1 067

«Большинство пациентов — мазохисты»

Врач-эксперт Александр Залесский. Фото Ольги Хмелевой

21 июня мы опубликовали ответы на вопросы, которые первоуральцы задавали главному врачу детской городской больницы Ольге Шайдуровой. Ответы вызвали неоднозначную реакцию у читателей — многие сочли их поверхностными и неинформативными.

Исправить ситуацию постарался Александр Залесский.

 

Если взялся — отвечай

Александр Залесский занимается контролем качества оказания медицинской помощи и контролирует медико-экономические аспекты, поэтому знает, как «живут и работают»  больницы, что там происходит.

— Я прочитал текст целиком, и ни на один вопрос я не увидел четкого ответа, — начал беседу Александр Владимирович. — И еще я увидел, что в некоторых случаях госпожа Шайдурова дает не совсем правильную информацию. Есть такая старая медицинская шутка: медвузы выпускают писателей, поэтов, журналистов. Уж если не удалось найти своего места в литературе — иди лечить людей. В каждой шутке — только доля шутки. На экзаменах в мединституте первое, о чем тебя просит преподаватель — дать четкое определение понятия. Если четко не определил — экзамен закончен. Если смог — трояк уже в кармане. Это я к чему —врача учат очень точным формулировкам. Когда врач говорит расплывчато, это наводит на мысль, что врач вообще не желает отвечать. Тогда нужно быть честным и сразу сказать: «Я не буду отвечать на вопросы». И не отвечать.

Фото Ольги Хмелевой

Первый вопрос, который задали Ольге Шайдуровой — во сколько раз ее зарплата отличается от зарплаты участкового врача.

— Понятно, что заработная плата — это коммерческая тайна. Любой человек может просто ее не раскрывать, — комментирует Залесский. — Но если уж взялся — не нужно ссылаться на документ, где крайне расплывчатые формулировки. Я не знаю, какова конкретно зарплата Ольги Васильевны, но я знаю, что в среднем з/п главврача выше зарплаты участкового врача в десять раз. Но давайте определим слово зарплата: есть зарплата, а есть получка — сколько получил на руки после вычета налогов. Участковый врач получает в среднем 20 тысяч рублей. Несложно посчитать, сколько получает главврач. Я открою маленькую тайну: у главного врача — несколько источников доходов: большинство главврачей находится на контракте, который устанавливает определенную заработную плату. Во-вторых — премии, которые могут быть в размере месячного оклада или даже больше. В-третьих, главный врач имеет право, и пользуется этим правом, получать часть средств от коммерческой деятельности больницы.

 

Главврач — не президент

Еще один вопрос был про безобразия в стационаре. Ответ Ольги Шайдуровой — обращайтесь к заместителю главного врача.

— Начнем с того, что отвечает за больницу главный врач, — отметил Александр Залесский. — Заместитель отвечает за конкретные лечебные вопросы. Если президенту Путину задают вопрос: «Почему у нас в Маленьком Городе разбиты дороги?» — он отвечает, а не говорит: «Обращайтесь к моему заместителю». Главврач — не президент — могла бы и заняться. Но я отмечу: если вам только показалось, что ваши права, как пациента, нарушены — вы обращаетесь не к главному врачу, не к его заместителю, а в свою страховую компанию. У вас есть полис обязательного медицинского страхования, там есть телефон страховой компании. Вы можете сразу по нему позвонить, и специалист отдела защиты прав застрахованных сможет вам рассказать — нарушены ваши права или нет.

По словам Александра Владимировича, делается это все очень оперативно — вы позвонили, вас проконсультировали.

— Если нарушение не очень значительное, страховая не будет высылать ради этого эксперта, — говорит Залесский, — она попытается решить проблему тут же, по телефону: перезвонив главному врачу или его заместителю и попросив помочь пациенту. Война никому не нужна.

 

Но денег нет

Был вопрос: нужно пройти невролога, хирурга — талонов нет.

— Ответ дан совершенно правильный: направления выдает участковый врач, — говорит Александр Владимирович. — А дальше-то? Я попасть-то на прием не могу, что делать? В тексте были ссылки на Тарифное соглашение, где оговорены все сроки. Максимум — две недели. Если за 14 дней вы не попали к специалисту, или нет талонов на ближайшие две недели — смело звоните в страховую компанию. Талон обычно сразу «всплывает». Если не всплыл, то страховая примет у вас жалобу на нарушение, и больница будет наказана.

На вопрос относительно скарификаторов Александр Залесский дал исчерпывающий ответ.

— Большинство людей не владеет медицинским языком и не знает, как все это называется на этом языке. А доктора делают вид, что не понимают простого русского. Существуют специальные устройства для безболезненного взятия крови, напоминают обычную ручку — тонкая иголочка прокалывает кожу, появляется капелька крови. Но в больнице используют, к сожалению, старые добрые «копья». И ладно бы старые, сейчас появились новые, у которых на конце — тонкая проволока, а не «треугольник» — колоть так же больно, а заживает дольше. Почему так? Вопрос цены. По моему мнению, мы не должны так поступать, должны хотя бы для детей обеспечить безболезненную процедуру. Но денег нет. Почему их нет — другой вопрос.

