416

«Покойся с миром, дорогой учитель»

Сергей Губарь. Фото из архива редакции

Основатель театра «Вариант» Сергей Губарь ушел из жизни 22 июня. Его коллеги по театральному цеху рассказывают о своем учителе.

Александр Ряписов, режиссер:

Фото с сайта Livetheatre.livejournal.com

— Сергей Николаевич болел последние годы. Тяжело болел. Прошлым летом мы забегали к нему с Костей Кольцовым. Немного хулиганили в разговоре. Дерзили, как в юности. Губарь много от нас дерзостей слышал всегда. Особенно от нас с Вадиком (Белоконем – прим.) и Юрой (Крыловым – прим.). Позволял. Тем и воспитывал, может быть. Слышал, а однажды и увидел. И эту дерзость со своим театром он, конечно, до конца жизни моим друзьям не простил.
Этой весной в марте звонил ему, поздравлял с юбилеем. Он же 47-го года. Голос в трубке был таким больным и таким беспомощным каким-то, что я перепугался и даже не нашелся толком, о чем говорить. А он все говорил о любви.
Скорблю. Покойся с миром, дорогой учитель.

 

Александр Мосунов, журналист:

— Для культуры Первоуральска это большая утрата. Даже учитывая то, что в последние годы Сергей (я позволю себе называть его так, как всегда) отошел от театральных дел, уверен, что само его присутствие в этой жизни заставляло всех служителей «Варианта» соответствовать той высокой планке и миссии, которую он задал с первого дня формирования городского театра, как высоко профессионального учреждения культуры и искусства. Как всякий истинный творец, художник и мыслитель, он был противоречив и многогранен, а потому интересен. Город, я имею в виду прежде всего людей, а не органы власти, должны понять одну простую вещь, которую сотворил Губарь. Он создал и утвердил профессиональный театр в Первоуральске благодаря своей силе и воле, благодаря таланту не только режиссера, но и руководителя, который «продавил» это решение снизу вверх, а не так как бывает обычно — сверху вниз, то есть по решению партии и правительства. И только поэтому на культурной карте страны среди городов, где есть профессиональные театры, сегодня значится Первоуральск. И именно за это он достоин и звания Заслуженного работника культуры России, и нашей вечной памяти.

 

Елена Перелыгина, актриса:

— Сергей Николаевич Губарь — человек, который определил мой профессиональный путь. Благодарю Бога за встречу с ним — моим наставником и учителем. Помню, скорблю… Светлая память…

 

Оксана Розум, драматург:

— Только пару месяцев назад Сергей Николаевич отметил два юбилея, ему самому исполнилось семьдесят, а его театру — тридцать пять. Семнадцать лет назад Сергей Николаевич взял меня в театр и этим определил всю мою дальнейшую жизнь. В Первоуральске есть театр потому, что здесь жил и работал Сергей Николаевич Губарь — выдающаяся личность, сильный характер, твердые убеждения. Жаль многих несвершившися вещей.

 

Екатерина Ряписова, актриса:

— Сергей Николаевич создал театр. В заводском городе — театр! Он привил культуру многим ребятам, которые выросли в этом театре и теперь работают по всей  России. Он сделал театр из самодеятельного профессиональным — отправил артистов в институт. Он дал нам образование не только на бумаге: он давал нам книги, учил жизни, учил нести добро со цены, учил классике. Я теперь все знания передаю детям. Театр — это целый организм, а он был его сердцем и головою. Очень талантливый человек. Сколько он поставил спектаклей! Я пришла в театр в 16 лет, Сергей Николаевич стал для меня отцом. Он называл меня «Котёнок». Театр был, как одна семья: на его глазах мы женились, он радовался за нас, ругались с ним, чего только не было. Я, со своим юношеским максимализмом, уходила, хлопнув дверью и послав Сергей Николаевича на три буквы. Он меня чуть не за руку возвращал. Мы причиняли ему и боль, и страдание, и сами страдали. Но когда не платили зарплату, он знал, что у нас нет денег, придешь, всегда даст и сигарет, и хлеба, и денег, в организации, где работала его жена, зарплату выплачивали. Хотя мы ссорились, как в любой семье. У него болело сердце и пил таблетки «Папазол». За это все называли его «Папа зол», а я, обидевшись, звала его «Киборг». При этом я уважаю и люблю его, как родного человека. Главное то, что его убило — это то, что отправили на пенсию. Если бы он работал, он бы еще жил. Без Губаря театр не существует, это уже другой театр. Факт есть, что Сергея Николаевича нет, а осознания, что его нет, не наступило. Нет душевного принятия этого.

 

Татьяна Ершова, модельер:

— Он разговаривал со мной, а мне казалось, что он танковыми гусеницами выдавливал из меня гадость. Я нагло называла его Сережа, а он иногда меня Ершовка. Все вокруг не могли поверить в наши чистые отношения, даже прокуратура приходила выяснять, что же было у Ершовой с Губарем?
А мне нравилось наблюдать, как он ставит спектакль. Как он откалывает ненужные куски и оставляет ясную мысль. Он знал жизнь. Он знал о ней всё. Он мог позволить себе учить других жизни.
Администрация города не могла простить ему коньяк.
Иногда нужно полгода вымывать из себя старое, а со стороны кажется, ты ничего не делаешь…
Основать в городе театр — это след.
Однажды я спросила: «Сколько проживет театр без тебя? Он вообще проживет без тебя? Ты создал его живым?» Он удивился и ответил, что никогда об этом не думал.
Человек, который оставил в каждом из нас свет.
Он из тех, кто точно возвращается, чтобы опять творить. Он покинул нас только на секунду.

 

Дмитрий Плохов, режиссер:

— Оказывается, не так просто что-то написать. Сразу возникают вопросы: «С чего начать?» «Как вместить в несколько строк рассказ о человеке, который, без всякого преувеличения, изменил мою судьбу?» Я пришел в театр-студию «Вариант» школьником. Для меня это было временное увлечение, после школы я собирался стать журналистом. А потом я увидел спектакли, поставленные Сергеем Николаевичем Губарем: «Утиную охоту», «Ревизора», «Божественную комедию». Очень трудно описать словами, что со мной произошло, какое впечатление они произвели на меня. Но именно после этих спектаклей я понял, что хочу стать актером, хочу посвятить свою жизнь театру. Поэтому я считаю, что именно Сергей Николаевич задал мое жизненное направление.
И он же не позволил мне уйти из театра. Кажется, это было в 1993 году. Случился у меня кризис в жизни. Мне казалось, что ничего у меня не получается, надо что-то менять самым кардинальным образом. Я пришел к Сергею Николаевичу с заявлением на увольнение. Так Сергей Николаевич несколько часов убеждал меня, что не стоит этого делать, что сразу ничего не дается, надо верить в себя и свои силы. Не позволил мне уйти. Сказал, что чувствует личную ответственность за мою дальнейшую актерскую судьбу. Я очень ему благодарен, что он был настолько уверен во мне.

Прощание с Сергеем Губарем состоится завтра, 24 июня, в 12:30, в Похоронном доме.

Комментарии 0

Внимание! Комментарии на сайте не премодерируются. Правила
Комментируя, вы даете согласие на обработку персональных данных.