235

«Первоуральск — не Чикаго»

Фото Анны Неволиной

5 октября вся страна отмечает День работников уголовного розыска. Специально к этому празднику мы поговорили с Валерием Богаткиным, подполковником полиции, старшим уполномоченным отдела уголовного розыска отделения по борьбе с преступлениями против личности ОМВД Первоуральска.

Фотографировать себя Валерий Евгеньевич не разрешил — по определенным причинам.

Отслужил в спецвойсках милиции — и понеслось

— Валерий Евгеньевич, с какими преступлениями вы работаете?

— С теми, что связаны с личностью — в их числе убийства, причинение тяжкого вреда здоровью, причинение вреда, повлекшее смерть по неосторожности, похищения, изнасилования, развратные действия и другие.

 

— Сколько лет вы трудитесь в полиции?

— С 1988 года, если учитывать армию — с 1986 года. Именно в уголовном розыске работаю с 1992 года — начал сразу после окончания Тагильской среднеспециальной школы милиции.

 

— Почему вы выбрали работу в органах внутренних дел?

— Я проходил службу в армии в войсках специального назначения. Тогда, в СССР, были спецчасти — отдельные моторизованные батальоны милиции, и я попал в одну из них. Два года отслужил — понравилось.

Фото Анны Неволиной

— А дальше?

— Дальше — вернулся домой, в Нижние Серги, пришел становиться на воинский учет после демобилизации, а там из военкомата пригласили на беседу в нижнесергинский райотдел. В беседе замполит предложил поступить на учебу в Омскую высшую школу милиции. Я испугался такого громкого названия — Высшая школа милиции, тем более, что два года был в армии — что-то с учебы забыл уже.

Поэтому поступил в Тагил, в среднеспециальную школу милиции. Проучился немного, и ушел в академический отпуск — жить на 40 рублей было сложно, а именно столько платили тем, кто не работал в ОВД. У кого был стаж — получали зарплату, с них вычитали только за питание. Поэтому я и взял академический, чтобы получить опыт. Приехал в Первоуральск, устроился на работу конвоиром осужденных, отработал год и восстановился на учебе. Два года отучился и получил звание лейтенанта милиции.

 

— Как оказались в Первоуральске после Нижних Серег?

— (Смеется) С девушкой познакомился, как еще может занести в город?

 

Каждый полицейский — психолог

— Как проходит ваш день?

— Мы занимаемся раскрытием преступлений. И с потерпевшими, и с подозреваемыми, и со свидетелями общаемся. Прежде чем доказать виновность человека, нужно собрать доказательства. Если я уже убежден, что достаточно доказательств, могу сказать человеку, что он подозревается в совершении преступления.

 

— Вы видите людей насквозь?

— В какой-то степени каждый сотрудник полиции — психолог. Когда я общаюсь с человеком, обращаю внимание на руки, на глаза, на его поведение. Бегающий взгляд, нервозность — все это для меня очевидно. Если меня привлекло необычное поведение человека, но против него ничего нет, я продолжаю дальнейшую работу по сбору доказательств.

 

— Как вы относитесь к потерпевшим?

— (Удивляется) К потерпевшим?

 

— Да, именно к ним. К потерпевшим. Бытует мнение, что у сотрудников полиции — стальной характер.

— Человек приходит со своей бедой сюда, я как должен к нему относиться? Стальной характер — это только мнение такое, но мы же все люди. Да, мы должны быть сдержанными и иметь железные нервы. Нельзя падать духом, если упал — подниматься очень трудно. Да, в принципе, тогда и не нужно здесь работать. Но человеческие эмоции нам не чужды, мы умеем сопереживать.

 

— А подозреваемых жалко?

— Некоторых — да, но таких меньшинство. Если человек совершает тяжкое преступление по неосторожности — он не хотел убивать, но ударил — и насмерть, таких людей жалко. А если человек целенаправленно лишил жизни другого человека — совсем другое дело. Жалости у меня к таким людям нет.

 

О Чигиринских

— Вы занимались расследованием дела Николая Чигиринских…

— Расследованием дела Чигиринских занималось очень большое количество людей — и сотрудники Главного управления Свердловской области, и мы — я руководил тогда отделением по борьбе с преступлениями против личности. Был проведен огромный объем работы, и раскрытие этого преступления — это не моя заслуга, заслуга многих сотрудников полиции, в том числе, и наших коллег из МВД.