 

Становится только хуже

У Ольги Шайдуровой спрашивали — можно ли попасть на прием к дерматовенерологу без талона, если случай — экстренный.

— Плановый прием, действительно, ведется по талонам, — говорит Александр Залесский. — Неотложный прием — в кожно-венерологическом диспансере, который находится на улице Вайнера. Но если вы пришли сначала в поликлинику, неужели сотрудникам сложно объяснить, прямо в регистратуре, куда вам следует обратиться? Обязаны ответить на вопрос и отправить по нужному адресу. А у нас начинается какая-то сумятица.

По словам Залесского, большинство жалоб, которые приходят в страховую компанию — не на качество медицинской помощи, а на то, что не поговорили, не объяснили, не направили.

— Я понимаю, что времени у врача нет, но обязанности разговаривать с больным с него никто не снимал, — говорит Александр Владимирович. — На первом курсе института мы слышим от преподавателей: «Если после разговора с врачом больному не стало легче, значит, это не врач». А у нас после разговора становится только хуже.

Фото Ольги Хмелевой

По поводу штатного ортопеда — вновь нет четкого ответа от Ольги Шайдуровой.

— Любой узкий специалист положен на определенное количество населения, — говорит врач-эксперт. — Если Первоуральску такой специалист не положен, он должен быть в другом населенном пункте — отправляйте туда. Я думаю, что нашему городу ортопед все же положен, просто ставка эта поделена: обязанности данного специалиста выполняет хирург, который прошел соответствующее обучение. Но ведь никто не запрещает взять специалиста сверх штата. Где взять на него денег — опять вопрос к главному врачу. Можно, например, премию себе поменьше сделать.

 

Небо и земля

— Ольга Васильевна говорит, что сейчас требуются только участковые врачи. Это и не удивительно: участковый врач, как солдат в окопе, первым берет на себя пациента, — говорит Залесский. — Этот врач должен быть очень компетентным, очень много знать. Он выполняет колоссальную работу — ведет прием, ходит по вызовам — в дождь, в снег: то собака облает, то еще какая-то беда. И ладно, если ты ребенка с рождения наблюдаешь, а если к тебе «новенького» привели — и попробуй за эти несколько минут, которые отведены на прием, понять, в чем дело. Денег платят мало, и участковых сейчас нет и не будет: самая тяжелая работа за самую мизерную зарплату.

На старые методы лечения и новые технологии Александр Залесский имеет свою точку зрения:

— Исследования, которые идут в крупных научных центрах, раньше или позже приходят в практику. Отстает практическая медицина от исследований лет на 20. То, что исследуется сегодня, придет в больницы через 15-20 лет. Условия исследовательского центра и работа реальной больницы — это небо и земля. Более того, современная аппаратура требует высококлассных специалистов — где их взять? Организационные проблемы крайне велики. И это — не вина главврачей, это — жизнь. В больнице может элементарно не хватать напряжения, чтобы подключить ту или иную аппаратуру.

 

Но вот если не все хорошо…

Александр Залесский рассказал, что отправлять больных из Первоуральска в Екатеринбург больнице крайне невыгодно.

— Если пациент направляется в другое лечебное учреждение, то и деньги за лечение этого пациента будут переведены на счет той клиники. Поэтому больницы стараются своих больных не отдавать. Иногда действительно уезжать никуда не нужно — большинство людей считает, что они лучше всех разбираются в футболе, политике и медицине. К сожалению, это не так. Если вы недовольны, есть два варианта: первый — обратиться в страховую компанию и объяснить, что после лечения в больнице улучшений нет. Страховая запросит вашу историю болезни, проведет проверку. Если необходимо, специалист страховой выедет на место и осмотрит пациента, примет решение. Есть второй путь — платный прием. Да, это дорого — вам придется доехать до Екатеринбурга, записаться к специалисту… и может, выяснится, что все хорошо. Но вот если не все хорошо — если первоуральские врачи поставили не тот диагноз, неправильно назначили лечение, тогда вы смело обращаетесь в страховую компанию, и мы не только накажем больницу, но и заставим ее вернуть вам все деньги — и за прием, и за проезд. Больница деньги вернет, потому что это — проще. Иначе будет обращение в суд, а там суммы совершенно другие.

 

Нравится, когда бьют?

Ольга Шайдурова отвечает, что иногда врачей нет на месте потому, что их вызывают на какие-то экстренные случаи.

