296

«Нагло врала и прыгала»

Фото Сергея Рознина

26 июля отмечается День парашютиста. Мы встретились с Анной Суворовой, которая занимается парашютным спортом уже 5 лет. В свои 19-ть девушка совершила уже 56 прыжков.

 

Боятся, но прыгают

— Как ты узнала о парашютном спорте?

— Когда я была в 9 классе, мне было 15 лет, к нам в школу пришли представители парашютно-десантного клуба «Саланг» (сейчас он называется «Мальва»). Нас позвали в походы, проходить общую физическую подготовку. Сначала я не хотела соглашаться, но все-таки приняла решение пойти, и это решение кардинально изменило мою жизнь. Первый раз я прыгнула в 2012-ом, а потом начала работать на аэродроме в деревне Логиново — укладывала парашюты, «зарплату» выдавали бесплатными прыжками. Чуть позже меня взяли в команду обеспечения.

— Перед первым прыжком с парашютом ты должна была сообщить об этом родителям. Как они отреагировали на это?

— У меня мама такой человек, что не запрещает мне ничего. Один раз я спросила у нее — как она вообще отпустила меня? Она ответила, что я девочка взрослая и могу сама нести ответственность за решения, но волновалась от этого не меньше. Сейчас уже нормальное отношение к прыжкам, но первое время переживала сильно.

Анна Суворова. Фото Елизаветы Каминской

— Сколько у тебя прыжков на данный момент?

— У меня только 56 прыжков. За последний год — больше 30.

— Какая погода должна быть, чтобы прыгнуть с парашютом?

— Идеальная погода для прыжка — ясная, желательно — без ветра. В дождь не пускают прыгать совсем. Если ветер сильный, то могут быть ограничения.

— А по здоровью какие ограничения? По возрасту?

— Можно прыгать минимум с 14 лет. Один раз видела бабушку, которой лет 80, она прыгала. В основном, никто не приходит учиться в 50 лет. Но я, когда мне будет 60, вряд ли закончу, если позволит здоровье. Если есть проблемы с сердцем и давлением, вряд ли допустят к прыжку. С насморком тоже нельзя, может развиться гайморит. Но, когда у меня был насморк, я нагло врала и прыгала. Знала девушку, у которой опущены почки, но она это «замяла».

— Прыжки вообще влияют на здоровье?

— Особо нет, если только у тебя изначально нет проблем. Может, только на психику. Некоторые волнуются, не могут сесть в самолет, боятся взлетать, кто-то высоты боится, но все равно прыгает.

 

Страшно на земле

— А ты боишься высоты?

— Раньше боялась, сейчас привыкла. Боюсь только, если нахожусь в небе без какой-либо защиты. Честно говоря, прыгать каждый раз страшно. Всегда есть волнение — а вдруг… Я не прыгала уже два месяца и очень соскучилась. Чем дольше не прыгаешь, тем больше потом боишься. И что удивительно, мне не страшно в самолете, мне страшно, когда мы еще на земле.

— Какие чувства ты испытываешь во время прыжка? И какие испытала в свой самый первый прыжок?

— Первые три прыжка мне было совсем не страшно. На это повлияло то, что в 15 лет я мало что понимала. А вот когда прыгают взрослые, им страшно, потому что они все осознают. После первых прыжков я иногда даже не хотела идти в самолет, отказывалась прыгать, но инструкторы уговорили меня, я пересилила себя. Еще один момент, когда я переборола себя, происходил, когда постепенно увеличивалась высота, время свободного падения, я тогда сомневалась, нужно ли мне это, мое ли, может, все бросить?

Фото Сергея Новоселова

— Что заставляет тебя продолжать? Адреналин?

— Сейчас я особо не чувствую адреналина. Когда я прыгаю, испытываю именно те чувства, которых мне не хватает.  Определенная зависимость. Даже сейчас я смотрю на небо, и мне хочется туда. Мне нравится это чувство, когда ты просто висишь в воздухе, ветер дует тебе в лицо, под ногами ничего нет. Адреналин я не особо люблю испытывать. Мне кажется, что воздух — моя стихия. Парашютный спорт — это может быть твое, а может быть не твое. Я знаю некоторых людей, которые прыгнули, и им не понравилось.

— Сколько стоит прыжок?

— Прыжок с 800 м стоит 3 800 рублей примерно, а прыжок в тандеме с инструктором — 7 800 рублей.

— Тебе деньги давали родители или ты сама зарабатывала?

— Я студентка, денег особо нет. Прыгаю бесплатно, потому что укладываю парашюты. Если бы не укладка, то я бы вряд ли прыгала. Один раз я попросила у мамы на день рождения подарок — 3 тысячи рублей, на ежегодную оплату страховки. Без страховки и пройденной медкомиссии до прыжка тебя не допустят.

 

Жить в принципе опасно

— Где ты сейчас учишься?

— В медицинском колледже, в Екатеринбурге, на фельдшера.

— Расскажи, через какие этапы подготовки ты проходишь перед прыжком.

— Сначала я прохожу медкомиссию, укладываю парашют, записываюсь на подъем, одеваюсь и проверяю все снаряжение. Перед запуском в самолет обязательно проверяют всех, опытных и неопытных, по два раза, затем задают тебе вопросы о различных ситуациях, если ты не отвечаешь на них, в самолет ты не пойдешь. После этого происходит взлет.

Фото Екатерины Гущиной

— Парашютный спорт опасен? Или это стереотип?

— Меня часто спрашивают: «Зачем ты этим занимаешься? Это же опасно!». Жить в принципе опасно. Чтобы что-то сломать себе, нужно очень сильно накосячить. Чаще всего это происходит, когда человек слишком уверен в своих силах.

— Ты планируешь и дальше заниматься парашютным спортом?

— Да. Раньше, когда я только начинала, думала, что сделаю только 10 прыжков, и хватит. Сейчас просто мечтаю развиваться в этом спорте, достигать больших высот.

Текст Елизаветы Каминской

Комментарии 0

Внимание! Комментарии на сайте не премодерируются. Правила
Комментируя, вы даете согласие на обработку персональных данных.