703

Дом-призрак с клопами, мышами и платой за капремонт. Видео-обращение жителей

Фото Анны Неволиной

Перегородки из фанерок

Бывшая школа по Циолковского, 29 встречает нас безрадостно — покосившиеся стены, облетевшая с фасада штукатурка, из-под которой местами выглядывает деревянная дранка. Но увидеть это здание с дороги практически невозможно, хотя дом от проезда для машин отделяет буквально 5-6 метров. Тополя, огромные и развесистые, отделяют одноэтажное зеленое строение с надписью «Школа» от внешнего мира.

Фото Анны Неволиной

Заходим внутрь здания. С 1945 года, с того времени, как дом построили и начали использовать в качестве школы, здесь многое изменилось. На входе нас ждет унитаз — не подключенный, он служит столом или стулом тем, кто выходит покурить на крыльцо.

Фото Анны Неволиной

Как только проходишь дальше, из прихожей в коридор, понимаешь, что курят и внутри дома. В воздухе витает стойкое амбре — здесь и затхлость, и влажность, и запах старых стен, и чего-то подвального.

«Школу» уже давно пора снести — два года назад специалисты проводили обследование и пришли к выводу, что износ всех конструкций составляет 70%. За два года проценты наверняка увеличились. Но дом не сносят. А еще здесь до сих пор живут. Живут люди.

Фото Анны Неволиной

Это — не временный дом, постоянный. И хотя его нет даже на кадастровой карте, люди в доме живут уже 30 лет — в 1987 году квартиры здесь, по факту — бывшие классы, выдавали работникам местного ЖКО. Люди обустроили нехитрое жилье: разделили комнатки перегородками из фанерок, отвели пару квадратных метров под кухоньки, «вооружились» биотуалетами, кто-то выделил для этих целей обычное ведро — все лучше, чем бегать в конец коридора в общий клозет.

Фото Анны Неволиной

Стоит признать, контингент здесь разный — есть и алкоголики, и обычные семьи с детьми, и пенсионеры.

11 квартир, 29 жителей. И практически никто из них не оставил наш визит без внимания.

 

Дом-призрак

Мы приехали по приглашению Анатолия Гаврилова — его дочь, Екатерина, в 2014 году приобрела на Циолковского, 29 жилье. За комнату в 14 квадратов отдала немного — материнский капитал. Екатерина вспоминает: зайти в комнату было страшно, помещение было в ужасном состоянии. Но женщине с тремя детьми нужно было где-то жить. Благо, отец помог — отремонтировал комнату, провел воду и обустроил пространство так, чтобы Екатерине с малышами было комфортно.

Фото Анны Неволиной

Анатолию сразу не понравилась квартира дочери, но Катя успокоила отца: мол, дом обещают расселить в 2016 году, он аварийный. Гавриловы подождали два года, но чуда не произошло — дом ветшал, но переселять его жильцов никто не спешил.

Гавриловы начали действовать — сначала ходили на прием к ответственным за переселение, общались с представителями политических партий, после, когда встречи не принесли результата, стали активнее.

Анатолий Гаврилов (справа). Фото Анны Неволиной

— Написали письмо от жителей в администрацию города, отправили запрос в прокуратуру — чтобы узнать, что нам делать. Дочке ведь даже справку из управляющей компании, когда надо, не дают. Только деньги берут за коммуналку. Я сколько раз ходил в УК «Магнитка», каждый раз смотрю по спискам — Циолковского 27, 28, 30 есть, а 29-го дома не найдешь. Не ясно — почему бывшую школу заселили, но дом нигде не числится, — говорит Анатолий.

 

Помощи ждать неоткуда

Пока мы общались с семьей Гавриловых, коридор стали заполнять люди. Жильцы из других квартир вышли, чтобы рассказать о том, как они живут в этом доме. Довольных среди них не было.