— Главный врач, в данном случае, расписывается в собственной некомпетентности и бессилии, — уверен Александр Залесский. — Это ее прямая обязанность — так организовать работу специалистов, чтобы прием по талонам осуществлялся всегда. Пока врач «бегает», прием сместился на час-полтора. В Тарифном соглашении сказано, что ожидание «под дверью» не должно превышать два часа. Не хватает специалистов — прими на работу еще.

Человек, который обращается в страховую компанию, не должен ничего платить — услуга по предоставлению помощи пациенту включена в ОМС.

Александр Владимирович говорит, что не все люди находят в себе смелость пожаловаться на качество медицинского обслуживания.

— Из 100 человек приходит один, приносит жалобу. Мы начинаем проверку и выясняем, что нарушение — не единичное, это — система, — говорит эксперт. — А остальные-то 99 человек где? Почему не написали претензию? Их «бьют», а им нравится. Иногда слышу такую фразу: «Я пожалуюсь, а меня возненавидят». Но речь ведь идет не о любовных отношениях, когда вы обидели любовницу, и она вас отвергла. Речь идет о потреблении услуг, как бы врачей не коробила такая формулировка. Не нравится, что жалуются — предоставляй услугу качественно. Отказать в предоставлении медицинской помощи нельзя — за это можно получить реальный срок.

 

Молодежь не приходит

По поводу вакцины от клещевого энцефалита:

— Я верю, что вакцина пропала. Возможно, был какой-то перебой в поставках, потому что чем ближе к сезону, тем больше людей хочет привиться. Где они были раньше — другой вопрос. Страховая также может помочь — проведет по вашему обращению проверку, — говорит Залесский.

Александр Владимирович рассказал о том, куда и как уходят врачи-пенсионеры.

Если вы недовольны качеством медицинского обслуживания, первое, что вам необходимо сделать — позвонить по номеру телефона, который указан в вашем страховом полисе. Что делать дальше — расскажет специалист.

— Врачей не хватает, никто не просит врачей на пенсии уйти. Но система крайне непростая — сейчас большинство надбавок, которые раньше были, государство отменило, — рассказывает Залесский. — Оклад увеличили, и к нему осталась надбавка только за категорию. Но чтобы сдать на категорию, нужно владеть компьютером. Пенсионерам справиться с техникой крайне сложно — многие не знают, с какой стороны к ней подходить. Это мы раньше ездили по городам и весям, чтобы пройти обучение, сейчас есть возможность учить через интернет. Хорошо, если у доктора есть кто-то, кто может помочь разобраться с техникой. Но многие пенсионеры предпочитают просто уйти — зачем тратить столько нервов за копеечную зарплату? Нагрузки растут, требования растут, а зарплаты не повышаются. Пенсионеры постепенно «вымываются», а молодежь не приходит. Как Чехов и Булгаков они не могут, потому что современное медицинское образование очень сильно отличается от классического — русским языком нынешние специалисты, чтобы стать писателями, не владеют. В частные клиники выпускники медвузов пойти не могут, потому что у них нет должного опыта. Идут в те врачебные специальности, где не нужно иметь дело непосредственно с больными: врач-рентгенолог, врач ультразвуковой диагностики… Но врач, не работавший непосредственно с больными — плохой врач. Иногда смотришь на то, что понаписали молодые специалисты, и возникает вопрос — он действительно врач, а не ветеринар?

По мнению Александра Залесского, «медицинский апокалипсис» уже начался.

Любая медицинская услуга определенным образом кодируется и имеет определенную стоимость. В конце месяца этот реестр выполненных работ подается в страховую компанию, которая рассматривает реестр, ищет там ошибки и, если все в порядке, оплачивает труд медработников.

— Я видел молодого доктора, который занимается бизнесом, далеким от медицины, таксистом один работает… Но не в медицине, не в практике. Это глобальная проблема. Наивно думать, что после института человек — врач. Он — полуфабрикат. Нужны годы практики под руководством опытного наставника.

— Страховая компания очень внимательно высматривает какие-то моменты, которые вызывают сомнения. Есть выборочные проверки, есть 100%-обязательные проверки — если человек умер в больнице, например, — рассказывает Александр Залесский. — Эксперты очень въедливы, всему, что они видят в карточке больного, должно быть логичное медицинское объяснение.

Три принципиально важных момента:

— Вы имеете право на смену врача или поликлиники. И не нужно ничего объяснять — просто пишете заявление. Вы можете поменять страховую компанию — также без объяснения причин.

— Если вы хотите детально разобраться в любой медицинской ситуации, зайдите на сайт tfoms.e-burg.ru — там есть все необходимые документы, которые помогут вам понять свои права и обязанности.

— Медицинская карточка — это больничный документ — не нужно уносить ее домой. Потому что когда приходит эксперт, он спрашивает карточку, а ее нет. Если вы хотите хранить этот документ дома — сделайте ксерокопии. Не добавляете больнице проблем — у нее их и так хватает.

Комментарии 3

Внимание! Комментарии на сайте не премодерируются. Правила
Комментируя, вы даете согласие на обработку персональных данных.