 

— Какие эмоции вы испытывали, занимаясь этим делом?

— Эмоции… видеть труп взрослого человека — для меня, можно сказать, обыденность. Человек жизнь какую-то прожил, что-то успел повидать. А когда выезжаешь на трупы детей, это очень тяжело и… я не знаю, как это назвать. Тяжело очень смотреть, когда лежит трупик ребенка. Выдерживаем, стараемся держать себя в руках. Все.

Фото Анны Неволиной

— Вы общались с Николаем?

— Я видел Чигиринских, работал с ним, общался длительное время. Сотрудники, входившие на тот момент в состав моей группы, тоже с ним общались. Чигиринских признан вменяемым, ему дали пожизненное лишение свободы. Жалости у меня к этому преступнику точно нет.

 

Все победы — коллективные

— Какие преступления, кроме дела Чигиринских, вы еще запомнили?

— Было интересное дело у нас. Тройное убийство на Трубников, с поджогом квартиры. После тушения пожара в квартире были обнаружены три трупа с признаками насильственной смерти. Два трупа находились в комнате, один — в ванной. Квартира была обделана пластиком, после тушения пожара все закоптилось. Ванная же сохранилась абсолютно чистой, так как дверь была закрыта.

Когда мы зашли с экспертом, увидели труп женщины в ванной. Говорю эксперту: «Твое мнение какое, как она в ванной оказалась? Ее должны же сюда были положить, для этого нужно было человеку на стену опереться». Мой коллега начал обрабатывать стены специальным порошком, и буквально на наших глазах на поверхности «нарисовалась» пятерня. В базу данных информацию запустили, установили личность, так и раскрыли тройное убийство.

 

— Как отмечаете такие победы?

— Нас премирует начальство, руководство ГУВД. Выдают денежные премии, грамоты, благодарственные письма.

Фото Анны Неволиной

— У вас есть собственная стена побед, реестр? Отмечаете где-то свои успехи, ведете статистику?

— Нет, конечно. И я не могу сказать, что все победы — мои. Они коллективные, ведь один ты ничего не сделаешь, тебя захлестнет волна обязанностей, и ты захлебнешься. На работе у нас небольшая семья. Мы работаем вместе, сообща, и все делается проще и быстрее. Одному всего не охватить, ведь в нашей работе всегда нужно проводить огромный объем мероприятий. Поэтому мы работаем коллективом, и все заслуги —  наши, общие.

 

Не сворачивайте в темный переулок

— Складывается впечатление, что преступлений в Первоуральске много.

— Первоуральск — не Чикаго. Соблюдайте элементарные правила безопасности: не заходите в темные переулки, не ходите ночью в рощи, гуляйте по улицам, с освещением в городе проблем нет. Если выпили в баре — вызовите такси, не возвращайтесь домой пешком. Особенно это касается женщин — пьяная дама на улице в темное время суток становится простой мишенью для насильников. Чтобы ничего не случилось, нужно думать головой.

 

— Если все-таки преступление произошло, как быстро нужно обращаться в полицию?

— Бывает, люди приходят и сообщают о преступлении 20-летней давности. Ко мне однажды обратилась женщина и рассказала, что ее изнасиловали 27 лет назад. Как я смогу раскрыть дело, ведь прошло столько лет? Я всегда говорю — чем быстрее человек обратится в полицию, тем легче и быстрее можно найти доказательства. Даже день-два — уже критичный срок, сообщать о преступлении нужно сразу же.


Поздравление коллегам от Валерия Богаткина:

— Хочу поздравить коллег с Днем уголовного розыска. Всех ветеранов,  с которыми работал, которых знаю, которые меня знают. Валерия Ивановича Колобкова — своего наставника, который учил меня, молодого лейтенанта, работать. Всех ребят, с которыми работал и работаю. Всех поздравляю, желаю счастья, успехов в продвижении по службе, ветеранам — крепкого здоровья, и чтобы все у них было хорошо.

Комментарии 2

Внимание! Комментарии на сайте не премодерируются. Правила
Комментируя, вы даете согласие на обработку персональных данных.