассе.

 

Борются не первый месяц

— Каждый день езжу на работу в Екатеринбург, вечером возвращаюсь и не понимаю — почему за дорогой не следят? Участок трассы возле Новоалексеевского заволакивает каким-то дымом, видимость — нулевая, да еще и гарью пахнет.

Александр Цедилкин Фото Анны Неволиной

Причина появления дыма и запаха на дороге в районе Новоалексеевки проста — горящие прямо у края дороги торфяники. С этой проблемой, по словам директора первоуральского Экофонда Александра Цедилкина, муниципальные службы и чиновники борются  не первый месяц.

Торф горит очень медленно. И сложность в его тушении состоит в том, что гореть может внутри, не на поверхности. Глубина горения зависит от глубины залегания торфа — она бывает и метр, а может быть и пять-шесть метров.

— Земли, на которых сейчас горит торф, принадлежат частному предприятию «Свердловскавтодор». Мы писали письма в эту компанию, вызывали руководителей на комиссию по ЧС в администрации города. Они обещали решить вопрос, но несколько месяцев ничего не происходило. Сегодня, когда я посетил место горения торфа, увидел, что машины предприятия скидывают на пожар снег, — рассказывает Александр Федорович.

Тяжелая техника пытается закидать пожар снегом Фото Анны Неволиной

 

Упасть и сгореть

Однако снег не всегда помогает в тушении сложных торфяных пожаров. Их особенность в том, что горение может быть на глубине до пяти-шести метров, на поверхности при этом может виднеться только легкий дымок, иногда внешних проявлений не бывает вовсе — торф также выделяет невидимый биогаз, который так же вреден для атмосферы, как и дым.

Фото Анны Неволиной

— У пожарных есть торфяные стволы, которые могут потушить такие возгорания, — отмечает Александр Цедилкин. — Но сложность состоит в том, что подобраться к месту достаточно сложно — неизвестно, где безопасная зона. Ведь сразу у трассы уже идет дымок. К тому же, когда торф сгорает внутри, он образует пустоты. Чем они опасны? С виду для человека это может быть обычная земля под снегом, а на самом деле, если пойти по ней, то можно провалиться и сгореть заживо. Даже специализированную технику с людьми в таком случае к месту пожара и близко нельзя подпускать, пока не будут проведены геолого-изыскательские работы.

21 февраля мы также посетили место торфяного пожара, заглянули и в Новоалексеевское. Жители села не жалуются: говорят, на прошлой неделе ситуация была гораздо хуже — задымление было более сильным.

Фото Анны Неволиной

На месте экологической проблемы мы застали спецтехнику — экскаватор ковшом ссыпал снег с обочины на тлеющие торфяники. Будет ли «Свердловскавтодор» решать вопрос кардинально или ограничится сбросом снежных масс на торф, пока неизвестно — специалисты компании не дают комментариев.


Опасность для человека

Александр Цедилкин, глава Экофонда, бывший главврач ГБ №3:

— При возгорании торфа возникает едкий дым со специфическим запахом. Дым представляет собой смесь из угарного и углекислого газа, сероводорода и других токсических веществ, которые негативно воздействуют на окружающую среду — в частности, на воздух, а значит — и на здоровье человека.

Когда мы сегодня (21 февраля — ред.,) были на месте, ветер сдувал дым от торфяников прямо на Новоалексеевское. Если ветер сменит направление, то дуть будет на трассу, что нарушает видимость дороги, к тому же дым способен проникнуть и в салон авто. В любом случае пострадают люди.

В основном, конечно, «достанется» детям и людям, которые имеют хронические заболевания — легочные и сердечные. Такие болезни могут обостриться, что само по себе несет опасность для человека.

Комментарии 0

Внимание! Комментарии на сайте не премодерируются. Правила
Комментируя, вы даете согласие на обработку персональных данных.