621

Дом есть, но перестроить его нельзя

Фарида Хайбуллина. Фото Марии Хлыновой

Участок с домом на Магнитке по улице Больничной Фарида Хайбуллина унаследовала от своей бабушки пять лет назад. В 2014 году женщина начала оформление документов на реконструкцию дома. Делала все по закону, на всякий случай собрала документы от близлежащего предприятия — ЗАО «Русский хром 1915».

— Прежде чем начать оформление, я обратилась в экологический отдел «Русского хрома». Там дали письмо о том, что Магнитка не находится в санитарно-защитной зоне предприятия, — рассказывает Фарида Хайбуллина. —  После чего я отправилась в Управление архитектуры.

Фарида Минхамзяевна пришла в управление сразу по двум вопросам — по оформлению разрешения на строительство нового дома взамен старого, и по расширению до 6 соток существующего участка в 385 квадратных метров, купленного ей рядом с землей бабушки в начале 2000-х годов.

— Там [в управлении] мне пояснили, что оба моих участка находятся сразу в двух зонах — Ж-1 и ТОП. Чтобы это переделать, меня пригласили на публичные слушания (от 9 марта 2017 года — ред.). Я должна была проголосовать за внесение изменений в правила застройки и землепользования. Естественно, я пришла и проголосовала, как нужно, — вспоминает женщина. — После того, как прошли слушания, мне пришло одобрение — мол, теперь везде зона Ж-1, все хорошо, можно подавать заявление.

Фарида Минхамзяевна знает содержание своих документов наизусть, настолько глубоко она успела их изучить в поиске решения.
Фото Марии Хлыновой

Фарида Минхамзяевна незамедлительно поехала к кадастровому инженеру, чтобы составить пакет документов на разрешение.

— И тут я от инженера слышу «Так, на ваших участках санитарная зона». Я сразу поняла, что если мы в «санитарке», мне ничего не одобрят, но заявление в архитектуру отнесла. Официальный ответ получала там же — конечно, отказ. специалист сразу же предложил мне записаться на прием к [Константину] Гартману. Я рассмеялась и сказала: «Если я блондинка, это не значит, что я дура, чем он мне поможет». Я сейчас вспоминаю, и плакать хочется, — грустнеет женщина.

Сейчас Фариде приходится подливать фундамент, поддерживать дом в надлежащем виде простейшими способами, ведь ремонтировать здание можно, вносить значительные изменения иперестраивать — нельзя.

— Так ведь даже куда обратиться — не знаем. Какое предприятие установило здесь санитарно-защитную зону? Я отправила письмо, жду ответа от архитектора, пока мне никто ничего не сообщает. Если не Хромпик («Русский хром 1915» — ред.), то кто? В этих домах уже четвертое поколение людей растет, эти дома строились, и все было разрешено. Если мы санитарная зона, то мы не должны платить ничего, а мы все исправно платим налоги. Что от нас-то нужно?

Участок в 3,85 соток расширить до 6 соток уже не получится. Он сойдет разве что для выращивания картошки.
Фото Марии Хлыновой

Вопросов много, ответов пока нет. Ясно одно — пока Фариде Хайбуллиной не дадут разрешение на строительство, нельзя будет подключить ни газ, ни электричество на новый дом.

— У меня стоит статус ИЖС, но я ничего сделать не могу — ни детям оставить, ни людям продавать, — переживает женщина. — Я уже готова собрать общественность и встать с флагами у администрации — пусть говорят, что мне делать. Я не знаю. Если это моя земля, я могу с ней делать все, что хочу. В этих домах люди жили, детей рожали, всем давали квартиры. Я не прошу у чиновников ни денег, ни квартиры, только разрешите — я все сделаю сама за свои кровные заработанные деньги. И это любой житель нашей улицы скажет так.Столько строишься, пытаешься улучшить жилищные условия, и что? Куда ехать, на улицу?

Предложите нам альтернативу. Почему какому-то предприятию разрешили увеличить СЗЗ, нас не спросили. Мы же все равно здесь живем, дышим, и дышать этим будем. Только нас не трогайте, дайте нам спокойно жить. У нас по всем нормам расширяться можно, и мы просто хотим благоустроить жизнь. У государства не просим ничего взамен, только подпись.

Когда что-то рухнет, виноваты будут жители

Ярослав Смирнов. Фото Марии Хлыновой

Ярослав Смирнов, специалист по земельным отношениям:

— Удивительная ситуация: администрация провела публичные слушания по вопросу жителей Магнитки ровно в тот день, когда  на этих же слушаниях внесли изменения по Уралтрубпрому. Получается, в один день приняли два решения по одному вопросу, противоречащие друг другу. Я предполагаю, что именно Уралтрубпром стал камнем преткновения в данном случае.

Неясно, для каких непонятных целей они увеличили санитарно-защитную зону, тем самым ограничили огромное количество граждан — порядка 150 частных домов, 12-15 многоэтажных домов, один детский садик целиком, один — частично. Это в Талице. У них была расчетная зона согласно санитарным нормам, сейчас — еще +500 метров.

Я считаю, что будет установка какого-то дополнительного производства. Но зачем?

Возьмем тот же самый Новотрубный завод. Он вкладывает миллионы рублей, чтобы сократить СЗЗ. Здесь же эту зону расширяют.

Что делать? Если человек по чьей-либо причине не может использовать свое имущество, он может потребовать компенсацию. В конкретном случае с Больничной, 10, сейчас Фарида Минхамзяевна выяснит, из-за какого предприятия она не может осуществить реконструкцию, после чего пойдет в суд с иском против администрации и предприятия с требованием выкупить бесполезное, получается, имущество по рыночной стоимости. И участок, и все строения. И этим правом обладают абсолютно все, кто находится в СЗЗ.

Текущий ремонт они осуществлять могут, а реконструкцию своих разваливающихся домов осуществлять нельзя. А когда чего-то рухнет и покалечит, виноваты они будут сами люди, так как не поддерживали дома в надлежащем виде.

Речи быть не может о Магнитке

Владимир Вохмяков
Фото из архива редакции

Владимир Вохмяков помощник генерального директора по связям с общественностью завода Уралтрубпром:

— Если это Магнитка, то каким образом к этому причастен Уралтрубпром? Просто речи не может быть о Магнитке. Все изменения на Уралтрубпроме проходили внутри территории предприятия. Граница зоны сейчас находится на границе с Хромпиком, там тоже промзона, ближе к отвалам. Общие границы санитарно-защитной зоны не изменились.

Вообще в принципе ничего не поменялось для жителей Магнитки. Изменение санитарно-защитной зоны коснулось исключительно участка, который расположен на территории завода.

От редакции:

В скором времени, когда Фарида Хайбуллина получит официальный ответ на вопрос, чья же санитарно-защитная зона распространяется на ее участок, мы проясним ситуацию и узнаем, на чьей стороне правда.

Комментарии 0

Внимание! Комментарии на сайте не премодерируются. Правила
Комментируя, вы даете согласие на обработку персональных данных.