Фото Анны Неволиной

— Нам сказали, что дом — под снос, нас будут переселять. А сейчас говорят — переводите дом в аварийный за свой счет. Потом мы узнали, что дом из статуса школы в жилой вообще не переведен…

Фото Анны Неволиной

— Зимой в валенках ходим, это какой-то ужас. В шапках спим. Везде трещины, сырость. Дети все время болеют. Клопы, блохи нас атакуют…

— За 30 лет стены нам один раз покрасили, и все. Неоткуда помощи ждать, все сами делаем…

— А ко мне внучка пришла, на стену рукой оперлась, так туда рука и провалилась. Дыра теперь в стене…

Фото Анны Неволиной

— Моемся по друзьям и знакомым. А где еще? Разве ребенка засунешь в эту ванную?..

— Двери открыть невозможно, чтобы из квартиры выйти — полы косые…

— Дети постоянно болеют…

— Только начали делать ремонт в комнате, тополь упал и крышу пробил. Пришлось начинать все сначала, а сколько денег потратили…

Фото Анны Неволиной

— Окна поменять не можем — никто не берется, говорят, что стена может сломаться совсем или упасть…

Фото Анны Неволиной

 

Уже нужно решить

Бесконечное количество жалоб. Это объяснимо — людям плохо. Они не могут даже помыться — вода только холодная, а ванная — одна на все 11 квартир.

Фото Анны Неволиной

Они не могут спокойно спать — коты беспрестанно ловят мышей по ночам, в то время как клопы или блохи лакомятся людьми.

Фото Анны Неволиной

Жители даже поесть приготовить нормально не могут — напряжения не хватает: чтобы вскипятить воду, нужно поставить кастрюлю на электрическую плиту (газа, конечно, нет) и дополнительно закинуть в посуду кипятильник.

Фото Анны Неволиной

За эти условия люди платят по квитанциям, в которых, помимо коммунальных услуг, в том числе значится графа «Капремонт».

Фото Анны Неволиной

Его должны были сделать в 2016 году, но не сделали — обследование дома перед капремонтом показало износ всех конструкций на 70%. Специалисты посчитали, что проведение капитального ремонта дома нецелесообразно.

Фото Анны Неволиной

Однако дом не исключен из программы капитального ремонта — по словам начальника первоуральского отдела Фонда капремонтов Валерия Чижова, это сделают, как только специалисты администрации Первоуральска решат судьбу дома, признают его аварийным и снесут, или выберут какой-то другой вариант.

Фото Анны Неволиной

Только после исключения дома из региональной программы людям перестанут приходить квитанции за капремонт, оплаченные средства вернут на лицевой счет жильцов.

В доме-призраке расположены две муниципальные квартиры.

В свою очередь, домом заинтересовалась прокуратура Первоуральска. После заявления жителей специалисты проанализировали ситуацию и вынесли в адрес УЖКХиС представление с требованием «рассмотрения вопроса о проведении собрания собственников для решения вопроса об исключении дома из программы капитального ремонта».

Фото Анны Неволиной

Также работникам УЖКХиС нужно будет решить — признать ли дом ветхим или аварийным. По словам специалистов прокуратуры, вопрос с Циолковского, 29 поднимали неоднократно, и сейчас управлению ЖКХ и строительства уже нужно его решить.

Фото Анны Неволиной

А пока люди живут там, где живут. На Магнитке, на Циолковского, 29. В доме, который «школа», в доме, который есть по факту, но не по документам. В доме, где детей по ночам кусают клопы и блохи.

Фото Анны Неволиной

От автора: оперативного комментария от администрации Первоуральска о статусе и судьбе дома по Циолковского, 29 нам получить не удалось. Мы опубликуем ответ, как только его получим.

УК «Магнитка», куда жители дома платят деньги за коммунальные услуги, сейчас проходит процедуру банкротства, поэтому комментировать ситуацию специалисты компании не могут.

Комментарии 0

Внимание! Комментарии на сайте не премодерируются. Правила
Комментируя, вы даете согласие на обработку персональных данных.